Китай россия таможня – Таможня Китай: правила ввоза и вывоза, что запрещено ввозить в Китай? — Туризм в Китае

Китай превращает таможню в мотор экономики / Экономика / Независимая газета

Участие в глобальных производственных цепочках требует облегчения импорта

Таможенный контроль в Китае значительно упрощается. Фото с сайта www.customs.gov.cn

Россия пытается выйти из роли сырьевого придатка и для этого собирается удвоить несырьевой экспорт к 2025 году. Но это станет реальным только при включении страны в международное разделение труда. А для этого нужно стимулировать не только экспорт, но и, как ни странно, импорт – в частности, промышленных полуфабрикатов, которые после обработки в России снова будут экспортированы. Но без радикального изменения таможни интеграция России в мировую экономику практически невозможна. Образец реформы таможни для РФ демонстрирует Китай, который объявил о полной унификации таможенных процедур. Предприятия фактически переводятся на таможенное самообслуживание, что для российских чиновников может показаться просто дикостью. Ведь не случайно по условиям внешней торговли РФ занимает в рейтинге Doing Business одно из самых последних мест.

Правительство РФ обещает сделать фактором роста экономики несырьевой экспорт. Для этого планируется удвоить его объем к 2025 году, доведя до 200 млрд долл. Такую красивую цифру назвал в понедельник замглавы Минэкономразвития (МЭР) Николай Подгузов, который представлял в Риме инвестиционные возможности России. Подгузов отметил, что для стимулирования экспорта предполагается среди прочего оптимизировать таможенное администрирование и модернизировать пункты пропуска через границу. «Еще одна наша инициатива – обнулить ставку налога на добавленную стоимость при реэкспорте товаров, произведенных иностранными компаниями в России в режиме переработки», – добавил замминистра.

Успех внешнеторговых отношений действительно зависит от легкости прохождения таможенных процедур. Однако именно по этому критерию Россия, несмотря на правильные слова чиновников, сильно отстает от других стран. В целом в рейтинге ведения бизнеса (Doing Business) РФ заняла в 2017 году 40-е место из 190, однако по условиям именно для международной торговли страна находится в группе аутсайдеров: на 140-м месте.

Один из примеров: в России на таможенный и пограничный контроль может уходить до 100 часов, тогда как в странах Европы и Центральной Азии – меньше 30 часов. А в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) – всего около 10 часов. Не в пользу России сравнение и с Китаем, который в общем рейтинге Doing Business-2017 находится на 78-м месте из 190, однако по условиям именно для международной торговли – на 96-м месте.

Чтобы облегчить внешнеторговые операции, в Пекине решили радикально упростить таможенные процедуры. Агентство «Синьхуа» сообщило со ссылкой на Главное таможенное управление КНР, что начиная с 1 июля в Китае осуществляется унификация таможни, «благодаря которой предприятия получат возможность декларировать товар, уплачивать налоги и выполнять другие процедуры таможенного оформления в любом пункте таможенного досмотра».

Ожидается, что предприятия смогут самостоятельно заполнять декларации, рассчитывать и уплачивать налоги, таможенные органы, рассмотрев документы, будут пропускать товар, производя выборочную проверку. «Данные меры позволят в значительной степени сократить время прохождения таможни, уменьшить себестоимость таможенного досмотра для предприятий и повысить эффективность работы таможни», – сообщает «Синьхуа».

Пекин таким образом будет стимулировать не только экспорт товаров, но и импорт. И в этом смысле России стоило бы взять на заметку опыт Китая, успешно расширяющего зону своего влияния в мире. Ведь Пекин делает ставку вовсе не на импортозамещение, а на встраивание в глобальные производственные цепочки, закупая помимо сырья и топлива различное оборудование, компоненты, промышленные полуфабрикаты, промежуточную продукцию.

Российские же власти и даже экономисты – авторы различных стратегий делают ставку именно на стимулирование экспорта в ущерб заботе об импорте. В условиях санкционного противостояния Россия взяла курс на импортозамещение, причем не только в пищевой промышленности, но и в фармацевтической и даже высокотехнологичной.

Кроме того, в правительстве уверены, что именно импортозамещение как раз создаст ту благоприятную почву, на которой получится возродить собственные обрабатывающие производства. Во многом это иллюзия. Потому что сейчас России сложно предложить миру что-либо, кроме сырья и примитивной, часто неконкурентоспособной продукции. В таких условиях попытка стимулировать экспорт в ущерб импорту лишь закрепляет за страной роль сырьевого придатка. Выходом из этой ситуации могла стать китайская внешнеторговая модель: закупка полуфабрикатов, допроизводство и дальнейшая перепродажа уже в структуре несырьевого экспорта.

Многие опрошенные эксперты рассказали о минусах и плюсах работы российской таможни. «Минусы: не 100-процентный электронный оборот документов между таможенными органами и участниками внешнеэкономической деятельности (ВЭД), необходимость предоставления подтверждающих документов на бумаге, большое количество принятия таможенными органами незаконных решений в отношении участников ВЭД, что приводит к необоснованной доплате таможенных платежей», – перечислил член Общественного совета при Федеральной таможенной службе (ФТС) Сергей Варламов. «Плюсы: вступление в Таможенный союз, Евразийский экономический союз (ЕАЭС), ускорение процедуры декларирования, унифицированное законодательство на уровне ЕАЭС, увеличение товарооборота между странами-участницами», – добавил Варламов.

«Опыт КНР действительно показывает, что не все так совершенно у нас в стране. Необходимо производить реформу, которая будет направлена на повышение администрирования таможенных платежей. Необходимо проводить унификацию в сфере таможенного законодательства», – отмечает доцент факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алисен Алисенов.

Хотя не все эксперты считают китайский опыт воспроизводимым в России. «В России и других государствах ЕАЭС ожидается введение нового Таможенного кодекса ЕАЭС. Этот кодекс вступает в силу с 1 января 2018 года», – напоминает профессор Российского экономического университета им. Плеханова Сергей Орлов.

Мнение о том, что нужно стимулировать в первую очередь – экспорт или импорт, у экспертов разделилось. «В условиях кризиса необходимо стимулировать экспортно ориентированные отрасли экономики, стимулировать экспорт. Но мне кажется, что этого делается недостаточно. Необходимо развитие и стимулирование бизнеса, чтобы он активнее инвестировал в основной капитал. В сложившихся условиях необходимо активнее проводить бюджетно-налоговую реформу путем предоставления налоговых льгот и преференций», – призывает Алисен Алисенов.

«Для России, безусловно, важнее стимулировать экспорт. За первые 16 лет XXI века объем экспорта из России вырос вдвое, при этом объем импорта вырос значительно больше, примерно в семь раз. То есть приток валюты, который шел в страну от экспорта углеводородов, расходовался на приобретение импортных потребительских товаров, вместо того чтобы осуществлять инвестиции в производство отечественных аналогов. Получается, что структурному реформированию экономики сегодня помогают только санкции и экономический кризис», – рассуждает замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова. «Китаю многое пришлось создавать заново, заимствуя опыт у развитых стран. А у России есть солидный научный потенциал, некоторые российские технологические бренды уже признаны за рубежом. Поэтому IT-сектор может быть нашей точкой роста», – добавляет Мильчакова.

«Поскольку Россия в части глобальной экономической системы, поэтому одинаково важно развивать и то и другое направление. Тем не менее в исторической перспективе каждому временному отрезку соответствуют определенные позиции государства: протекционизм либо либерализация, – уточняет Сергей Орлов. – В настоящее время вектор развития четко направлен на поддержку отраслей, в первую очередь в сфере IT. Но ведущей в федеральном бюджете является нефтегазовая отрасль».

Как пояснили «НГ» в пресс-службе ФТС, «реформа российской таможни учитывает опыт таможенных служб зарубежных стран», ФТС занимается совершенствованием администрирования с целью сделать процедуры простыми и удобными для бизнеса, эффективными и безопасными для государства. Основной вектор – переход на электронную таможню. Планируется создать центры электронного декларирования в зоне ответственности каждого регионального таможенного управления. В дальнейшем не исключен переход к единому центру электронного декларирования.

А в пресс-службе МЭР сообщили «НГ», что внедряемые Китаем подходы к таможенному администрированию давно реализованы и успешно применяются в России: «Таможенный кодекс РФ 1993 года давал возможность экспортерам и импортерам самостоятельно декларировать товары таможенному органу, а также рассчитывать и уплачивать таможенные платежи, не прибегая к помощи таможенных посредников (брокеров). Таможенный кодекс РФ 2003 года предоставил право подачи таможенной декларации в любой таможенный орган, уполномоченный проводить таможенное оформление товарных партий, по выбору декларанта. Тогда же был закреплен принцип выборочности проведения таможенного контроля».

В новом Таможенном кодексе ЕАЭС заложены приоритет электронного документооборота, возможность регистрации таможенной декларации и выпуска товаров информационной системой без участия должностных лиц таможни, закреплена возможность подавать таможенную декларацию без представления дополнительных документов, до четырех часов сокращены сроки выпуска товаров, в отношении которых не выявлены риски нарушений таможенных правил, перечисляют в МЭР.

«Одновременно проводится масштабная работа по развитию несырьевого экспорта. В числе основных направлений такой работы – устранение избыточных административных барьеров, включая таможенные, для ввоза компонентов и средств производства для создания продукции, а также для последующего вывоза такой продукции за рубеж», – обратили внимание в МЭР. 

www.ng.ru

Таможни России и Китая могут стать драйверами товарооборота - Мнение эксперта от 13.02.2018

Первая всемирная конференция по регулированию электронной коммерции прошла в Китае 9-10 февраля. Первый заместитель руководителя ФТС РФ, вице-председатель Совета Всемирной таможенной организации по Европейскому региону Руслан Давыдов в интервью РИА Новости рассказал о необходимости появления института уполномоченных операторов интернет-торговли, модернизации Почты России, а также о том, когда в России реально заработает система tax free.

— В Пекине прошла первая всемирная конференция по вопросам регулирования интернет-торговли, что удалось обсудить, решить, и какова позиция России по этим вопросам?

Р. В. Давыдов: Конференция действительно стала первым по-настоящему крупным глобальным форумом, попыткой коллективно сформулировать общие правила регулирования электронной коммерции. Участвовали представители около 130 стран, лидеры международных организаций (ВТамО, ВТО, ИКАО, Всемирный почтовый союз и др.), таможенные службы 95 стран были представлены на уровне руководства, собрались представители ведущих компаний интернет-торговли.

Я выступал в сессии, которая называлась «Статус-кво: допустим ли он дальше, и если не допустим, то что делать». Наша позиция заключается в том, что текущее регулирование электронной коммерции уже не удовлетворяет состоянию дел в современном мире, и необходимо выработать единые подходы к ее дальнейшему развитию и контролю. Практически все мировое таможенное сообщество сходится во мнении: электронную коммерцию необходимо ввести в определенные рамки. Даже китайцы согласны с тем, что это нужно делать, но как именно — здесь мнения расходятся. Например, глава Alibaba Джек Ма считает, что необходимо открыть все границы, максимально упростить все процедуры, убрать таможенные пошлины и дать возможность товарам из интернет-магазинов свободно перемещаться по всему миру, как будто нет таможенных границ.

В своем выступлении я сказал, что таможенники всех стран сходятся во мнении: интернет-торговля превратилась в новый, особый вид торговли, и ее нужно особым образом отрегулировать. ВТамО уже согласовала в конце прошлого года в Луксоре (Египет) принципы такого регулирования: полный и справедливый сбор платежей, защита прав интеллектуальной собственности, борьба с правонарушениями и с контрабандой наркотиков, безопасность торговли. Все это должно войти в единые рамочные стандарты. Очень важны информационный обмен и взаимодействие игроков. Это и платформы, и логисты — почта и экспресс-перевозчики, — и таможенные органы, и другие госорганы, которые принимают участие в разных видах контроля.

— С какими предложениями в рамках конференции выступила российская сторона?

 Р. В. Давыдов: В Пекине мы вновь выдвинули идею уполномоченного оператора интернет-торговли. На сегодняшний день в России несколько десятков миллионов граждан покупают товары через интернет. Естественно, невозможно контролировать каждого и проверять, правильно ли заявлены стоимость или код товара. Никаких ресурсов на это не хватит. Поэтому выход очевиден — нужно создать новый институт.

В традиционной внешней торговле есть уполномоченные экономические операторы. Это проверенные компании, которые вносят залог, отвечают имуществом, собственностью, и им предоставляются определенные права на упрощение процедур и на уплату платежей в облегченном формате. Такую схему нужно сделать и для интернет-торговли. Эти специализированные операторы будут контактировать с торговыми площадками и отвечать за уплату платежей.

Подчеркну: речь идет об институте уполномоченных операторов интернет-торговли, а не об одной структуре на всю страну. Таких организаций должно быть несколько десятков. Для сравнения, сейчас у нас в стране 170 уполномоченных экономических операторов. Поэтому по инициативе России создана рабочая группа при Всемирной таможенной организации, и мы будем продолжать там эти идеи продвигать.

— Несколько десятков операторов — это только в России?

Р. В. Давыдов: Конечно, это только в России. На самом деле, не обязательно все страны должны действовать абсолютно одинаково. Везде условия и объемы разные.

Россия стоит особняком по темпам роста трансграничной торговли. Объемы интернет-торговли в целом у нас пока меньше, чем в Европе, зато доля трансграничной гораздо больше. В Европе нет таможенных границ между странами, и в большинстве случаев товары не пересекают таможенную границу. А для России интернет-торговля — это пока что в основном покупка товаров за рубежом: 90% — Китай, 4% — Европа, 2% — США и 4% — остальной мир.

— А у нашего экспорта в рамках трансграничной электронной коммерции какие показатели?

Р. В. Давыдов: Экспорт товаров из России по интернет-торговле пока идет слабо. Хотя процедуры для этого максимально упрощены государством. Мы вместе с Почтой России внедрили эксперимент, сделали упрощенный порядок экспорта по почтовой накладной ЦН23, декларацию заполнять не нужно. Однако объемы вывоза в тысячи раз меньше, чем ввоза.
Столь масштабная диспропорция между ввозом и вывозом товаров в интернет-торговле тоже уникальна. Ведь открывая рынок и оставляя его без контролирующих инструментов, мы убиваем собственное производство, не даем развиваться нашим производителям, дешевый зарубежный товар приходит, и на этом вся история отечественного производства заканчивается.

— С кем вы встречались в ходе визита в Пекин, что обсуждали с китайской стороной?

Р. В. Давыдов: Мы провели встречу с руководством Главного таможенного управления Китая, она была конструктивной, полезной и продуктивной. Мы разговаривали на час больше запланированного. Сотрудничество России и Китая в таможенной сфере многопланово, осуществляется на центральном и региональном уровнях.

Китай остается первым торговым партнером России. В 2017 году товарооборот показал рост 32%, он перешагнул порог в 80 миллиардов долларов во взаимном товарообороте и приблизился к докризисному уровню (почти 100 миллиардов). Лидерами наших стран была поставлена задача довести эти цифры до 200 миллиардов.

Мы говорили с китайской стороной, что таможни двух стран могут быть драйверами этого роста за счет упрощения процедур, за счет выведения части теневого оборота в белый сектор. Кроме того, таможенная статистика указывает, что потоки товаров, предназначенных для российского рынка, также идут через Казахстан и Киргизию.

Контакты таможенных служб, в целом, направлены на укрепление политического и торгово-экономического сотрудничества с Китаем. Ну а наша частная задача — это содействие развитию товарооборота.

— За счет чего этого можно добиться?

Р. В. Давыдов: Есть ряд мер — это упрощение процедур, организация совместного контроля. У нас эти проекты уже реализуются: «зеленый коридор», взаимное признание результатов таможенного контроля, обмен рентгеновскими снимками инспекционно-досмотровых комплексов.

Я несколько лет не был в Китае, и изменения заметны. Китайские компании активно взаимодействуют с таможней. К примеру, мы посетили Huawei и Nuctech, которые помогают таможне внедрять перспективные технологии, телекоммуникации, связь, систему единого окна, инспекционно-досмотровые комплексы, систему отслеживания товаров.

У китайцев есть «умные пломбы», у них они работают на GPS, а мы планируем это сделать на основе ГЛОНАССа, уже есть пилотные наработки. Представьте: машина, контейнер или вагон проходят, и инспектор видит все движение товара, пломба гарантирует, что этот груз не вскрывался, не подменялся, не перегружался. Видны все отклонения, если они были.

В Китае довольно эффективно построено взаимодействие государства и бизнеса в сфере развития инфраструктуры внешней торговли. Те же Huawei и Nuctech целенаправленно работают на развитие таможенной инфраструктуры. Это пример государственно-частного партнерства для решения крупных национальных задач, может быть, благодаря этому в Китае настолько заметен прогресс.

— Можем ли мы как-то обмениваться такими технологиями?

Р. В. Давыдов: Китайские коллеги с 2015 года провели модернизацию, мы тоже серьезно выросли в плане информационных технологий. Мы договорились более подробно ознакомиться с достижениями друг друга в сфере применения информационных технологий.

— Какие еще совместные проекты обсуждались?

Р. В. Давыдов: Нам также интересна организация совместного контроля с участием сотрудников представительства ФТС России в Китае. Мы попросили рассмотреть возможность присутствия наших таможенников еще в двух точках, в Шанхае и Харбине, сейчас наши сотрудники присутствуют только в Пекине и Гонконге. Предварительное согласие получено.

Еще — предотгрузочная инспекция, когда в местах логистических терминалов находятся наши сотрудники, вместе с китайцами контролируют загрузку, потом навешиваются «умные пломбы» — и груз пошел. Он быстрее пересекает границу и доходит до места назначения, и самое главное — есть гарантия того, что груз не подменялся, что там именно тот товар, который заявлен, и по указанной стоимости.

— Будет ли под это сформирована какая-то новая система документирования?

Р. В. Давыдов: Сейчас ФТС России с налоговой службой работает над созданием единого механизма администрирования налоговых, таможенных и иных платежей. В этой связи мы решаем также задачу сопоставления сведений между китайскими экспортными декларациями и российскими декларациями на товары при импорте. Это — элемент выстраивания безопасных цепочек поставки, когда можно проследить движение товара от точки загрузки товара в Китае до точки его выгрузки на складе в России и дальше вплоть до реализации в розницу в магазине. Когда на всех шагах можно будет отследить, что за товар уплачены таможенные, налоговые и иные платежи, пошлины, акцизы, сборы, тогда увеличатся платежи в бюджет и качество товаров будет гарантировано. Вчера мы об этом только мечтали, сегодня информационные технологии позволяют это сделать.

С Китаем обсуждаются и политические треки, наши совместные и скоординированные действия в рамках ВТамО. Есть ряд принципиальных вопросов, по которым Россия и КНР имеют общие позиции, например, по вопросу недопущения членства Косово во ВТамО. Позиции по сотрудничеству в рамках ШОС и БРИКС тоже во многом близки.

— Когда можно ожидать начала эксплуатации этих самых «умных пломб»?

Р. В. Давыдов: У нас пломбы ГЛОНАСС применяются для транзита через Беларусь на Казахстан несанкционной продукции. Сейчас такой проект для всего пространства ЕАЭС находится в процессе согласования. Мы ведем переговоры с «Платоном» и с ГЛОНАССом. Китайцы в этом вопросе нас опережают. Транзит с пломбами у них уже практически работает, а для ЕАЭС только запускается пилотный проект. Надо это делать оперативно. Если бы сроки зависели только от ФТС России, то я бы говорил уверенно, но надеюсь, что в этом году проект стартует в пилотном варианте и начнется его обкатка.

Китайским коллегам я предложил подумать над совместным использованием их работающих технологий. Вопрос в том, готовы ли они будут допустить нас к информации об «умных пломбах» для решения технических проблем. Мы принципиально на GPS не будем переходить, нужно будет подгрузить ГЛОНАСС. Должны работать обе системы, чтобы машина с GPS шла по китайской территории, а на российской к ней мы подключились через ГЛОНАСС, чтобы вести дальше.

— То есть совместный российско-китайский проект в этой области все же стоит ожидать?

Р. В. Давыдов: Относительно такого сотрудничества есть оптимизм, но осторожный. Нужны принципиальные решения с китайской стороны, ведь придется делиться информацией о стоимости, о компаниях. Здесь многое зависит от того, насколько китайская сторона готова раскрываться. Как я понимаю, там идет движение в направлении прозрачности, упорядоченности.

Мы тоже должны определиться, на каких основаниях мы пропускаем товар и почему признаем результаты китайского контроля. Если потом обнаружится контрабанда, нас спросят, какие были основания доверять зарубежным партнерам и не проводить свой контроль.

— У России с Китаем все активнее растет товарооборот, соответственно, увеличивается нагрузка на таможню, как вы с этим справляетесь?

Р. В. Давыдов: Товарооборот растет активно. Даже после падения курса рубля в прошлом физические объемы не очень упали и росли по отдельным группам.

ФТС России реализует комплексную программу развития до 2020 года, мы переходим на центры электронного декларирования. У нас уже сейчас 100% электронное декларирование, внедряются автоматическая регистрация и автоматический выпуск — вообще без участия человека: если риски не сработали, декларация регистрируется и выпускается. Мы применяем современные технологии контроля, и к 2020 году таможня станет полностью электронной.

Но у нас есть проблема с пунктами пропуска, какой нет у Китая. В обустройстве пунктов пропуска китайцы нас обгоняют. У них построено пять пунктов пропуска на самом современном уровне. Установлены автоматические считыватели, автоматические рамки, весовое оборудование. Все делается качественно, по-новому, и скорость другая. Из этих пяти современных пунктов пропуска ни один не расположен на российско-китайской границе.

Пока есть сложности с инвестициями в новые пункты пропуска, мы предложили китайцам проект по совместному контролю, чтобы использовать их инфраструктуру. Если мы договоримся о том, что наши инспекторы или представители будут в местах отгрузки, в логистических хабах, и мы будем уверены, что груз опечатан техническим средствами, прошел через пункт пропуска, досмотрен на инспекционно-досмотровый комплексе, то почему бы не взять эту информацию и не использовать ее дальше в электронном виде?

Такие предложения мы сделали, но нужно понимать, что в Китае процедуры обсуждения идут не быстро.

— В прошлом году по всему Китаю заработала система одного окна, как это сказывается на работе с Россией?

Р. В. Давыдов: В первую очередь, любое национальное «единое окно» идет на пользу национальным компаниям. Компаниям, которые сотрудничают с Россией, в Китае стало легче. В проекте «одно окно» участвовали компании Nutech и Huawei — с оборудованием, с пакетным решением, то есть это была настоящая государственная задача.

Когда говорят, что таможня должна сделать шаг вперед, нужно понимать, что требуются инвестиции, в том числе в инфраструктуру пунктов пропуска на море, в аэропортах, на железнодорожных переходах. В России только автомобильных пунктов пропуска 172, и портов у нас около 20, где идет активная работа. Поэтому и денег нужно больше, чем в других странах.

 — А в сфере электронной коммерции какие новые проекты разрабатываются?

Р. В. Давыдов: В этом году мы с Почтой России запустим эксперимент по автоматизированному взиманию платежей. Товары для физических лиц стоимостью свыше 1000 евро, за которые положено уплачивать таможенные платежи, мы будем отслеживать автоматически. Почта будет взаимодействовать с торговыми площадками, в том числе с китайскими, где покупатель заявил реальную стоимость. Сейчас стоимость отправления нередко заявляется недостоверно, при разбирательстве теряется время, возникает недовольство у потребителя. Получение информации о цене покупки с торговой площадки поможет избежать конфликтов. И справедливое, прозрачное и полное взимание платежей будет осуществимо.

Все это нужно делать в автоматическом режиме. У нас сейчас в день приходит практически миллион посылок. Их невозможно обрабатывать вручную. Почта модернизируется. К примеру, в Подмосковье открыт современный терминал, в Казани недавно открыли такой терминал, где сортировочные машины на большой скорости и с большой аккуратностью сортируют посылки. Каждый пакет находится в отдельной ячейке, на них штрих-коды, машины это все считывают, распределяют. По-другому с такими объемами справиться невозможно.

— Когда будет принято решение о пороге беспошлинной интернет-торговли с ЕАЭС?

Р. В. Давыдов: Недавно председатель правительства РФ Дмитрий Анатольевич Медведев в Алма-Ате подтвердил, что решение о пороге принято. До конца этого года он будет на уровне 1000 евро, с 1 января следующего года он буден снижет до 500 евро, и с 1 января 2020 года — до 200 евро.

— У всех стран он будет равным?

Р. В. Давыдов: Есть оговорка, что страны могут двигаться своими темпами, но в рамках контрольной точки. У нас и сейчас разные пороги. В России, Казахстане и Киргизии беспошлинный порог составляет 1000 евро. В Армении — 400 евро. Беларусь еще в 2016 году сделала 22 евро, как в Евросоюзе. Конечно, если у нас экономический союз, то регулирование должно быть одинаковым и по санкционной тематике, и по порогам, и по другим чувствительным для экономики вопросам.

Вновь отмечу, что интернет-торговля — это новый вид торговли. Для товаров физических лиц в личных целях может быть беспошлинный порог на таможне. А товары в торговом обороте — это предмет налогообложения. Этот вопрос входит в полномочия налоговой службы, Минфина, комиссии по тарифному регулированию и других государственных органов.

— Когда в России реально заработает система tax free и как таможня к этому готовится?

Р. В. Давыдов: У нас сейчас пять точек — три московских аэропорта, Пулково и Сочи. Понадобятся люди, будем изыскивать внутренние резервы и перебрасывать с других участков. Штатную численность под этот проект нам не добавляют, мы справимся за счет технологических решений. Задача таможне определена узкая — проставить отметку и проконтролировать, чтобы товар, который заявлен к возврату НДС, реально был вывезен.

В целом администрирование возврата вывозного НДС закреплено за налоговой службой. Как известно, принципиальные решения приняты, как только постановление правительства выйдет — можно начинать работать.

www.alta.ru

Посылки на границе с Китаем будут проверять один раз - Мнение эксперта от 13.09.2017

— На Восточный экономический форум вы приехали из Китая. Что вы там делали?

В. И. Булавин: На форум я приехал из Сямыня, где проходил саммит лидеров стран БРИКС. В Китае были подписаны соглашения по отдельным направлениям сотрудничества стран БРИКС. В том числе — стратегическая программа развития таможенного взаимодействия между странами БРИКС.

В ходе визита мы, конечно же, встретились с нашими китайскими партнерами, провели китайско-российскую подкомиссию. Обсудили состояние и уровень наших взаимоотношений. ФТС России сейчас активно работает над снижением административной нагрузки на бизнес. И в этом плане мы также успешно сотрудничаем с китайской таможенной администрацией.

Россия и Китай проводят эксперимент по взаимному признанию результатов таможенного контроля. При перемещении товара достаточно провести контроль в одной стране, и результат проверки признается другой стороной. Если товарная партия формируется в Китае, то российская таможня признает эти результаты, если в России — китайская таможня.

— Это сокращает время прохождения таможни?

В. И. Булавин: Существенно сокращает, ведь товар проверяется один раз. Насколько — сказать сложно, все зависит от объема конкретной партии.

В стадии подписания находится соглашение об обмене снимками инспекционно-досмотровых комплексов. Если товарная партия проходит через инспекционно-досмотровый комплекс, то эти снимки пересылаются или нами в Китай, или из Китая к нам. Это поможет потом идентифицировать товарные партии на территории, куда они ввозятся.

— Удается ли таможне совершенствовать методы контроля? Каким образом?

В. И. Булавин: Основным инструментом выполнения контрольных функций является система управления рисками. Федеральная таможенная служба достаточно успешно работает в этом направлении. Риск-ориентированный подход внедрен уже несколько лет. Это дает нам возможность проводить контроль перемещаемых грузов выборочно и только тех, по которым срабатывает наша система. В 2016 году мы контролировали всего лишь 2,8% всех перемещаемых товарных партий. Сейчас мы активно ведем переговоры с нашими китайскими партнерами по синхронизации наших систем управления рисками. Это тоже снизит контрольную нагрузку на бизнес.

В рамках Восточного экономического форума мы встречались с заместителем руководителя японской таможенной администрации, который находится здесь по нашему приглашению, и также обсудили вопросы двустороннего сотрудничества. В апреле 2017 года был подписан базовый меморандум об оказании взаимной помощи в таможенной сфере и содействии торговле. Создана двусторонняя рабочая группа, мы начали обмениваться статистической информацией.

У нас динамично развиваются отношения также с Республикой Корея, с корейской таможенной администрацией.

Считаю, что в дальневосточном регионе мы должны активно работать с соседями, чтобы качественно решать вопрос по снижению административной нагрузки на бизнес. Думаю, что и дальше мы сохраним нарастающие темпы развития отношений. В конечном счете это даст позитивный результат для бизнеса, повышения уровня деловой активности и инвестиционной привлекательности региона.

Мы многое делаем также для реализации транзитного потенциала дальневосточного региона. С прошлого года внедряется процедура электронного транзита. Дальний Восток показывает лучшие результаты. 95% всех транзитных перевозок по Дальнему Востоку оформляется в электронной форме.

Около 90% всех международных почтовых отправлений, которые получает Россия, — это отправления из Китая. Запускался проект по ускорению оформления, когда уведомление становится таможенной декларацией.

Расскажите про этот проект, какие результаты и, возможно, что-то еще делается в этом направлении?

В. И. Булавин: В прошлом году международных почтовых отправлений с товарными вложениями, как мы их называем, было 225 млн штук. В этом году мы вместе с «Почтой России» обрабатываем 1,2 млн отправлений в день. За год получится порядка 500 млн. Причем, действительно, большая часть приходится на Китай.

В Сямыне мы имели предметный разговор по этому поводу с Сямынской таможней и с таможенной администрацией Китая. Если взять, например, Сямынь, то они формируют 1,2 млн отправлений в год вообще, из них миллион — в Российскую Федерацию.

— Почему именно Сямынь, а другие города?

В. И. Булавин: В Сямыне проводился БРИКС, и мы обсуждали с коллегами вопрос международных почтовых отправлений на конкретном примере. Конечно, есть Шанхай, Пекин, Харбин, где потоки больше. Но даже в Сямыне на одного выпускающего инспектора в день приходится 600 деклараций. Как вы понимаете, в таких условиях сложно все декларации даже прочитать.

В этой связи меры контроля, которые существуют в России на сегодняшний день, оправданы. И они дают результат. В потоке таможенники выявляют значительное количество запрещенных товаров, которые пытаются ввезти в Россию. Например, холодное оружие, запчасти к огнестрельному оружию, средства скрытой аудиозаписи и видеофиксации.

— Вы говорите конкретно про посылки из Китая или вообще про все международные отправления?

В. И. Булавин: Основной отправитель сейчас — Китай. В авиационных таможнях, которые занимаются контролем международных почтовых отправлений, в соответствующих терминалах можно открывать своеобразный музей всего, что мы изымаем.

Нужно серьезным образом подумать над двумя вещами. Во-первых, как быстро оформлять весь этот нарастающий поток посылок с зарубежными товарами. Считаю, что можно поработать с нашими китайскими коллегами, возможно — договориться о нашем присутствии в какой-то форме при формировании почтовых отправлений у них.

— Прямо в китайских городах?

В. И. Булавин: Да. Мне представляется это перспективным направлением. Мировая практика на сей счет имеется, как и по другим направлениям таможенного контроля.

Во-вторых, мы должны подумать о том, чтобы этот поток не был односторонним — только в Российскую Федерацию. Мы должны думать о том, что мы можем предложить на мировом рынке интернет-торговли.

В прошлом году мы вместе с «Почтой России» подписали соглашение об ускоренном отправлении посылок из Российской Федерации. Смысл в том, что почтовой квитанции достаточно для отправителя, чтобы эта посылка, отправленная из Москвы или из других городов, нашла своего покупателя за рубежом. Все остальное — это дело технологии, таможенной и почтовой.

— Это ваше соглашение принесло свои плоды? Отправлений стало больше?

В. И. Булавин: Их стало больше, но поток пока весьма скромный.

— А вы сотрудничаете с Российским экспортным центром? Их большой проект «Мейд ин Раша», собственно, на это и нацелен — чтобы российские товары стали популярны.

В. И. Булавин: У нас есть соглашение с Российским экспортным центром, к которому присоединились и наши деловые круги. Соглашение носит рамочный характер, но по нему есть движение. В частности, экспортный центр в качестве базового определил терминал Ворсино в Калужской области. Сейчас мы с китайскими партнерами ведем разговор об ускоренном оформлении наших экспортных грузов со станции Ворсино до станции Шилун в Китае. Работа находится в стадии согласования.

— А по срокам, когда можно говорить, что этот коридор заработает на полную мощность?

В. И. Булавин: Это может быть к концу этого года.

Этими вопросами нужно заниматься системно и каждодневно. В Китае им придается огромное значение. Созданы выставочные залы, куда может прийти любой человек и увидеть то, что может заказать по электронной торговле.

— Это в Китае?

В. И. Булавин: В Китае. В этих залах можно выбрать и наглядно посмотреть продукцию, пощупать и заказать ее, отправить. Думаю, что в России тоже должны идти по этому пути.

— Расскажите, про свободный порт Владивосток. Оцените, насколько там налажена работа, и что нужно еще усовершенствовать с точки зрения таможенного оформления?

В. И. Булавин: Во-первых, мы перешли на круглосуточный режим работы по свободному порту Владивосток. Во-вторых, в полной мере реализован принцип одного окна, и все виды государственного контроля сейчас осуществляются таможенными органами. Это касается и карантинного контроля, и фитосанитарного, и всех других. В-третьих, нами введено предварительное информирование о перемещаемых грузах и товарных партиях в свободном порту Владивосток.

Наши замыслы о введении предварительного информирования на морском транспорте мы начали реализовывать с Дальнего Востока. Эта процедура уже стала обязательной на железнодорожном транспорте, авиационном и автомобильном, и сейчас она начинается на море.

Многое удалось сделать благодаря порталу «Морской порт». Эта интеллектуальная платформа реализует принцип одного окна. Ею могут пользоваться как контролирующие органы, так и портовые администрации, разгрузо-погрузочные компании. В течение года мы эксплуатировали портал, нарабатывали определенный опыт. Выявленные отдельные недостатки мы обсудили в диалоге с бизнесом, определили перспективы. В самое ближайшее время мы сделаем так, чтобы к этому информационному ресурсу ФТС России не было вопросов, прежде всего у участников внешней экономической деятельности.

— Скажите, по поводу проекта по маркировке шуб — уже можно подвести какие-то первые итоги и оценить его эффективность?

В. И. Булавин: Первые итоги свидетельствуют о том, что нам удалось, во-первых, легализовать рынок, вывести многое из тени. Прошел год с августа 2016 года. Окончательный итог можно будет подвести, когда будут проданы остатки шуб, которые были на тот период. Второе: количество контрольно-измерительных знаков, которыми маркируется продукция, свидетельствует о том, что легализованных шуб в стране стало в разы больше, чем был официальный объем продаж в 2015 году. Кроме того, по официальным данным, стало больше отечественных фирм, которые заняты бизнесом на этом направлении. Несомненно, эта мера дала положительный эффект.

Подчеркну, что это первый отечественный опыт прослеживания товаров от выпуска и до контрольно-кассовой техники магазинов и торгующих предприятий. Этот опыт мы будем и дальше наращивать. Сейчас под эгидой Минфина России мы ведем активную работу совместно с налоговиками.

— А ближайшее время, это когда?

В. И. Булавин: К концу этого года определим дальнейшие шаги, а в 2018 году начнем активно этим заниматься. Чтобы широко применять эту процедуру, нужна перенастройка и наших информационных систем, и информационных систем Федеральной налоговой службы.

Сложность в чем? Федеральная таможенная служба администрирует товарные партии, товары. ФНС администрирует деньги. Весь вопрос сейчас в сопряжении наших информационных систем. Наши специалисты предложили решение этой проблемы.

Предполагается, что это будет замкнутая система с обратными связями, из которой мы также будем получать данные, что дальше происходит с товаром, который выпущен в свободное обращение. Действительно ли он происходит из той страны, что была указана при декларировании? Действительно ли таможенная стоимость такая, которую указал участник внешнеэкономической деятельности? Действительно ли применен правильный код товарной номенклатуры? Это большая системная работа.

— Подскажите, какие товары, в принципе, могут войти в этот перечень? Какой круг товаров обсуждается сейчас и насколько он будет большим?

В. И. Булавин: Я думаю, что для начала это будет десяток товаров. Совершенно ясно, это будет не мелочевка.

— То есть, не сигареты?

В. И. Булавин: Каждую пачку не промаркируешь. Думаю, например, туда должны войти товары, относящиеся к электронной технике. К концу года будет решено, какие товары туда войдут.

— Еще есть один проект, тоже достаточно громкий, популярный — проект Tax Free, который предлагал Минпромторг. Он задерживается?

В. И. Булавин: В этом проекте у таможни только одна функция. Мы должны будем зафиксировать то, что куплено, и сообщить уполномоченному органу, который дальше будет поддерживать контакты с налоговиками. Сначала предполагалось делать это в ручном режиме, а дальше — в автоматическом, с использованием информационных систем. Что касается ФТС России, как только будет принято такое решение, мы готовы к исполнению этой функции.

— А это потребует увеличение штата таможни?

В. И. Булавин: Потребует, но незначительного. Около 25 инспекторов. Пока в Питере, Москве и в Сочи.

— Таможенный кодекс ЕАЭС, по идее, должен заработать с 1 января. Все ли у нас готово? Много ли нам придется менять в нормативной базе? Почувствуют ли изменения простые жители России? Или для нас ничего не изменится?

В. И. Булавин: Если к простым жителям России отнести участников внешнеэкономической деятельности, то они почувствуют. Вы знаете, что кодекс принят. Новый таможенный кодекс ЕАЭС должен вступить в силу с 1 января 2018 года. А до этого нам нужно национальную базу привести в соответствие с наднациональным кодексом. Новая редакция закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации» подготовлена. Она размещена на портале Минфина. Все могут ознакомиться с содержанием законопроекта.
 
— Он уже принят?

В. И. Булавин: Законопроект обсуждается. Участие в этом процессе принимает и бизнес. Но все новеллы и кодекса, и закона не носят для бизнеса отягощающего характера. Скорее, наоборот.

Кроме этого, предстоит принять около 200 различных нормативных актов на уровне Минфина, Правительства Российской Федерации и, самое главное, решений ЕАЭК.

Федеральная таможенная служба свою часть пути прошла в этом плане. Сейчас посмотрим, какие предложения будут со стороны бизнеса. Если будет необходимо, то на имеющихся у нас площадках — на Общественном совете, на Экспертно-консультативном совете — проведем дополнительные консультации по законопроекту. Стоит задача, чтобы все нормативные базы с 1 января вступили в силу и мы начали жить в условиях нового Таможенного кодекса ЕАЭС и нового федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации». Задача непростая, но мы к этому готовы.

Для Федеральной таможенной службы нет в новом таможенном кодексе ничего такого, над чем пришлось бы работать с чистого листа. Многие таможенные новые процедуры, таможенные режимы нами хорошо изучены в рамках экспериментов, которые мы проводили в последние годы. Новеллы законодательства мы уже применяем на практике.

www.alta.ru

Руслан Давыдов: таможни России и Китая могут стать драйверами товарооборота

— В прошлом году по всему Китаю заработала система одного окна, как это сказывается на работе с Россией?

— В первую очередь, любое национальное "единое окно" идет на пользу национальным компаниям. Компаниям, которые сотрудничают с Россией, в Китае стало легче. В проекте "одно окно" участвовали компании Nutech и Huawei — с оборудованием, с пакетным решением, то есть это была настоящая государственная задача.

Мы тоже строим систему "одного окна", у нас есть портал "Морской порт" для морских грузов, и он тоже существенно помог участникам ВЭД. В мире наработано много технологических решений, на которые можно ориентироваться. Например, в Роттердаме, Голландия, на огромной территории порта трудится всего два человека, остальное — роботы. Это — огромные инвестиции, в этот порт было вложено порядка 39 миллиардов евро.

Когда говорят, что таможня должна сделать шаг вперед, нужно понимать, что требуются инвестиции, в том числе в инфраструктуру пунктов пропуска на море, в аэропортах, на железнодорожных переходах. В России только автомобильных пунктов пропуска 172, и портов у нас около 20, где идет активная работа. Поэтому и денег нужно больше, чем в других странах.

— А в сфере электронной коммерции какие новые проекты разрабатываются?

— В этом году мы с Почтой России запустим эксперимент по автоматизированному взиманию платежей. Товары для физических лиц стоимостью свыше 1000 евро, за которые положено уплачивать таможенные платежи, мы будем отслеживать автоматически. Почта будет взаимодействовать с торговыми площадками, в том числе с китайскими, где покупатель заявил реальную стоимость. Сейчас стоимость отправления нередко заявляется недостоверно, при разбирательстве теряется время, возникает недовольство у потребителя. Получение информации о цене покупки с торговой площадки поможет избежать конфликтов. И справедливое, прозрачное и полное взимание платежей будет осуществимо.

Все это нужно делать в автоматическом режиме. У нас сейчас в день приходит практически миллион посылок. Их невозможно обрабатывать вручную. Почта модернизируется. К примеру, в Подмосковье открыт современный терминал, в Казани недавно открыли такой терминал, где сортировочные машины на большой скорости и с большой аккуратностью сортируют посылки. Каждый пакет находится в отдельной ячейке, на них штрих-коды, машины это все считывают, распределяют. По-другому с такими объемами справиться невозможно.

—  Когда будет принято решение о пороге беспошлинной интернет-торговли с ЕАЭС?

— Недавно председатель правительства РФ Дмитрий Анатольевич Медведев в Алма-Ате подтвердил, что решение о пороге принято. До конца этого года он будет на уровне 1000 евро, с 1 января следующего года он буден снижет до 500 евро, и с 1 января 2020 года — до 200 евро.

— У всех стран он будет равным?

— Есть оговорка, что страны могут двигаться своими темпами, но в рамках контрольной точки. У нас и сейчас разные пороги. В России, Казахстане и Киргизии беспошлинный порог составляет 1000 евро. В Армении — 400 евро. Беларусь еще в 2016 году сделала 22 евро, как в Евросоюзе. Конечно, если у нас экономический союз, то регулирование должно быть одинаковым и по санкционной тематике, и по порогам, и по другим чувствительным для экономики вопросам.

Вновь отмечу, что интернет-торговля — это новый вид торговли. Для товаров физических лиц в личных целях может быть беспошлинный порог на таможне. А товары в торговом обороте — это предмет налогообложения. Этот вопрос входит в полномочия налоговой службы, Минфина, комиссии по тарифному регулированию и других государственных органов.

—  Когда в России реально заработает система tax free и как таможня к этому готовится?

ria.ru

Таможня с Китаем: проблемы и способы решения

Заказывать товары в Китае стало весьма выгодно, одни строят на этом прибыльный бизнес, другие получают их для собственного потребления, экономя на этом немалые средства. Если речь идет о закупках для бизнес-сферы, то выгоднее заключать контракты напрямую с производителем товаров, нежели пользоваться услугами посредников или закупать их же в китайской розничной сети. Но заключить контракт, а, следовательно, купить товары в Поднебесной – еще полдела. Нужно преодолеть все сложности, связанные с доставкой и растаможкой. При заказе товаров из Китая можно столкнуться с тем, что в этой стране недостаточно хорошо развита транспортная инфраструктура, что сказывается на сроках доставки товаров к пунктам пропуска. Кроме того, многие перевозчики не обеспечивают должной сохранности грузов, вследствие чего они теряются или повреждаются.

Таможня Китай – Россия: основные проблемы

Китай – это вообще уникальная страна со своими обычаями не только в быту, но и в законодательстве. Таможня с Китаем, проблемы которой мы обсудим, может кого угодно поставить в тупик. Несмотря на всю демократичность закупок в КНР, в этой стране существуют четкие правила, прописанные в ее Таможенном кодексе. К примеру, есть негласный перечень товаров, запрещенных к вывозу, хотя вроде бы в самом законе нет четко прописанных ограничений. Теоретически это решаемые проблемы на таможне, товары можно оформить, если предоставить на них специальные документы. Но на практике таможня с Китаем на такие проблемы смотрит однозначно – вывозить нельзя ни при каких условиях. Вообще китайские правила могут быть очень строгими да вдобавок в свою пользу.

К примеру, многие наши отечественные оптовики уже столкнулись с некоторыми из них. Китайские таможенники обязаны следить за пополнением казны собственной страны, поэтому иногда платежи, которыми облагается товар при вывозе, столь велики, что могут снивелировать всю прибыль от сделки. Чтобы таможня с Китаем, проблемы на которой действительно могут оказаться непреодолимыми, не стала главным препоном в поставке, надо чтобы их решением занимался грамотный специалист. Да и подготовку к экспорту из этой страны надо начинать заранее.

Как же решить проблемы с таможней при заказе из Китая? Для начала, еще до заключения контракта, нужно все тщательно просчитать, принимая во внимание не только стоимость самого товара, но сумму фрахта, таможенных пошлин и иных расходов, обязательных к уплате. Нередки случаи, когда от китайских партнеров многих сведений добиться почти невозможно. К тому же менталитет этой страны позволяет ее гражданам без зазрения совести предоставлять не вполне корректную, проще сказать искаженную, информацию. Китайские юристы стараются составлять контракты в интересах производителя да еще таким образом, чтобы избавить свою сторону от любой ответственности. Лучше всего прибегнуть к помощи русского посредника в Китае, который хорошо знает местные традиции и сможет заключить контракт, выгодный обеим сторонам. Так вы избежите проблем на таможне Китай Россия.

Опять же, надо тщательно проследить за качеством товаров. Китайцев в большей степени интересуют собственные возможности нежели потребности покупателя. Они запросто отгрузят вам залежалый товар лишь бы избавиться от него. Желательно заранее заказать образцы, хотя это не гарант.

Китайская таможня без проблем – реальность?

Если не произвести тщательный контроль при погрузке и затаможке, не исключено, что вам вложат несколько единиц бракованного товара. Если товар не будет соответствовать заявленным в документах весогабаритным показателям, то могут возникнуть проблемы на таможне не только в Китае, но и в России. Это прямой повод нанять специального человека для контроля упаковки и погрузки, чтобы оформление на таможне прошло без проблем. Ну и потребовать, чтобы оплата за товар производилась по факту отгрузки или даже прибытия.

Именно поэтому мы рекомендуем выбирать надежную компанию-перевозчика, которая возьмет на себя контроль за всеми этапами доставки груза, поможет решить как насущные проблемы таможни 2017 года, так и те, которые уже стали притчей во языцех, но при этом не потеряли своей актуальности. Наша компания постоянно занимается поставкой грузов из Китая, знает все национальные традиции, имеет своих представителей в КНР, поэтому ей можно смело доверять сопровождение доставки любого товара, купленного в Китае.

Автор: Est-import.ru

Дата публикации: 12 сент. 2017 г., 23:00

est-import.ru

ТАМОЖЕННЫЕ АСПЕКТЫ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РАМКАХ СТРАТЕГИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОЯСА ШЕЛКОВОГО ПУТИ — NovaUm.Ru

ТАМОЖЕННЫЕ АСПЕКТЫ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РАМКАХ СТРАТЕГИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОЯСА ШЕЛКОВОГО ПУТИ

Экономические науки

Пушкина Александра Алексеевна

Пушкина Ирина Алексеевна


Ключевые слова: РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО; РОССИЯ; КИТАЙ; ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОЯС ШЕЛКОВОГО ПУТИ; ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ; RUSSIAN-CHINESE COOPERATION; RUSSIA; CHINA; THE SILK ROAD ECONOMIC BELT; THE EURASIAN ECONOMIC UNION.


Аннотация: Темпы взаимного сотрудничества России и Китая в современном обществе приобретают стремительно развивающийся характер. В условиях политической и социально-экономической напряженности возрастает роль Азиатско-Тихоокеанского региона как основного регулятора многополярности, в которой также заинтересованы и государства-члены ЕАЭС.

Актуальность работы заключается в быстрых темпах развития торгово-экономических отношений Китая и России. Стратегическое сотрудничество способствует экономическому росту национальных экономик двух стран, укреплению их стабильности и безопасности, а также выполнению других задач в рамках партнерских соглашений. Такого рода сотрудничество предполагает изменение структуры торгово-экономических, а, как следствие, и таможенных взаимоотношений Китая с государствами-членами ЕАЭС.

Рассматривая проблему сотрудничества можно целенаправленно говорить о двух аспектах развития взаимоотношений Китая и России: торгово-экономическом и таможенном, наиболее важном в рамках исследования. В данном случае проблема таможенного развития является следствием торгово-экономической проблемы. Более детально постановку проблемы можно рассмотреть на схеме (см. рисунок 1).



Рис.1. Таможенный аспект как часть торгово-экономического аспекта деятельности.

Важнейшим шагом в оптимизации совместной деятельности двух стран стало ведение переговоров в области налаживания контактов Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза. В рамках переговоров был подписано «Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики об углублении всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия и о продвижении взаимовыгодного сотрудничества» [1]. Договор был заключен в соответствии со Стратегией Экономического пояса Шелкового пути и Морского пути – абсолютно новой парадигмой экономического и геостратегической развития стран Востока и Запада, инициатором которой выступил Китай. Парадигма «Один пояс и один путь» определяет стратегию внешнеэкономической политики Китая.

Задачи Стратегии экономического пояса Шелкового пути:
1. Обмен мнениями между участниками проекта относительно путей экономического развития для того, чтобы выявить потенциальные конфликтные точки, устранить их и приступить к объединению стратегий развития с учётом экономической, политической, правовой практик стран-участниц Экономического пояса Шелкового пути.
2. Формирование транзитно-транспортной системы, которая объединит страны Центральной Азии и Китай, а также свяжет регион с Африкой и Европой.
3. Постепенное снижение и затем полная ликвидация торговых и инвестиционных барьеров между участниками Экономического пояса Шелкового пути (это необходимо для раскрытия, в рамках концепции, торгового и инвестиционного потенциалов стран-участниц, так, чтобы скорость движения капитала внутри экономической системы была максимально возможной).
4. Усиление многостороннего сотрудничества в финансовой сфере, обеспечение бесперебойного денежного обращения, гармонизация валютных систем стран-участниц (предполагается создать сеть региональных финансовых организаций развития и оптимизировать движение финансовых потоков).
5. Активизация международных отношений.

В результате решения этих задач в регионе должна улучшиться бизнес-среда, сформироваться практика свободного перемещения и распределения капиталов, удалённые внутриконтинентальные регионы получат новые возможности для развития, регион станет более открыт внешнему миру и станет полноценной частью глобальной экономики.

Остро встает вопрос о том, каким образом будет функционировать таможенная структура ЕАЭС во взаимоотношениях с Китаем. В рамках данного проекта главная задача – это упрощение таможенных и иных процедур для облегчения предпринимательской деятельности и расширения масштабов сотрудничества.

Заинтересованные страны вдоль Шёлкового пути, в том числе Россия, должны усилить таможенное сотрудничество в сфере обмена информацией, взаимного признания результатов таможенного контроля и взаимопомощи правоохранительных органов, а также двустороннего и многостороннего сотрудничества по вопросам инспекции и карантина, сертификации и аккредитации, статистики, таким образом способствуя улучшению таможенной инфраструктуры на пунктах пропуска границы, ускорению введения на КПП режима «одного окна», уменьшению издержек, увеличению пропускной способности, повышению безопасности цепи поставок и т.д. [2]

Одной из проблем эффективного экономического сотрудничества между Россией и Китаем являются дорогостоящие транспортные перевозки, что невыгодно для обеих стран. Образование ЕАЭС является перспективой для наиболее дешевых транспортных перевозок, а также более удобной процедуры транзита. В данной ситуации возникает проблема неокончательной сформированности законодательной базы ЕАЭС и отсутствия четкого понимания деятельности в сфере таможенного дела. Тем не менее, развитие ЕАЭС продолжается, хоть и небыстрыми темпами, что способствует разработке новых проектов в рамках Экономического пояса Шелкового пути.

Считается, что активная мировая экономическая, торговая и политическая глобализация будет в дальнейшем преобразовывать интеграционные союзы, в том числе и ЕАЭС. Таким образом, возможно объединение союзов и их ускоренная эволюция. ЕАЭС и Экономический пояс Шелкового пути будут сближаться на базе межгосударственных интересов и последовательно преобразовываться в новый трансконтинентальный Евразийский таможенный союз. [3]

В ходе российско-китайских переговоров были подписаны документы, определяющие дальнейшее развитие совместных действий. Многие проекты связаны с развитием высокоскоростного транспортного коридора между двумя странами, что позволило бы сократить издержки при перевозке товаров, а также ускорить время их перемещения.

В рамках сотрудничества также планируется создание зон свободной торговли между такими крупными региональными объединениями как ЕАЭС и «Единый пояс Шёлкового пути», затем – подписание ряда торгово-экономических соглашений между Россией и Китаем, в частности.

Подводя итог, необходимо отметить, что в ходе работы были выявлены следующие проблемы (в рамках таможенного аспекта деятельности):
1. Дорогостоящие транспортные перевозки, строительство транспортных магистралей.
2. Установление торговых контактов между сотрудничающими странами.
3. Формирование единой таможенной системы в рамках Стратегии (в перспективе создание зон свободной торговли).
4. Неокончательная сформированность законодательной базы ЕАЭС и отсутствие четкого понимания деятельности в сфере таможенного дела.

Таким образом, рассмотрев проблемы развития российско-китайских отношений под углом таможенного аспекта, было выявлено, что перспективы сотрудничества России и Китая в рамках Стратегии Экономического пояса Шелкового пути очевидны. Для дальнейшего развития необходима активизация работы ЕАЭС по двусторонним торговым соглашениям со странами, которые представляют значительный интерес в качестве рынков сбыта для продукции с высокой добавленной стоимостью, в том числе для инновационной экспортной продукции России и ЕАЭС. Для дальнейшего торгово-экономического сотрудничества стран и реализации проектов необходимо обеспечение льготных условий и предоставление взаимных преференций.


Список литературы

  1. Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru. (дата обращения: 01.02.2017).
  2. Госкомитет по делам развития и реформ министерство иностранных дел и министерство коммерции. Научный журнал «Россия и АТР». – 2015. – № 3 (89). – С. 255-270.
  3. Кошанов А.К. Международный научный и общественно-политический журнал «Общество и экономика». – 2016. – № 4. – С. 5-20.
  4. «Договор о Евразийском экономическом союзе» (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) URL: http://www.consultant.ru. (дата обращения: 03.02.2017).
  5. «Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики об углублении всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия и о продвижении взаимовыгодного сотрудничества» URL: http://www.kremlin.ru. (дата обращения: 27.01.2017).
  6. Официальный интернет-канал «Вести.ru». URL: http://www.vestifinance.ru. (дата обращения: 03.02.2017).
  7. Российская научная электронная библиотека «КиберЛенинка» URL: http://cyberleninka.ru. (дата обращения: 08.02.2017).

Вконтакте

Facebook

Twitter

novaum.ru

Новые правила проверок на китайской таможне

О новых правилах

Новые регуляции сосредоточены на правиле «личного пользования» и, по-видимому, вводятся в качестве средства контроля над лицами, которые покупают огромное количество дешевых товаров за рубежом для последующей их продажи в Китае.

Правила разумного количества

По данным местных СМИ, с 1 июня на путешественников распространяются «правила разумного количества» для продукции, которую они покупают за границей. Если таможенник посчитает, что то, что вы привезли с собой, предназначено исключительно для личного пользования или в качестве подарка близкому человеку, тогда вам разрешат ввезти это в Китай.

Однако если работник таможни сочтет, что какого-то товара у вас слишком много, то он имеет право удержать ваш багаж до выяснения обстоятельств.

Пример

Согласно новому правилу, человек, путешествующий с двумя парами кожаных ботинок, проходит по правилу разумного количества.

Но если у человека больше 5 пар однотипной обуви, то это можно рассматривать как импорт товаров, предназначенных для продажи в Китае, и поэтому ботинки будут конфискованы.

Сигареты

Только один блок сигарет (200 сигарет) из Гонконга/Макао можно провести беспошлинно, и два блока (400 сигарет) из других регионов.

Цифровые товары

Мобильные телефоны, камеры, лэптопы, все без исключения должно быть задекларировано.

Примечание

Если эти продукты выехали с вами из Китая, и вы просто возвращаете их вместе с собой, вы должны проинформировать об этом таможню и заполнить форму декларации перед вашей поездкой за рубеж. При проверке на въезде, просто покажите свою декларацию таможенным службам для беспошлинного выпуска.

Согласно последним правилам, решение о выдаче багажа будет временно отклонено, если:

Путешествующий не уплачивает налог на импортные товары на месте;

Путешествующий не уплачивает на месте налог на ввозимые и вывозимые товары, которые попадают под управление лицензии на импорт и экспорт;

Товары превосходят «разумное количество»;

Подозрительные товары, которые пока что не квалифицировали или не проверили;

Другие товары, не прошедшие таможенную очистку.

Кроме того, пассажиры должны решить все таможенные формальности в течение 3 месяцев, если есть какой-либо временно не прошедший таможенную очистку товар, иначе он будет уничтожен таможенными органами в соответствии с законом.

chinapk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *