Зао сервис дистанционной торговли: ЗАО «СДТ» — Сервис дистанционной торговли

Содержание

Технология Логистических Систем — Компания ТЛС завершила внедрение системы управления складом SAP EWM на складе фулфилмент оператора ЗАО «Сервис Дистанционной Торговли»

Компания ТЛС завершила внедрение системы управления складом SAP EWM на складе фулфилмент оператора ЗАО «Сервис Дистанционной Торговли»

Компания ТЛС завершила внедрение системы управления складом SAP EWM на складе крупнейшего фулфилмент оператора ЗАО «Сервис Дистанционной Торговли».

Благодаря системе SAP EWM на 33% повысилась точность сборки по срокам годности и ассортименту, на 80% повысилась скорость обновления складских и специальных признаков запаса, уровень контроля процессов и ресурсов склада повысился с 50% до 90%.

Задачами проекта были повышение процента выполнения заказов и точности сборки, уменьшение количества ошибок в результате влияния «человеческого фактора», обеспечение надежной интеграции с внешней шиной, используемой клиентами заказчика для передачи основных данных и заказов конечного покупателя.

Также важно было с помощью системы SAP EWM реализовать систему обновления статусов и интеграции обновлений (PUSH-уведомления) в процессе всех шагов сборки заказа.

Должен был быть предусмотрен блок аналитической отчетности по времени хранения запаса, по оказанным складским услугам обработки запаса с ведением тарифов по хранению и типам операций обработки.

Компания ТЛС успешно реализовала все требования к системе.

Так, была настроена топология в соответствии с требованиями и автоматизированы процессы управления ресурсами и очередями задач, процессы получения заказа от конечного получателя, тарификация, маркировка и отправка груза с контролем доставки до точки получения.

Было реализовано внедрение сложных процессов обработки груза с неизвестным содержимым при приемке груза.

Специалистами «ТЛС» модернизированы бизнес-процессы приемки запаса, контроль наличия ВГХ, перенаправление запаса в зону измерения, интеграция с измерительным оборудованием

Также была осуществлена адаптация экранов ТСД и экранной логики. Управление печатью этикеток. Работа с транспортными единицами и контроль погрузки.

Реализована система обновления статусов, формирования и передачи во внешнюю шину PUSH-уведомлений обработки заказа, система волнового управления сборкой с расширением стандарта системы для консолидации заказов по группам и столам сортировки.

Кроме того, консультантами «ТЛС» была реализована сборка, агрегация, обработка данных о периодах хранения конкретного запаса и операциях обработки запаса при поступлении и комплектации. Реализован механизм ведения тарифов на хранение и обработку.

В результате проекта значительно возросла скорость комплектования складских заказов за счет отказа от бумажных технологий и перехода на адресное хранение, сократились проценты ошибок по номенклатуре и датам производства, допускаемые при сборке, за счет максимального исключения влияния «человеческого фактора», появился онлайн инструмент мониторинга складских ресурсов, задач, запасов, документов.

Привязка заказов к транспортным средствам в системе позволила исключить ошибки при погрузке грузовых единиц.

Были оптимизированы процессы на складе и ускорение сборки заказов для различных клиентов с последующей интеграцией с конвейерными линиями и технологиями pick by light и put by light.

Был реализован учет полного цикла обработки заказа от получения заказа на сборку, завершая доставкой груза до конечного получателя с использованием различных курьерских служб (почта России, DHL и т.д.).

Аутсорсинг услуг фулфилмента

Риски ауторсинга складских услуг

Вложения в построение собственного логистического центра означают для клиентов серьезные затраты в инфраструктуру, которые могут и не окупиться за счет будущих продаж. Практика наших клиентов показывает, что если компания занимается не производством, а в чистом виде торговлей, то срок окупаемости инвестиций значительно увеличивается из-за отсутствия необходимых объемов продаж. И компании приходится продавать дополнительные сервисы, т. е. заниматься непрофильным видом деятельности (в т. ч. логистикой, складским фулфилментом, доставкой и т. д.). Передавая складскую логистику на аутсорсинг, клиент получает площадь необходимого под его бизнес объема, платит оператору только за фактически занимаемую площадь (поэтому ФФ-оператору невыгодно «размазывать» товар по складу), получает складской комплекс, оснащенный современным оборудованием.

Бесспорно, существует множество рисков, связанных с передачей логистики на ауторсинг, но для каждого у нас существует собственная методика их устранения или недопущения.

Например, для многих ритейлеров очень важен фактор сезонности, при продаже семян или при распродажах в предпраздничные периоды. Если товары будут доставлены клиентам с опозданием даже на несколько дней, они им окажутся не нужны: нельзя сажать огурцы не в сезон или дарить игрушку ребенку спустя неделю после дня его рождения. А в пиковый сезон объемы отправлений возрастают в разы, их количество может достигать до десяти тысяч в день. Поэтому очень важно, чтобы ФФ-оператор умел управлять складским персоналом, выводя необходимое количество дополнительных рабочих рук в пиковые сезоны и снижая количество персонала в периоды недозагрузки производства.

Также профессиональный фулфилмент предполагает и полную ответственность оператора за обработку заказов, их качественную комплектацию, тарификацию, передачу для доставки в Почту России, в курьерскую службу, в службу доставки сборных грузов и пр. Чтобы механизм не давал сбой, в высокие сезоны мы переводим сотрудников с одного участка на другой с учетом загруженности персонала, выводим персонал на подработку, докупаем терминалы сбора данных, делаем все возможное, чтобы заказы были скомплектованы и доставлены в срок.

Информация о сайте zao-sdt.ru

Здесь вы сможете провести полный анализ сайта, начиная с наличия его в каталогах и заканчивая подсчетом скорости загрузки. Наберитесь немного терпения, анализ требует некоторого времени. Введите в форму ниже адрес сайта, который хотите проанализировать и нажмите «Анализ».

Идёт обработка запроса, подождите секундочку

Чаще всего проверяют:

Сайт Проверок
vk. com 93797
vkontakte.ru 43466
odnoklassniki.ru 34520
2ip.ru 17326
mail.ru 16992
yandex.ru 14482
pornolab.net 10084
youtube.com 9559
rutracker.org 9204
google.com 7237

Результаты анализа сайта «zao-sdt.ru»

Наименование Результат
Скрин сайта
Название DSS | ЗАО «СДТ» — Сервис дистанционной торговли
Описание ЗАО «СДТ» — один из крупнейших фулфилмент-операторов. Входит в группу компаний «Accord Post». Наш подход включает в себя весь спектр услуг для четкой работы дистанционной торговли: от аренды склада в Москве до доставки. Мы работаем без выходных и праздников.
Ключевые слова
Alexa rank
Наличие в web.archive.org http://web.archive.org/web/*/zao-sdt.ru
IP сайта 195.208.1.100
Страна Неизвестно
Информация о домене Владелец: JSC «Distance Selling Service»
Creation Date: 2017-09-22 07:07:56
Expiration Date: 2021-09-22 07:07:56
Посетители из стран не определено
Система управления сайтом  (CMS) узнать
Доступность сайта проверить
Расстояние до сайта узнать
Информация об IP адресе или домене получить
DNS данные домена узнать
Сайтов на сервере узнать
Наличие IP в спам базах проверить
Хостинг сайта узнать
Проверить на вирусы проверить
Веб-сервер openresty/1.
13.6.2
Картинки 12
Время загрузки 0.29 сек.
Скорость загрузки 13946.03 кб/сек.
Объем страницы
html 64610 bytes(1.57%)
images 3091965 bytes(75.37%)
css 380796 bytes(9.28%)
js 565029 bytes(13.77%)
всего> 4102400 bytes  

Получить информер для форума

Если вы хотите показать результаты в каком либо форуме, просто скопируйте нижестоящий код и вставьте в ваше сообщение не изменяя.

[URL=https://2ip.ru/analizator/?url=zao-sdt.ru][IMG]https://2ip.ru/analizator/bar/zao-sdt.ru.gif[/IMG][/URL]

«Почта России» подписала соглашения о стратегической кооперации с лидерами рынка фулфилмента

Почта России и крупнейшие игроки рынка фулфилмента Бета ПРО и СДТ подписали соглашения о стратегическом партнерстве. Стороны договорились о совместном развитии сервисов по исполнению заказов интернет-магазинов. Создаваемый альянс сильных партнеров позволит предоставлять эффективные и качественные решения для клиентов по всей логистической цепочке прохождения товаров.

Со стороны Почты России документ подписал первый заместитель генерального директора по электронной коммерции Алексей Скатин, со стороны Бета ПРО — Генеральный директор Александр Антонов, со стороны ЗАО «СДТ» — генеральный директор Сергей Носов.

Подписанное соглашение запускает совместное развитие технологической платформы для предоставления комплексной услуги фулфилмента от заказа в интернет-магазине до получения товара клиентом. Стороны займутся разработкой коммерческих и маркетинговых инструментов с целью формирования лучшего предложения на рынке. В ходе сотрудничества будет обеспечена бесшовная IT-интеграция операторов фулфилмента с сервисами Почты России. Участники соглашения будут совместно координировать развитие инфраструктуры для фулфилмента на базе самых успешных мировых практик.

«Почта России реализует масштабный инфраструктурный проект по строительству сети из 38 логистических центров совместно с банком ВТБ. С целью сокращения сроков доставки, услуги фулфилмента охватят все крупные города страны. Партнерство Почты России с ведущими игроками данной сферы позволит предоставлять нашим клиентам сервисы по исполнению заказов, используя обширную и омниканальную «последнюю милю» почтовой сети», — отмечает первый заместитель генерального директора Почты России по электронной коммерции Алексей Скатин.

«Динамичное развитие компании за последние несколько лет позволило выйти Бета ПРО на новый уровень сотрудничества с Почтой России. Компания продолжает активно развиваться, модернизировать технологии и производственные мощности. На сегодняшний день Бета ПРО отгружает около 15 млн отправлений в год.  В 2019 году произошло удвоение складских мощностей, была запущена новая производственная площадка в МО. Совместный проект с Почтой России станет логичным продолжением многолетнего партнерства компаний, позволит улучшить сервисы для клиентов и внесет существенный вклад в развитие дистанционной торговли», — говорит Генеральный директор Бета ПРО Александр Антонов.

«Партнерство ЗАО «Сервис Дистанционной Торговли» — ключевого игрока на рынке фулфилмента — с Почтой России — взаимовыгодный шаг, который позволит сторонам соглашения создать новые эффективные решения для бизнеса действующих и потенциальных клиентов, — отмечает генеральный директор ЗАО «СДТ» Сергей Носов. — Своевременный и качественный анализ клиентского спроса, скорость подготовки предложений, вывода новых продуктов — основные параметры успеха в условиях высоко конкурентной среды. Уверен, что многолетняя экспертиза и масштабная инфраструктура позволят нам разработать оптимальные предложения для игроков рынка электронной коммерции, что стимулирует развитие рынка e-commerce в целом».

100 Рабочий способ решить проблему расстояния торговли Pokemon Go

Каждая игра про покемонов позволяет игрокам обмениваться своими покемонами с другими пользователями без каких-либо ограничений. Точно так же вы можете торговать покемонами в Pokemon GO. Однако это не так просто, как в других играх указанного жанра. Вы должны следовать нескольким правилам, таким как прохождение торговой дистанции Pokemon GO, чтобы получить или отдать определенного покемона. Тем не менее, следуя нескольким приемам, вы можете быстро решить проблему дистанционной торговли Pokemon GO.В этой статье будет раскрыто наиболее эффективное решение.

Итак, приступим!

Что такое Pokemon Go Trading Distance 2021?

Прежде чем изучать решения для ограничения расстояния торговли Pokemon GO, важно понять, что это такое на самом деле и почему игра Pokemon GO его внедрила.

Что такое торговая дистанция Pokemon Go?

Как упоминалось ранее, вы можете обмениваться покемонами с другими играми, используя платформы Pokemon GO. Однако игра не позволяет вам торговать практически с кем угодно.Термин, называемый торговым расстоянием Pokemon GO, позволяет вам продавать или покупать покемонов с другими игроками на определенном расстоянии. За пределами этого расстояния вы не можете торговать покемонами.

Кроме того, очень важно помнить, что вы должны быть тренером 10-го уровня или выше, чтобы включить/разблокировать функцию торговли в Pokemon GO. Кроме того, вы не можете обмениваться определенными покемонами, такими как Мью, с другими игроками.

Каково максимальное расстояние торговли?

Игра Pokemon Go предлагает пользователям обмениваться своими покемонами только с другими игроками в радиусе 100 метров или 300 футов.Однако игра увеличивает максимальное расстояние для торговли Pokemon GO во время определенных событий или праздников. Торговый диапазон Pokemon GO невелик, поэтому вы можете быстро обойти ограничения, применив решения, упомянутые в следующей половине статьи.

Как торговать в Pokemon Go?

Если вы не знаете, как торговать в Pokemon GO, то ознакомьтесь с руководством, указанным в этом разделе руководства. Чтобы обменять своего покемона с другим игроком в Pokemon GO, вы должны сначала добавить его в свой список друзей. После того, как это установлено, убедитесь, что пользователь находится в пределах 100 метров от вашего местоположения. Кроме того, вы должны обладать определенным количеством Звездной пыли, чтобы вести торговлю, внутриигровой ресурс, используемый для развития, торговли и усиления покемонов.

После этого выполните следующие шаги, чтобы завершить успешный процесс торговли покемонами:

1. Оказавшись рядом с вашим другом в Pokemon GO, запустите игру и перейдите в раздел «Список друзей».

2. Выберите имя тренера, с которым вы хотите обменять покемонов.

3. Теперь выберите, каким покемоном вы хотите обменять.

4. После выбора покемона всем заинтересованным сторонам будет отправлено подтверждающее сообщение.

5. Также будет указано количество звездной пыли, необходимое для совершения сделки.

6. Готово!

Как торговать в Pokemon Go на максимальной дистанции?

Хотя Pokemon GO — здоровая игра, которая позволяет пользователям выйти из дома и поймать своего любимого покемона, вся проблема с обменом расстоянием Pokemon GO — разочарование. Если вы живете в отдаленном районе, где мало кто играет в Pokemon GO, вы не сможете торговать покемонами или добавлять новых друзей.

Однако вы можете обойти торговый диапазон Pokemon GO и телепортироваться в любое место, где вы можете найти нескольких пользователей для обмена покемонами. iToolab AnyGo позволяет вам выполнять указанные действия без ущерба для игры или данных вашего iPhone. Более того, вы можете отправиться в любой регион на карте, не выходя из дома. Удобное программное обеспечение позволяет вам подделывать местоположение нескольких iPhone одновременно.Кроме того, он совместим с последней версией iOS и доступен как для Windows, так и для macOS.

iToolab AnyGo

Подмена местоположения GPS на вашем iPhone/iPad

  • Хорошо работает с играми и приложениями LBS, такими как Pokémon GO.
  • Несколько режимов для имитации движения GPS.
  • Имитация ходьбы, езды на велосипеде или вождения с переменной скоростью.
  • Подмена местоположения нескольких iPhone одновременно.

Вот шаги для торговли на максимальном расстоянии в Pokemon GO:

Шаг 1: Запустите iToolab AnyGo на своем компьютере и подключите iPhone с помощью USB-кабеля. Интерфейс отобразит ваше текущее местоположение. Оттуда нажмите на вкладку Jump Teleport Mode.

Шаг 2: Создайте собственный маршрут, выбрав область, которую вы хотите перепрыгнуть, нажав GO.

Шаг 3: Теперь вы можете сразу перейти к следующему выбранному маршруту, выбрав «Автоматический переход после восстановления», который может автоматически установить время в соответствии с расстоянием.

Шаг 4: Наконец, нажмите OK, чтобы завершить процесс.

Часто задаваемые вопросы о Pokemon Go Trade Distance

Хотите узнать больше об удаленной торговле Pokemon GO? Если это так, ознакомьтесь с этим подробным разделом часто задаваемых вопросов!

Q1: Как вы находите дистанционные сделки в Pokemon GO?

Просто нажмите на портрет другого пользователя или вашего друга в списке Pokemon GO, который также будет отображать расстояние. Оттуда нажмите на опцию «Торговля», чтобы обменять покемонов.

Q2: Можно ли обмениваться покемонами с друзьями, находящимися далеко?

Вы можете использовать iToolab Any go для обмена покемонами с друзьями, которые живут далеко.

Q3: Доступна ли дистанционная торговля?

Да, с ноября 2020 года в Pokemon GO доступна функция дистанционной торговли.

Q4: Как вы обмениваете покемонов на себя?

Вы можете создать две отдельные учетные записи на разных устройствах, чтобы торговать покемонами с самим собой.

Заключение

Торговля — это неотъемлемая часть всех игр про покемонов, позволяющая тренеру стать сильнее.Однако в Pokemon GO вы можете торговать с другими игроками только в том случае, если они живут поблизости или на расстоянии 100 метров друг от друга. Тем не менее, с iToolab AnyGo вы можете легко отключить торговое расстояние Pokemon GO и взаимодействовать или торговать в любой точке мира.

AP Всемирная история.

Часть 3: Караваны и влияние дальней торговли

Караванная торговля девятнадцатого века открыла внутренние районы, вовлекая многие африканские народы в мировую экономику в качестве поставщиков слоновой кости, рабов, производителей продуктов питания или местных продуктов, которые снабжали караваны.Первооткрывателями всех основных маршрутов были африканские торговцы. Караваны ньямвези из центральной Танзании, достигнув побережья около 1800 г., разработали важнейший маршрут со своей родины в Багамойо на материке прямо напротив Занзибара. Торговцы слоновой костью камба из центральной Кении открыли маршрут, который заканчивался в Момбасе. В конце концов, этот маршрут пересек страну Камба и масаи, ответвляясь на восток в сторону Уганды и на север к озеру Туркана. Самый старый маршрут протянулся от страны Яо до Килвы.

К 1811 году торговцы с Восточного побережья отважились проникнуть во внутренние районы центральной Танзании; к 1820-м годам они были на южном плато и вскоре путешествовали по южной оконечности озера Танганьика. Прибрежные торговцы основали базу в Уджиджи в 1831 году, что облегчило караванам проникновение в районы за пределами озера Танганьика. Когда они прибыли в Буганду в 1844 году, они впервые столкнулись с большим и могущественным государством. Арабские торговцы оказались в центре страны Ньямвези и ее политики, когда они основали Табору в 1852 году в месте, которое уже было центром торговых путей. Табора служила остановкой для караванов, направлявшихся в Уджиджи или на север в Буганду. И Уджиджи, и Табора — небольшие городские центры на территории современной Танзании.

Караваны: трудоемкие, дорогие и опасные

Караван людей-носильщиков, перевозящих товары на большие расстояния, был трудоемким и, следовательно, дорогим средством передвижения. Не было ни автомобильных, ни железных дорог. Тяговые животные были слишком восприимчивы к смертельным тропическим болезням, таким как сонная болезнь. Только такой товар, как слоновая кость, стоивший очень дорого за фунт, стоил своих затрат. Носильщики также перевозили импортные товары (см. Таблицу 2 в Части 2: Коммерческий экспорт Занзибара) и местные продукты (железные мотыги и соль).Они брели вперед, нагруженные снаряжением и припасами. Рабы шли к побережью, но лишь немногие несли слоновую кость. Для носильщиков и рабов условия были суровыми, особенно когда заканчивались еда и лекарства. Табора и Уджиджи предоставили места для отдыха и получения припасов. Торговцы объединились для обеспечения безопасности и заключения более выгодных сделок при ведении переговоров с местными вождями. В караване может быть несколько сотен или даже тысяч человек. Смертность была высокой; две трети когорты каравана — торговцы, носильщики, сопровождающие лагерь, рабы — могли умереть до окончания пути.

Рейды, кражи и убийства

Обычно хорошо вооруженные караваны совершали набеги на деревни, чтобы захватить пленных, украсть еду, когда жители отказывались ее давать, или наказать непослушных вождей. Чтобы получить слоновую кость, они также захватили пленников для продажи во внутренних районах людям, которые были готовы заплатить слоновой костью, чтобы выкупить своих родственников, или фермерам, нуждающимся в дополнительной рабочей силе. Люди были убиты, дома сожжены, в результате прокатившейся волны насилия (немало похожей на «волну насилия», которую Джозеф С.Миллер описывает ангольскую торговлю). Люди, живущие вдоль торговых путей, часто строили укрепленные деревни. Граница продолжала двигаться вглубь суши, поскольку стада слонов истощались. Охотники на слонов следовали за границей или совершали набеги на рабов. Фермеры занялись производством продуктов питания для караванов. Местные вожди, где только возможно, взимали пошлину с проходящих караванов. Когда караванам требовались носильщики, вожди должны были помочь их нанять.

Арабское влияние

арабских торговца прошли через центр ньямвези, не заплатив никаких налогов по соглашению, которое Сейид Саид заключил с вождем ньямвези.Они перенаправили слоновую кость, которая ранее поступала к Ньямвези. Табора с растущим числом торговцев с Восточного побережья и даже арабских поселенцев стала центром арабского влияния. Поскольку арабы вмешивались в местную политику, вожди ньямвези разделились на проарабские и антиарабские фракции. Вождь, пытавшийся сдержать деятельность арабов, рисковал быть изгнанным коалицией арабов и других политических врагов. Мирамбо, амбициозный вождь ньямвези, стал антиарабским лидером в 1860-х годах. Он организовал руга-руга — разношерстную группу перемещенных лиц, включая военнопленных и беглецов, — и дал им достаточно огнестрельного оружия, чтобы серьезно угрожать караванной торговле.Но Мирамбо был не против торговли (именно так он приобретал оружие), так что вскоре его столица стала соперничать с Таборой. В прерывистой войне с 1871 по 1875 год, которая серьезно подорвала торговлю слоновой костью, он бросил вызов коалиции арабов Табора и Ньямвези. Когда султан Баргаш предпринял беспрецедентный шаг, отправив войска из Занзибара, Мирамбо было не ровня. К 1881 году Мирамбо контролировал путь в Уджиджи и Буганду, что неудивительно, поскольку у него были тысячи ружей — 20 000 единиц огнестрельного оружия, по словам европейца, приехавшего в 1883 году.

К 1840-м годам торговцы Ньямвези и Восточного побережья работали к западу от Западной рифтовой долины, за озерами Танганьика и Малави, на территориях, которые сейчас являются частью восточного Конго. В этом регионе два очень амбициозных человека, которые были очаровательными персонажами, которых до сих пор широко помнят в Центральной Африке, сумели создать второстепенные империи в основном потому, что прибыль от торговли слоновой костью и работорговлей давала им больший доступ к огнестрельному оружию и пороху, чем любым местным лидерам. Типпу Тип, сын арабского торговца и женщины из ньямвези, переехал в верховья Луалабы после многолетней торговли из Таборы.Поскольку он контролировал торговлю и отправлял хорошо вооруженные банды набегов, он вскоре стал «Большим человеком» и очень богатым. Он привлек местных сторонников, выступая посредником в спорах и обеспечивая безопасность в центре своей территории. Типпу Тип был, пожалуй, самым известным работорговцем в Восточной Африке. Однако его «империя» была политически слаборазвита, особенно по сравнению с империей Мсири, создавшего централизованное государство. Мсири, сумбва из западной Танзании, поселился к югу от озера Мверу в 1850-х годах в королевстве, которое уже было базой для торговцев, идущих дальше на запад. Король Лунда, чей титул был Казембе, терпел его присутствие, пока Мсири не вмешалась в королевскую политику. После того, как король был убит в 1872 году в результате контратаки, Мсири контролировал медный пояс, но он не называл себя королем до 1880 года, после того как его отец умер в западной Танзании. Для торговцев с Восточного побережья, ищущих слоновую кость и медь, это было важным событием.

Возможности для одних, незащищенность для других, трагедии для самых несчастных

К середине века различные комбинации торговых границ Восточного побережья, долины Нила, Красного моря и Атлантики сходились во внутренних районах Африки.Египетский империализм в Судане открыл обширный регион для торговли слоновой костью и работорговлей — граница, простирающаяся до Центральноафриканской Республики и северной Уганды, — которой занимались торговцы из Хартума. Эти «хартумеры» часто были безжалостными рейдерами, причиняющими большие беспорядки и страдания. Из сомалийских портов Могадишо и Брава торговцы следовали маршрутами в северную Кению или в Эфиопию, используя сеть, которая соединяла системы Красного моря и Индийского океана. В Центральной Африке, после того как Мсири вступил в контакт с ангольскими торговцами, он отправил караваны в двух направлениях — в Бенгелу и Багамойо — продавая слоновую кость и медь для получения ружей и пороха.Люди Мсири совершали набеги на запад Замбии. Таким образом, в 1876 году, когда работорговля на Восточном побережье предположительно прекратилась, Восточная Африка кишела арабами, суданцами, египтянами, сомалийцами, суахили, ньямвези, сумбва и «торговцами» смешанной расы, которые продолжали совершать набеги, даже несмотря на спрос на рабов. на побережье уменьшалась. Внутренний рынок рабов был больше, потому что рабство стало более распространенным в восточной Африке в девятнадцатом веке; рабство сохранялось в некоторых местах до начала века.Высокий спрос на слоновую кость, медь и другие африканские товары на мировом рынке помог увековечить сети дальней торговли, которые теперь включали, как обычно, рейдерский компонент. Таким образом, процветание индустриализирующегося Запада и вкусы его среднего класса продолжали влиять на безопасность и жизнь простых людей в восточной части субконтинента.

С точки зрения 1880 года воздействие на интерьер было неравномерным как по интенсивности, так и по времени. В некоторых обществах люди закупали или производили товары для дальней торговли — или предоставляли товары или услуги для ее поддержания, или торговали с Восточным побережьем — в течение десятилетий или даже столетий.В других обществах участвовало лишь несколько человек, либо участие было сезонным или случайным. Ответы и инициативы были разнообразными и менялись. Модели торговли изменились с прибытием караванов с Восточного побережья, так что, например, люди, которые торговали слоновой костью, такие как камба из Кении, проиграли прибрежным конкурентам. Для любого конкретного народа или субрегиона воздействие, если его проследить примерно с 1780 по 1880 год, может показать драматические изменения. Например, яо одними из первых доставили караваны к побережью, перевозили слоновую кость и рабов, но редко совершали набеги за рабами, пока на них не напали хорошо вооруженные соседи, которые разрушили деревни и взяли много пленников. В ответ вожди яо приобрели более совершенные винтовки. Многие яо обратились к набегам, настолько интенсивным с 1855 по 1885 год, что большая часть земли между озером Малави и Килвой обезлюдела.

В других местах другие жизни и средства к существованию были нарушены, другое население было перемещено, а другие районы обезлюдели, все в разной степени. Общества справились с демографическими и экологическими изменениями. Караваны распространяют болезни, такие как оспа. И охота на слонов, и набеги изменили окружающую среду. Без слонов смесь трав саванны была другой; сельскохозяйственные угодья превращались в кусты, если на них работало слишком мало людей или это было слишком опасно.Скотоводы пострадали меньше, чем фермеры, даже когда торговые пути проходили рядом с их территориями или через них. Граница продолжала двигаться, но в 1880 году за ее пределами все еще существовали отдаленные общества.

Лишь несколько обществ, таких как яо, ньямвези, сумбва и камба, имели возможность торговать напрямую с побережьем, и анализ затрат и выгод не обязательно показал положительный баланс. Ньямвези, поскольку их караваны представляли собой простые операции, были особенно стойкими; они продолжали торговать на побережье, даже несмотря на то, что пошлины на их слоновую кость росли.Люди во многих обществах выиграли от расширения региональной торговли в качестве производителей, торговцев или потребителей железных мотыг, соли, домашнего скота, зерна, сушеных бананов и гончарных изделий. Хотя Ганда (из Буганды) продавали слоновую кость, покупали ружья и совершали набеги на своих соседей, даже используя каноэ на озере Виктория, есть также явные свидетельства более широкой межобщественной торговли вокруг озера. Гого из центральной Танзании продавали слоновую кость и покупали рабов, которые трудились, чтобы выращивать больше еды для проходящих караванов. Хотя возможности наемного труда были очень ограничены, наем носильщиков облегчил его дальнейшее развитие.Многие ньямвези были носильщиками, надеясь скопить достаточно капитала, чтобы заняться торговлей караванами.

Политическое влияние могло быть положительным, но чаще оно было смешанным или отрицательным, даже способствуя распаду существующих политий. Торговля оружием усугубляла внутренние конфликты — междоусобицы и войны за престолонаследие, — в то время как создание постоянных армий или банд силовиков, непосредственно контролируемых королем или вождем, могло создать или укрепить централизованную власть. Такие силы иногда включали рабов.Для общества Ньямвези в целом долгосрочная цена использования новых возможностей была высока, потому что их успех привлек торговцев с Восточного побережья в центр Ньямвези. Королевство Шамбаа на северо-востоке Танзании, между горой Килиманджаро и побережьем, распалось в 1870-х годах, когда «местным губернаторам [в поисках рабов] стало выгодно охотиться на своих подданных и воевать со своими соседями» (Feierman 1995: 367). ). Буганда, возможно, самое могущественное государство в верховьях Великих озер, представляет собой редкий контрпример.Под предводительством сообразительного короля Мутесы I Ганда приветствовала прибрежных торговцев и иностранных гостей (например, Спика, Гранта, Стэнли), но также контролировала их деятельность. Занзибар поддерживал дипломатические отношения с Бугандой, и его торговцы находились под защитой короля. Большинство торговых товаров, таких как ткани, бусы и огнестрельное оружие, проходили через двор.

Воздействие коммерческой империи Занзибара и ее отдаленных периферий, благодаря которым Восточная Африка была присоединена к мировой экономике, можно резюмировать фразами, которые характеризуют выбор и дилеммы людей, вовлеченных в этот процесс: возможности для одних, незащищенность для других. другие, трагедии для самых несчастных.Ненадежность и трагедии обычно отражали изменение баланса между сильными и слабыми (Feierman 1995: 364).

Междугородняя торговля | Encyclopedia.com

ПРИБЫЛЬНОСТЬ ТОРГОВЛИ В ИНДИЙСКОМ ОКЕАНЕ В 1515

Источники

Предметы роскоши. Из-за сложности транспорта торговля предметами роскоши была наиболее заметной частью торговли на дальние расстояния в средневековой Европе. Торговцы должны были ожидать больших прибылей от товаров, которые они импортировали, иначе было бы мало смысла брать на себя риски. В Европе четырнадцатого века существовало две разновидности торговли предметами роскоши. Первая разновидность была внутренней для самой Европы. Несколько регионов специализировались на высококачественном производстве традиционных европейских продуктов. Наиболее заметной была шерстяная и шелковая промышленность в городах Северной Италии и Нидерландов (современные Нидерланды, Бельгия и Люксембург). Эта внутренняя европейская торговля предметами роскоши сделала такие города, как Брюгге и Флоренция, процветающими сверх обычных стандартов производственных центров.Второй разновидностью торговли предметами роскоши были товары, которые не производились в Европе. Эта торговля на дальние расстояния была наиболее заметной в создании больших богатств.

Мировая система. Европейская экономика уже была связана с экономикой других частей мира в Средние века. Например, знаменитое путешествие Марко Поло в Китай началось примерно в 1270 году. Он путешествовал по знакомому для купцов маршруту между Ближним Востоком и Китаем, хотя европейцы редко пользовались им. Специи были самыми желанными продуктами из Азии, потому что их было сравнительно легко транспортировать и они пользовались спросом.Перец пользовался особым спросом, потому что он вносил разнообразие в однообразную диету и помогал сохранить мясо, которое начало портиться. Было подсчитано, что в некоторые годы на европейский рынок поступало до миллиона фунтов перца. У Европы было сравнительно немного предметов роскоши, кроме золота и серебра, которые можно было предложить Китаю и Индии в обмен на их товары, поэтому существовал значительный торговый дисбаланс.

Левант Трейд. 90–150 В начале эпохи Возрождения ключ к дальней торговле находился в Средиземноморье.Доступ к китайскому и индийскому рынкам проходил через мусульманские земли, контролируемые либо арабами, либо

турками. Европейцы называли всю торговлю, которая шла с этого направления, торговлей Леванта, их термином для Ближнего Востока в целом. Ситуация делала поставки ненадежными, поскольку христиане и мусульмане воевали на Ближнем Востоке со времен крестовых походов в одиннадцатом веке. До 1450 года в восточном Средиземноморье существовал только один христианский форпост — Константинополь (ныне Стамбул).Когда этот город пал перед турками-османами в 1453 году, многие европейцы опасались, что они будут навсегда отрезаны от важных предметов роскоши.

Венецианцы. 90–150 На европейской стороне основными перевозчиками средиземноморской торговли были венецианцы. Город-государство Венеция был известен своей сильной морской мощью и проницательными торговцами. В пятнадцатом веке в городе насчитывалось 42 000 моряков и кораблестроителей. В 1370-х годах соперничающий торговый город-государство Генуя попытался сломить господство Венеции в торговле в Восточном Средиземноморье, но потерпел поражение и был вынужден обратить свое внимание на запад.Пока турки покоряли Константинополь, венецианцы укрепляли контроль над сетью островов в Эгейском море, вплоть до ворот Константинополя, а также расширяли свой контроль на итальянском полуострове. Таким образом, в Венеции была одна из самых больших концентраций богатства во всей Европе. Это был перекресток торговых путей, и он имел репутацию как положительных, так и отрицательных атрибутов, которые это подразумевало: он был захватывающим, на переднем крае культуры и процветающим; но он также был полон спекулянтами, ворами и проститутками, предлагающими почти все пороки, какие только можно себе представить.Во второй половине пятнадцатого века Венеция боролась с турками за сохранение своего привилегированного положения в восточном Средиземноморье.

Португальский. Почти монополия Венеции на торговлю предметами роскоши в Средиземноморье сделала ее объектом зависти и конкуренции со стороны других частей Европы. В 1415 году небольшое княжество сделало первый шаг к попытке разрушить эту монополию. Король Португалии Иоанн захватил у арабов марокканскую крепость Сеута, расположенную через Гибралтарский пролив.Этот акт положил начало столетию исследований и экономической экспансии на запад и юг. В 1430-х годах Португалия, ныне управляемая принцем Генрихом Мореплавателем, начала заселять атлантические острова Мадейра и Азорские острова. Португальцы использовали эти острова как плацдармы для плаваний вдоль африканского побережья. Испанское королевство Кастилия, не желая отставать, заняло Канарские острова. Непосредственной целью таких изысканий было найти путь к источнику африканского золота в Сенегамбии, который до этого момента был доступен только на длинных маршрутах, проложенных мусульманскими купцами через пустыню Сахара.Преобладающие ветры, технология парусного спорта, запустение побережья африканской Сахары и полное незнание того, какой может быть Южная Атлантика, — все это делало исследования опасными. Однако к 1446 году португальцы достигли устья реки Сенегал и начали создавать торговые посты. Разведка оказалась прибыльной, и золото начало течь обратно в Португалию. Африканцы также выращивали перец, который, хотя и не был столь желанным, как восточно-индийский перец, представлял собой адекватную замену и создавал конкуренцию венецианским торговцам специями.Кроме того, португальцы начали возделывать атлантические острова для производства товарных культур, таких как сахар. В 1430-х годах Генрих Мореплаватель разрешил португальским грузоотправителям торговать рабами на африканском побережье. Некоторых из этих рабов переправили на Мадейру и Азорские острова для работы на плантациях, и эта работорговля стала началом того, что в последующие века стало крупным бизнесом.

Морской путь в Индию. Успехи португальцев в исследовании западного побережья Африки открыли возможность для еще большего источника прибыли.Африканская торговля все еще была не такой прибыльной, как торговля пряностями, протекавшая через Индийский океан, но, возможно, можно было плыть в Индийский океан вокруг Африки. До конца пятнадцатого века португальские исследователи плавали вдоль африканского побережья в надежде найти путь в Индию. Тем временем они открывали новые торговые посты, втягивая больше Африки в европейскую торговую сеть. Когда Бартоломеу Диаш обогнул мыс Доброй Надежды в Южной Африке в 1488 году, он доказал, что морской путь в Индию возможен.Начался упадок средиземноморской экономики.

Открытие Америки. Переход от средиземноморской экономики к атлантической стал еще более заметным после открытия Америки Христофором Колумбом в 1492 году. Хотя европейцы были заинтригованы новыми продуктами, обнаруженными в Америке, такими как табак, картофель и кукуруза, эти продукты оказал относительно небольшое влияние на европейскую экономику до 1600 года. Самым важным импортом из Америки в первые десятилетия было золото.Конкистадоры захватили в качестве трофеев веками накопленное золото империй ацтеков и инков. Вскоре после этого первоначального притока драгоценных металлов испанцы открыли серебряные рудники на территории современной Мексики и Боливии, которые стали основным источником доходов от колоний до конца шестнадцатого века.

Балтийская торговля. Золото и серебро Америки текли в испанские порты, принося богатство одному слою торговцев, но Испания часто была просто промежуточной станцией в обращении богатства.Переориентация на атлантическую экономику создала новый перекресток для торговцев и товаров: город Антверпен в Нидерландах. Золото и серебро текли в Антверпен, чтобы поддержать еще одну дальнюю торговлю более крупными товарами по всей Северной Европе.

Торговцы сельдью. 90–150 В позднем средневековье контроль над балтийской торговлей лесом, железной рудой и зерном находился в руках объединения немецких городов, называемого Ганзейским союзом. К 1500 г. города Нидерландов взяли на себя руководство балтийской торговлей, и Антверпен выиграл от этого доминирования больше всех.Голландские города могли рассчитывать на стабильные поставки пшеницы и ржи из Пруссии и Польши. Взамен голландские торговцы отправляли на Восток шерстяные ткани и рыбу. Они усовершенствовали свои методы судостроения для торговых судов, работающих в северных условиях. В Северной Атлантике рыбные банки оказались надежными источниками прибыли, как и серебряные рудники в Испанской Америке. Голландцев пренебрежительно называли «торговцами сельдью», но их процветание стало предметом зависти остальной Европы. Положение Антверпена ухудшилось в ходе голландского восстания (1568–1648), и его заменил Амстердам в качестве центра торговли в Северной Атлантике и Балтийском море.

Ниже приведен отчет, взятый из книги Томе Пиреса Suma Oriental (1515). Пирес был контадором (бухгалтером) на королевской фабрике в Малакке и общепризнан как лучший ранний португальский наблюдатель за торговлей в Восточной Индии.

Китай выгодный вояж, и притом кто грузит . . . иногда получается три по цене одного, и в хороших товарах, которые быстро продаются.

И поскольку эта погрузка джонок является очень прибыльным делом, так как они плавают в регулярные сезоны дождей, король Малакки получил от этого большую прибыль.Они дали королю на треть больше, чем другим, и король освободил человека, распоряжавшегося его деньгами, от налогов, так что оказалось, что от этой погрузки джонками было привезено большое количество золота, и иначе и быть не могло. И сюда приходят цари Паханга, и Кампар, и Индрагири, и другие, через своих агентов, чтобы вложить деньги в упомянутые джонки. Это очень важно для всякого, у кого есть капитал, потому что Малакка высылает джонки, а приходят другие, и их так много, что король не мог не разбогатеть. И у упомянутого купца, который имел дело с царскими деньгами, была доля; он получил гордость и свободу, и они с радостью приветствовали его и заплатили ему в свое время. Для этого у короля были чиновники, чтобы получить товары и предоставить указанные права, и это было прикреплено к таможне, в ведении Серины Де Раджа, брата Бамдара.

Если по истечении времени у указанного купца нет золота для оплаты, он платит товарами в соответствии с долей в стране, и когда он платит товарами, это выгоднее для того, кто там поселился.Это обычай, если вы не заключили контракт на оплату золотом. Но купец предпочитает товары золоту, потому что с каждым днем ​​товары растут в цене, и потому что в Малакке ведется торговля всякого рода со всех концов света.

И если кто-нибудь спросит, какую пользу для своего казначейства король наш Господь может извлечь из Малакки, нет сомнения, что — как только закончится влияние, которое этот бывший король Малакки все еще имеет, а также после того, как Ява была посещена, завоевать доверие купцов и мореплавателей, а также королей, которые все еще верят лживым словам короля Бинтанга, который за один день причиняет больше вреда родственникам, чем мы можем исправить за год, — несомненно, Малакка принадлежит к числу таких важности и выгоде, что, как мне кажется, ему нет равных в мире.

Любой может заметить, что если бы кто-то приезжал в Малакку, способный каждый год посылать джонку в Китай, а другой в Бенгалию, и еще один в Пуликат, и еще один в Пегу, то купцы Малакки и других частей принимали участие в эти; если бы фактор Царя, Господа нашего, пришел облагать налогом деньги и товары на такой процент, как указано выше; и если кто-нибудь еще с чиновниками приходил за таможней для сбора пошлин; кто может сомневаться в том, что в Малакке будут делать бахары из золота и что деньги из Индии не будут нуждаться в деньгах, а будут идти отсюда туда? .. . Малакка должна быть хорошо снабжена людьми, посылая одних и возвращая других. Он должен быть обеспечен прекрасными чиновниками, опытными торговцами, миролюбивыми, не заносчивыми, вспыльчивыми, недисциплинированными, распутными, но трезвыми и пожилыми… Вежливая молодежь и деловая жизнь несовместимы; а так как этого нельзя получить никаким другим способом, пусть у нас будут хотя бы годы, ибо остального не найти. Люди не могут оценить ценность Малакки из-за ее величия и прибыли. Малакка — город, созданный для торговли, лучше любого другого в мире.. . . Поэтому вещь такой величины и такого большого богатства, которая никогда в мире не могла бы прийти в упадок, если бы ею умеренно управляли и благоприятствовали, следует снабжать, заботиться, хвалить и благоприятствовать, а не пренебрегать… И это правда. что эта часть мира богаче и ценнее, чем мир Индии, потому что самый маленький товар здесь — золото, которое меньше всего ценится, а в Малакке его считают товаром. Кто бы ни был лордом Малакки, его рука на горле Венеции.Как далеко от Малакки, и от Малакки до Китая, и от Китая до Молуккских островов, и от Молуккских островов до Явы, и от Явы до Малакки и Суматры, все в нашей власти.

Источник: Дж. Х. Парри, изд., Европейская разведка: избранные документы (Нью-Йорк: Уокер, 1968), стр. 109–122.

Сети. К 1600 году существовало три отдельные торговые сети, которые начали соединяться между собой. В балтийской и североатлантической торговле преобладали голландцы, но активный интерес к ней начали проявлять также англичане и французы, что привело к заселению североамериканских колоний в 1600-х годах. В карибской торговле доминировали испанцы, но в ходе голландского восстания голландцы стали серьезными соперниками из-за каперства. Торговля в Индийском океане также перешла из рук португальцев в руки голландцев, которые взяли на себя инициативу по созданию колоний на территории современной Индонезии. Полное значение роли Голландии во всех трех торговых цепях стало очевидным только в семнадцатом веке, когда Нидерланды были широко признаны самой богатой частью Европы.

Фернан Бродель, Цивилизация и капитализм 15-18 веков, 3 тома, перевод Сиан Рейнольдс (Нью-Йорк: Harper & Row, 1982-1984).

Джеймс Д. Трейси, изд. Расцвет торговых империй: торговля на большие расстояния в раннем современном мире, 1350-1750 (Кембридж и Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 1990).

Иммануил Валлерстайн, Современная мировая система, том 1: Капиталистическое сельское хозяйство и происхождение европейской мировой экономики в шестнадцатом веке (Нью-Йорк: Academic Press, 1974).

Офшоринг рабочих мест в сфере услуг: роль расстояния

Эксперты регулярно ссылаются на понятие мировой экономики, которая либо «сжимается», либо становится «плоской». Объяснения этого предполагаемого выравнивания включают технологические инновации в области транспорта и связи, которые позволили товарам и идеям перемещаться более свободно. Офшоринг рабочих мест в сфере услуг, особенно колл-центров и компьютерного программного обеспечения в Индии, в последнее время привлек внимание средств массовой информации. В своем бестселлере Мир плоский , обозреватель New York Times Томас Фридман (2005) писал о том, как он «брал интервью у индийских предпринимателей, которые хотели подготовить мои налоги из Бангалора, прочитать мои рентгеновские снимки из Бангалора, отследить мои потерянные багаж из Бангалора и написать мое новое программное обеспечение из Бангалора.

Большинство экономистов, осведомленных о выгодах от торговли, не рассматривают «плоский» мир как тревожную перспективу. Как оптимистично отмечалось в Докладе президента об экономическом развитии за 2004 г., «когда товар или услуга производятся за границей дешевле, имеет смысл импортировать их, а не производить или предоставлять внутри страны» (стр. 229). На пресс-конференции после публикации отчета тогдашний председатель Совета экономических консультантов Грегори Мэнкью подробно остановился на замечаниях в отчете, сказав: «Поступают ли ценные вещи, будь то импорт из-за рубежа, через Интернет или приезжайте на кораблях, основные экономические силы те же.Как описали Mankiw и Swagel (2006) в своем инсайдерском отчете, эти, казалось бы, безобидные замечания об аутсорсинге вызвали полемику. Отчасти это произошло из-за настроений в год выборов, но также и потому, что угроза вывода услуг за границу вызывает серьезную озабоченность у многих наблюдателей. Как мы будем поддерживать наш уровень жизни, задаются вопросом люди, когда нам приходится конкурировать с высококвалифицированными иностранцами, которые готовы выполнять нашу работу за небольшую часть нашей заработной платы?

Наряду с тем, что господствующая теория торговли определяет выгоды от торговли, она также показывает, что реальная заработная плата некоторых работников имеет тенденцию к снижению вследствие более свободной торговли. Mankiw and Swagel (2006) отвечают на эти опасения, утверждая, что накопленные статистические данные о офшоринге услуг демонстрируют, что масштабы остаются довольно небольшими по сравнению с размером рынка труда. Этот случай самоуспокоенности напоминает дебаты между Лимером и Кругманом по поводу того, был ли рост импорта низкооплачиваемых производителей причиной роста неравенства в оплате труда в США. Лимер (2000) указал, что цены определяются на марже, и объем торговли не имеет значения для определения заработной платы.Krugman (2000) утверждал, что, напротив, объемы торговли являются решающим свидетельством изменений цен на факторы производства, которые можно отнести к торговле. Однако, если недавний рост импорта услуг продолжится, нынешняя струйка офшоринга может превратиться в наводнение. Аргументы Мэнкью и Свагела были бы более убедительными, если бы были веские основания полагать, что экономические препятствия для офшоринга будут сдерживать его будущий рост.

В ходе нашего исследования выясняется, ограничивает ли географическое разделение офшорную торговлю, ограждая тем самым домашних работников от прямой конкуренции с их иностранными коллегами. Мы разрабатываем модель, которая предполагает, что работодатели ищут по всему миру наиболее подходящих работников для любой поставленной задачи, и постулирует, что расстояние увеличивает затраты на использование иностранных работников. Эти более высокие затраты отражают время на поездки, обучение или перевод, связанное с использованием работников, которые проживают далеко от того места, где будут потребляться их услуги. Фирмы выбирают работников, которые предлагают самые низкие затраты после корректировки заработной платы с учетом производительности и затрат на оказание услуг на расстоянии.

Мы используем данные о двусторонней торговле услугами для большой выборки стран, чтобы сделать вывод о том, в какой степени расстояние увеличивает относительные затраты на использование удаленных работников.Мы сосредоточимся на категории услуг под названием «Другие коммерческие услуги» (OCS), которая включает в себя категории услуг, являющиеся предметом дебатов об офшоринге, — профессиональные услуги и центры обработки вызовов. Эффекты расстояния обычно оцениваются путем применения «уравнения гравитации» к двусторонней торговле. Этот метод, который широко использовался для изучения торговли товарами, постулирует, что экспорт из страны происхождения в страну назначения пропорционален экономическим размерам каждой страны-партнера и обратно пропорционален расстоянию между ними.

Диаграмма рассеивания на Рисунке 1 импорта OCS в Великобритании (усредненная за 2000–2004 гг.) дает представление о том, как гравитационное уравнение используется для оценки эффектов расстояния. Вертикальная ось показывает британский импорт как долю ВВП страны происхождения, а горизонтальная ось представляет расстояние от Великобритании. Страны происхождения обозначаются стандартными кодами, а данные наносятся на логарифмическую шкалу. Система символов (указанная в легенде) указывает, имеет ли страна происхождения связи с Великобританией с точки зрения колониальных отношений, общего языка или общей правовой системы.На рисунке показана сильная отрицательная связь между торговлей и расстоянием, чего мы не наблюдали бы, если бы услуги можно было доставлять бесплатно в космосе.

Рисунок 1 показывает, что линия одномерной регрессии по этим данным имеет абсолютный наклон — то, что мы называем «эффектом расстояния» — 0,64. Однако рисунок также показывает, что расстояние — не единственная двусторонняя переменная, влияющая на торговлю. Когда учитывается влияние колониальных связей, например, наклон по отношению к расстоянию увеличивается до 0.87. Наши регрессии контролируют все связи, показанные на рисунке. Они также контролируют разницу часовых поясов, которая, по мнению многих, является важным фактором при офшоринге. В соответствии с последними теоретическими разработками и нашей собственной моделью мы включаем индикаторные переменные импортера и экспортера.

Рисунок 1: Влияние расстояния на британский импорт прочих коммерческих услуг (OCS), средние значения за 2000–2004 гг.

На рис. 2 показаны ежегодные эффекты расстояния для OCS и товаров, оцененные за последнее десятилетие имеющихся данных.Эффекты расстояния для OCS изначально выше, чем для товаров (для того же набора пар стран), но в последующие годы становятся ниже. В 2004 году эффект расстояния для OCS составляет 1,24, что означает, что увеличение расстояния на 10% снижает двустороннюю торговлю на 12,4%.

Используя теорию и предполагаемые эффекты расстояния, мы можем измерить степень, в которой географическое разделение изолирует местных рабочих от иностранной конкуренции. Расчеты показывают, что, с точки зрения лондонского покупателя услуг, работникам в Оксфорде можно платить от 99% до 373% больше, чем работникам в Бангалоре, с поправкой на производительность, и при этом оставаться более привлекательными, как только затраты на предоставление услуг снижаются. принято во внимание.Это потому, что рабочие Бангалора в 100 раз дальше от Лондона, чем рабочие Оксфорда.

 

Рисунок 2: Оценка влияния расстояния для других коммерческих услуг (OCS) и товаров, 1995–2004 гг.

Эти результаты показывают, что географические барьеры обеспечивают высокооплачиваемым работникам существенную изоляцию от низкооплачиваемых конкурентов из отдаленных стран. Расстояние уже давно выступает в качестве серьезного препятствия для международных сделок. К сожалению, большая часть того, что мы знаем о влиянии расстояния на международные транзакции, основана на исследованиях торговли товарами.Похоже, формируется консенсус в отношении того, что стоимость перевозки не может объяснить силу и функциональную форму эффекта расстояния для товаров. 1 Вместо этого физическая дистанция, похоже, приобретает некоторую комбинацию барьеров, налагаемых культурными различиями, постоянным стремлением к личному общению и географически ориентированной структурой социальных и деловых сетей. Эти факторы применимы как к услугам, так и к товарам. Таким образом, есть два смысла, в которых Мэнкью прав, говоря, что не имеет значения, прибывает ли импорт по морю или по широкополосной связи.Во-первых, в любом случае будут потенциальные выгоды от торговли. Во-вторых, будут затраты на расстояние, которые ограничивают реализацию этих выгод.

Насколько высокооплачиваемые рабочие должны опасаться конкуренции со стороны гораздо более низкооплачиваемых рабочих в Индии и Китае? Наши результаты показывают, что расстояние по-прежнему обеспечивает защиту значения. Поскольку эти оценки отражают средние показатели по целому ряду услуг, безусловно, существуют услуги, в которых конкуренция особенно остра. Более того, затраты на предоставление услуг, связанные с расстоянием, по всей видимости, за последнее десятилетие снизились до уровня, который немного ниже уровня, рассчитанного для товаров.К сожалению, данные не дают четкого представления о том, продолжит ли тенденция к снижению стоимости дистанционных услуг или стабилизируется. Мы подозреваем, что устойчивые культурные различия, а также местные социальные сети будут поддерживать затраты на расстояние на достаточно высоком уровне, чтобы предотвратить маленький плоский мир, представляемый некоторыми журналистами.

Этот комментарий основан на «Насколько удалена угроза офшоринга?» тех же авторов, доступный в качестве Дискуссионного документа CEPR № 6542 на http://www.cepr.org/pubs/new-dps/dplist.asp?dpno=6542

Гроссман, Джин М., 1998, комментарий, в Frankel J.A. (редактор), Регионализация мировой экономики, Отчет о проекте NBER, The University of Chicago Press.

Лимер, Эдвард Э., 2000 г., «Какая польза от содержания факторов?», Journal of International Economics 50 (1), 17–49.

Кругман, Пол Р., 2000 г., «Технологии, торговля и цены на факторы производства», Journal of International Economics 50(1), 51–71.

Мэнкью, Н. Грегори и Филипп Свагель, 2006 г., «Политика и экономика офшорного аутсорсинга», Журнал монетарной экономики, 53(5), 1027–1056.

1 Изложение рассуждений см. в Grossman (1998).

Дело Франции восемнадцатого века на JSTOR

Абстрактный

В этой статье рассматривается работорговля и другие виды торговли на дальние расстояния во Франции восемнадцатого века. Данные охватывают 238 предприятий из семи французских гаваней в период с 1710 по 1780 год. Используя недисконтированное соотношение выгод и затрат в качестве показателя внутренней нормы прибыли, в статье показано, что эти инвестиции были более ликвидными, короткими и более прибыльными, чем частный нотариально заверенный кредит. , без повышенного риска.Они были более безопасными и имели более короткую дюрацию, чем государственные облигации, но при этом не были менее ликвидными или менее прибыльными. Вывод о том, что инвестиции в эти отрасли предпочтительнее внутренних альтернатив, можно объяснить входными барьерами.

Информация о журнале

Журнал экономической истории посвящен междисциплинарному изучению истории и экономики и представляет интерес не только для историков экономики, но и для историков социальных и демографических наук, а также для экономистов в целом.Журнал имеет широкий охват как с точки зрения методологии, так и географического охвата. Охватываемые темы включают деньги и банковское дело, торговлю, производство, технологии, транспорт, промышленную организацию, труд, сельское хозяйство, подневольное состояние, демографию, образование, экономический рост, а также роль правительства и регулирования. Кроме того, обширный раздел обзоров книг информирует читателей о последних работах в области экономической истории и смежных областях. Инструкции для авторов Cambridge Journals Online

Информация об издателе

Издательство Кембриджского университета (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих мировых исследовательских институтов, лауреата 81 Нобелевской премии. Издательство Кембриджского университета согласно своему уставу стремится как можно шире распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому спектру предметных областей, как в печатном виде, так и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими академическими изданиями в своих областях, и вместе они образуют один из наиболее ценных и всесторонних исследовательских корпусов, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Синсани в девятнадцатом веке на JSTOR

Абстрактный

Это исследование дальней торговли Мараки выявило коммерческую стратегию, включающую как обмен, так и производство. Большая часть товаров, которыми торговала Марака, была либо местного производства, либо реэкспортом из пустынной торговли. Как только пустынная торговля Марака была прервана, как это было после Умарского завоевания 1861 года, связи, скреплявшие экономику Синсани, рухнули.Дальняя торговля Марака характеризовалась небольшими караванами, состоящими исключительно из мужчин, которые максимально ограничивали время в обход многочисленных местных рынков по пути следования. Марака обычно занимались оптовыми сделками, предпочитая меньшую норму прибыли на единицу и быстрый оборот товаров. Марака торговали таким образом, потому что участие в товарном производстве дома отнимало у них много времени. Прибыль от торговли марака инвестировалась в плантационный сектор, который снабжал хлопчатобумажной тканью и зерном торговлю в пустыне и дальнюю торговлю марака на юг, в земли кола, и вниз по Нигеру до Тимбукту.

Информация о журнале

Журнал африканской истории (JAH) публикует статьи и рецензии на книги. широко варьируется в африканском прошлом, от позднего каменного века до настоящего времени. В последние годы все большее внимание уделяется экономической, культурной и социальная история, а в нескольких статьях исследуются темы, которые также растущий интерес историков других регионов, таких как: гендерные роли, демография, здоровье и гигиена, пропаганда, правовая идеология, трудовые истории, национализм и сопротивление, экологическая история, конструирование этничности, рабство и работорговля, и фотографии как исторические источники.Взносы с доколониальными историческими отношениями между Африкой и африканской диаспорой особенно приветствуются, как и исторические подходы к постколониальному периоду.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих мировых исследовательских институтов, лауреата 81 Нобелевской премии. Издательство Кембриджского университета согласно своему уставу стремится как можно шире распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому спектру предметных областей, как в печатном виде, так и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими академическими изданиями в своих областях, и вместе они образуют один из наиболее ценных и всесторонних исследовательских корпусов, доступных сегодня. Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

3.2. Торговля на дальние расстояния

Перевозка товаров на расстояния, превышающие непосредственные отношения взаимодополняемости в горной среде, хорошо задокументирована археологически и этнографически в южно-центральных Андах. Точечные ресурсы, такие как обсидиан и соль, имеют характерный радиальный характер распределения по сравнению с обменом средств к существованию между экологическими зонами (рис. 3-4). Механизмы, включающие прямое приобретение и последовательный обмен (граничная взаимность), вероятно, были долгосрочными способами обмена, которые служили для горизонтального распространения товаров через единую экологическую среду, такую ​​​​как Альтиплано в Андах. Однако этноисторически известно, что дальние перевозки с помощью верблюжьих караванов, как с прямой заготовкой, так и с очень небольшим количеством переходов (дальние торговые караваны), были распространенным методом поперечного распределения товаров. Когда караванные перевозки на дальние расстояния стали доминировать в региональном обмене в южно-центральных Андах и кто инициировал эту форму перемещения между отдаленными популяциями? Основные факторы, влияющие на происхождение и сохранение дальних торговых путей скотоводов-горцев в южно-центральных Андах, включают следующие особенности.

(1) Грузовые животные: Хотя ламы и не очень сильны, они являются эффективными грузовыми животными, потому что они относительно послушны, не привязаны к воде и могут потреблять различные травы, найденные на Альтиплано, так что им не нужно возить свой корм.

(2) Топография: Благодаря открытому и преимущественно пологому рельефу альтиплано, перемещение грузовых животных через альтиплано требует меньших усилий, чем путешествие по восточным или западным горным хребтам, которые разделены пополам глубокими долинами.

(3) Ресурсы: В межрегиональном масштабе Альтиплано разделяет дополнительные области ресурсов от низменностей Амазонки до Тихого океана, и они сходились на Альтиплано в определенные периоды времени.

Эти особенности создали условия, позволившие широко распространить такие материалы, как обсидиан и другие продукты, в южно-центральных горных районах Анд. Обмен на большие расстояния и пространственные отношения были представлены как основные факторы появления ранней социальной сложности в период среднего и позднего формирования (Bandy 2005; Stanish 2003: 159-164).Однако, учитывая древность одомашнивания верблюдов в Андах, дальние караваны, вероятно, предшествовали среднему формированию на тысячелетие или более. Наличие караванов и транспортировка дополнительных товаров по высокому плоскому Альтиплано являются частью ряда характеристик, которые создали условия, в которых развилось социальное неравенство. Конкуренция за социальную власть возникла во время Формирования в контексте, который включал эти черты обмена на большие расстояния как с точки зрения способности к региональному взаимодействию, так и с точки зрения социальных институтов, которые окружали организацию и планирование обмена в регионе. Эти региональные механизмы обмена имели долгосрочные последствия, основанные на теории Кларка и Блейка (1994: 17), которые утверждают, что социальное ранжирование было непреднамеренным результатом ранних политических акторов, действующих в рамках институциональных ограничений своих обстоятельств, преследующих краткосрочные цели престижа для себя. и для их сторонников. Следуя этой модели, установленные механизмы циркуляции неместных продуктов во время раннего формирования и, возможно, ранее, вероятно, оказали значительное влияние на стратегии, проводимые сторонниками расширения в последующие периоды, такие как средний формативный период.

Адаптационистские объяснения происхождения и значения сетей дальних караванов неудовлетворительны, однако более явные экспансивные модели возникновения караванов, управляемых элитой, которые задокументированы этноисторически, относятся к явлению регионального масштаба, которое произошло относительно поздно в доиспанском прошлом. (Станиш 1992: 14; Станиш 2003: 69). Как обсуждалось выше, данные свидетельствуют о том, что организацию дальних караванов на уровне домохозяйств следует рассматривать как возможную гипотезу циркуляции товаров на большие расстояния до Среднего или Позднего Формирования, когда в бассейне Титикака появились археологические свидетельства существования ранжированного общества.

С точки зрения двух конфигураций, описанных выше как пропитание обмен и распространение из одного источника товары (рис. 3-4X), возможности и стимулы для деятельности караванов на дальние расстояния, по-видимому, намного старше, чем свидетельства существования элитная администрация. Другими словами, на географическом уровне и с точки зрения археологического распространения следует учитывать, что обмен караванами на большие расстояния, возможно, был организован на уровне домохозяйств за тысячи лет до того, как элиты явно организовали рабочую силу для строительства памятников и проведения пиров.

Каковы были контексты, в которых отдельные лица и домашние хозяйства начали организовывать дальние караваны в доисторические времена? Строго говоря, многие из «рассеянных» товаров с лучистым распределением не требовались для существования. В то время как небольшое количество соли биологически необходимо для людей, соль доступна в низкой плотности во многих частях альтиплано, и охотники и скотоводы могут получать соль, потребляя мясо и кровь. Что касается потребности в обсидиане, очевидно, что обсидиан обладает характеристиками отслаивания, недоступными для других каменных материалов, но кремни высокого качества доступны во многих регионах, где археологические данные показывают, что обсидиан был импортирован с относительно больших расстояний.Полудрагоценные камни, такие как лазурит, находят в археологических памятниках, таких как захоронения после 3300 г. до н.э. в южно-центральных Андах. Различные скоропортящиеся товары, вероятно, также циркулировали по таким обменным сетям, а поскольку дикорастущие растения и сельскохозяйственные продукты из определенных регионов известны и по сей день, такие как острый перец, сладкая кукуруза, травы и сильнодействующий лист коки, вероятно, была изменчивость продуктов, доступных из одних долин, по сравнению с другими (особенно на более ранних стадиях одомашнивания растений). Если бы эти продукты перевозились караванами, возможно, в высушенном виде, они распространялись бы по направлениям, более близким к диффузионным источникам, таким как обсидиан.

Рискуя создать жесткую дихотомию, эти предметы, которые были относительно обычными в некоторых регионах, могли быть ближе к «престижным товарам», поскольку их перевозили на значительные расстояния. Следуя агентским моделям раннего лидерства, те, кто мобилизовал ресурсы для приобретения таких товаров, возможно, стремились выделиться среди своих сообществ и своих соседей.Однако важно отметить, что многие из этих товаров, такие как обсидиан, похоже, не использовались исключительно небольшой, ограниченной частью населения в археологических контекстах, в которых они были обнаружены. Тем не менее эти товары широко перевозились, и само наличие этих товаров указывает на то, что для приобретения продукта были затрачены определенные усилия (и, согласно Хайдену (1998: 44), они автоматически являются формой престижной технологии ). С точки зрения важности «обычных товаров» (Smith 1999, см. раздел 2.2.2), такие продукты могли иметь важные культурные и этнические ассоциации, которые придавали ценность приобретению этих товаров и престиж для тех, кто мог их приобретать, одновременно имея широкую доступность в сообществе. Археологи часто определяют «престижные товары» на основе пространственно ограниченных контекстов, которые подразумевают ограниченные или элитарные контексты потребления, и это иногда приводит к утверждениям, что эти предполагаемые престижные товары были стимулом для обмена на большие расстояния. Смит (1999) отмечает, что вместо того, чтобы сделать вывод о том, что престижные товары определяли обменные сети, а затем «товары повседневного спроса», культурную информацию и эти неместные, но широко потребляемые материалы, такие как обсидиан, лучше рассматривать как «культурные товары». связаны с передачей сигналов этнической принадлежности и практикой пастухов (Nielsen 2000: 521-526) и дополняются другими маркерами этнической принадлежности, наиболее заметными из которых, вероятно, были ткани. По мере установления региональных связей обсидиан, возможно, стал средством демонстрации участия и культурной принадлежности к сетям на уровне прожиточного минимума, которые обменивались товарами, включая обсидиан. Даже если археологи не в состоянии обнаружить исключительность в доступе к таким товарам во внутрисайтовом пространственном распределении, поскольку материалы широко потреблялись в сообществе, кажется вероятным, что способность приобретать эти товары положительно отражалась на способных индивидах или домохозяйствах. закупки неместной продукции.

Нисходящий обмен может объяснить многие археологические распределения культурных ценностей, таких как обсидиан, как по объему, так и по временной устойчивости. С точки зрения эффективности, нисходящие сети взаимности требуют меньшего расстояния и меньшего риска, чем путешествие по незнакомой территории (Renfrew 1975: 44). Кроме того, как отмечает Нильсен (2000: 24, 514), вождение каравана — это тяжелая работа, и она становится стоящей только тогда, когда расстояния большие и/или груз тяжелый или громоздкий. Эти громоздкие предметы, как правило, перевозятся на средние расстояния (40–120 км), но более мелкие и более ценные предметы могут перевозиться на большие расстояния (Nielsen 2000). Разносчики-путешественники также несут мелкие и легкие предметы без дополнительной ответственности за управление множеством верблюдов в караване, поэтому в некотором смысле караваны и разносчики являются дополнительными альтернативами для независимого перемещения товаров. Далее Нильсен отмечает, что древние караваны, вероятно, перевозили в своем грузе различные продукты, чтобы снизить риск, и они, вероятно, перевозили все, что стоило перевозить и что можно было продать в соответствии с их социальными и культурными параметрами.

Учитывая свидетельства роста оседлости, начиная с терминальной архаики и далее (Альдендерфер, 1998; Крейг, 2005), прямой обмен можно рассматривать как нулевую гипотезу, а прямые закупки и торговые караваны на уровне домохозяйств — как альтернативные гипотезы. Последовательный, но низкий уровень прямого обмена, встроенный в социальные отношения, формирует фон, на котором можно исследовать другие способы обмена, такие как караваны и возможный нерыночный меркантилизм. Какие возможные стимулы существовали для развития караванов на уровне домохозяйств для приобретения таких товаров, учитывая большое разнообразие потенциальных моделей торговли и потребления в доисторические времена? Поощрения за организацию караванов на уровне домохозяйств могут включать

(1) Поддержание социальной сети и демонстрация внеместных союзов, которые превышают уровень базового регионального взаимодействия, связанного с обменом, связанным с пропитанием.

(2) Спрос на большее количество типов, а также на большее количество или размеры продуктов, чем может быть получено путем обмена по линии.

(3) Потребность или желание превзойти продукты, доступные соседям, или избежать зависимости от всей сети взаимности соседских отношений.

(4) С точки зрения биологической адаптации риск и потенциал вождения каравана были формой дорогостоящей сигнализации (Aldenderfer 2006; Craig and Aldenderfer In Press).

Защищенные свидетельства деятельности караванов, помимо простых свидетельств скотоводства по остаткам фауны и свидетельств загонов, могут быть проблемой для археологов, а систематическое изучение пространственного распределения неместных товаров может пролить свет на различия между скотоводством и караванной торговлей. Мероприятия.Одним из примеров активности караванов в контекстах потребления может быть отчетливое свидетельство объединения определенных товаров в определенные места вдоль основных транспортных коридоров, но для установления изменений в относительной плотности, вероятно, требуются репрезентативные образцы из археологических коллекций из контекстов, которые предположительно были крупными караванными сетями. и те, которые были более периферийными по отношению к основным караванным путям. Источники из современных комплексов на уровне домохозяйств могут служить для дифференциации такого объединения (рис. 2-4), как это было сделано Пирес-Феррейра (1976) с обсидианом из Оахаки.В южно-центральных Андах более веские доказательства отличия караванной торговли от нисходящей торговли могут быть получены из-за различий в форме артефактов и контекста различных неместных продуктов. Короче говоря, чтобы отличить караваны от прямого обмена, потребуются выводы из множества линий доказательств и из домашнего контекста, доказательств, которых крайне мало в южно-центральных Андах.

Этнографические отчеты о взаимодействии между погонщиками караванов и земледельцами могут быть окрашены сравнительно низким статусом погонщиков караванов в современных условиях.Среди изолированных сельскохозяйственных долин в доиспанских Андах водители караванов, вероятно, представляли собой важную связь как с информацией, так и с неместными продуктами. Как владельцы транспортных средств и инициаторы дальнего взаимодействия, погонщики караванов имели сильные возможности влиять на торговые переговоры с преданными земледельцами, у которых не было собственных стад лам или графиков, позволяющих им совершать дальние путешествия. . Таким образом, прочные связи и обязательства между скотоводами и конкретными земледельцами в некотором роде противоречат интересам скотоводов, потому что в рыночном контексте они «держали карты» в плане переговоров о благоприятных условиях обмена.С точки зрения регионального экономического взаимодействия две основные группы, которые, согласно Dillehay (1993: 253), в значительной степени дополняют друг друга и могут привести к относительно стабильной политической и социальной среде:

(1) Мобильные пастухи с экономической направленностью на охоту, пастбищное животноводство, и которые ограничены в своем графике потребностями стада и караванами годового цикла.

(2) Относительно оседлые земледельческие сообщества, часто также с животноводческим компонентом.Эти домохозяйства в значительной степени ограничены в своем расписании и поездках на дальние расстояния из-за требований сельского хозяйства.

В этой конфигурации мобильные пастухи обладают большей автономией, но они зависят от взаимодействия с преданными земледельцами. Отношения между мобильными скотоводами и оседлыми земледельцами в контексте Старого Света были предметом сравнительного исследования Хазанова (1984: 198-227). Одна из распространенных моделей заключается в том, что торговля между кочевниками и оседлым обществом манипулируется в политических целях администраторами и элитой в региональных центрах.В пятнадцатом веке китайское государство стремилось регулировать обмен с кочевыми племенами, происходящими на торговых постах на границе. Возникала повторяющаяся схема, когда китайское правительство пыталось контролировать кочевников, ограничивая торговлю, а кочевники, в свою очередь, «получали право торговать с помощью оружия». (Хазанов 1984: 206). То есть, если бы обмен был ограничен, кочевники прибегли бы к насильственным средствам, как описано Леви-Строссом (1969: 67) и Сахлинсом (1972: 302), которые отмечают связь между обменом и войной (раздел 2.2.5).

На Ближнем Востоке кочевники находились в более выгодном положении, потому что часто они были важным связующим звеном между изолированными оазисами. В то время как администраторы, возможно, стремились контролировать торговлю кочевников со своими общинами, спрос фермеров на молоко и мясные продукты со стороны кочевников, а также транспортные услуги, предлагаемые кочевниками, часто ставили пастухов в выгодное положение (Хазанов 1984: 208). В Андах аналогичная схема связывала сельскохозяйственные долины, такие как Колка в высокогорье, на средних высотах и, возможно, на побережье, посредством караванов верблюдов, хотя к позднему доиспанскому периоду, похоже, многие долинные общины пасли свои собственные большие стада. в соседней пуне.

Этнографические и этноисторические отчеты о типах товаров, перевозимых караванами лам, обеспечивают контекст для обсуждения объема торговли и пространственных отношений в доиспанский период. Нильсен (2000: 65-67) заметил, что водители караванов перевозят практически все, что, по их мнению, они могут перевезти и смогут продать, и поэтому аргумент о том, что одни караваны перевозили товары исключительно для пропитания, в то время как другие везли чисто престижные товары, вероятно, не соответствует действительности. необоснованный.Нильсен отмечает, что в рамках своей стратегии диверсификации караваны в доисторические времена, вероятно, по-разному перевозили предметы первой необходимости, предметы культуры и престижные товары, поскольку они были связаны с сетями на разных уровнях с разнообразием социальных ассоциаций.

Информативное этноисторическое свидетельство караванного транспорта содержится в отчетах, описывающих снабжение провизией печально известных серебряных рудников в Потоси, рассмотренных Брауманом (1990: 408). В этих отчетах говорится, что 40 000 лам были зарезервированы Потоси для обеспечения продовольствием, а еще 60 000 были доставлены в качестве поддержки местным рабочим, выполняющим свои налоговые обязательства за счет труда. Хотя эти данные Потоси трудно экстраполировать от значительных транспортных потребностей для добычи и переработки руды и требований испанцев, контролирующих горные работы, к концепции товаров, которые могли быть в обращении в доиспанские времена, эти данные информативны. разнообразие предметов, мобилизованных для добычи полезных ископаемых. Товары включали производство таких предметов, как ткань, шерсть, древесина и навоз в качестве топлива, а также строительные материалы. Товары для пропитания включали картофель и чуно, мясо, кукурузу и чича , а также различные фрукты и овощи.Товары, которые могут быть классифицированы как культурные/предметы престижа, включали травы, лекарства, стимуляторы, в том числе листья коки, и галлюциногены, такие как ayahuasca (1990: 408).

В Мезоамерике, где не было грузовых животных, люди перевозили товары на сотни километров, и широко использовался транспорт на каноэ. Дреннан (1984: 110) отмечает, что текстиль мог составлять значительную часть товаров, перевозимых на большие расстояния в доиспанский период. Точно так же шерстяные ткани в Андах были важным товаром для скотоводов горных районов и, вероятно, представляли значительную часть товаров, предлагаемых для обмена между скотоводами-караванщиками и земледельцами с самого начала мутуалистических отношений между скотоводами и земледельцами. Этот спрос на текстиль был бы особенно высок среди земледельцев, живущих за пределами прибрежной зоны, производящей хлопок. Одомашнивание верблюдов для перевозки грузов где-то во второй половине архаики позволило более эффективно перевозить товары на протяжении оставшейся части доиспанского периода.Однако это не означает, что продукты питания ежедневно перевозились, как в современных условиях, когда фрукты доставляются грузовиками на рынки Альтиплано, где их покупают для ежедневного потребления.

Этноархеологические исследования предоставляют подробную информацию о более непосредственной практике принятия решений погонщиками караванов, включая распорядок дня, скорость передвижения и расписание дней отдыха. Ссылки в этнографической и этноисторической литературе, касающиеся скорости и вместимости караванов лам, служат ориентиром для оценки скорости движения в доиспанские времена.В этнографической и этноисторической литературе сообщается о некоторых различиях в весе, скорости и расстоянии (Bonavia 1996: 501-515).

Режим

Масса

Расстояние

Время

Артикул

Расстояние каравана, рассчитанное по жеванию коки

3 км уровень, 2 км в гору

Примерно 40 мин на «кокаду», 6-8 раз в день.

(Зам 1911: 180)

Лама

До 40-45 кг

(Чопик-младший 1946: 533)

Караван лам (этноисторический)

Нагрузки 75–100 фунтов (34,1–45,4 кг)

10-12 миль (16-19 км)/день

(Мурра 1965: 185)

Караван ламы

25-30 кг

(< 40 кг)

15-20 км/сутки

Десятичасовые марши.Дальняя поездка может длиться 30 дней.

(Флорес Очоа 1968: 118, 130)

Караван ламы

Около
35 кг

25 км/день (150 км пути)

С 8-9 до почти 16 часов или 8 часов в день

(Кастред 1974: 277)

Караван лам (этноисторический)

11 миль (17.7 км) / сутки

1 день: с рассвета до полудня

(Мурра 1980: 48)

Караван ламы

Около
25 кг

20-25 км/сутки

1 день: с 7:00 до 14:00-15:00.

(Лекок 1987: 8, 20)

Караван ламы

Около
25 кг

15-20 км/сутки

Путешествие: 2-3 месяца

(Фланнери и др.1989: 106, 115)

Караван лам (этноисторический)

10-20 км/сут

1 день: с рассвета до полудня

(Хислоп 1984: 294-298, 302)

Лама-караван (модель для дальних поездок)

30 кг

20 км/сутки

6 дней в неделю в командировках

(Д’Альтрой 1992: 85)

Караван ламы

15-20 км/сутки

1 день: С рассвета до полудня.

(Брауман 1990: 403)

Лама: легкие грузы

25-35 кг

300-400 км пути

Путешествие: 2-3 месяца

(Брауман 1990: 403)

Лама: тяжелые грузы

50-60 кг

Короткое расстояние

Кратковременный

(Брауман 1990: 403)

Караван лам (соляные блоки)

23 кг

15-25 км/сутки

С 4-5 до 14-16 или 6-9 часов в день, без остановок

(Нильсен 2001: 169-176)

Таблица 3-1 . Сообщается о загрузке каравана лам, расстояниях и времени.

Погонщики караванов обычно встают с первыми лучами солнца и начинают готовиться к путешествию и грузить животных для раннего отъезда. Караваны часто путешествуют до полудня, когда разбивают лагерь и дают животным пастись. Поскольку верблюдовые не пасутся ночью (в отличие от Equus ), животным должно быть предоставлено достаточно времени для кормления во второй половине дня, чтобы избежать стресса у животных (Nielsen 2000: 446-449).Дни отдыха регулярно берутся на караванных маршрутах, которые превышают шесть дней, при этом Нильсен (2000: 461) сообщает, что один день отдыха приходится на каждые три-пять дней пути (Лекок, 1988: 185-186; Запад, 1981: 70). Приоритетом при выборе места для ночлега являются потребности стадных животных. Для животных ищут качественные пастбища, следующим приоритетом является достаточное количество воды, а также учитывается эмоциональное состояние лам, поскольку, как сообщается, ламы могут быть беспокойными в некоторых лагерях. Впоследствии учитываются потребности людей, включая возможности охоты, возможности торговли и комфорт лагеря.Таким образом, в то время как экономические и социальные потребности формируют более масштабные решения о караванных путях и продуктах для перевозки для торговли, потребности стадных животных доминируют в краткосрочном принятии решений (Nielsen 2000: 490).

Самцы лам крупнее, а караванные животные обычно представляют собой кастрированных самцов, согласно некоторым сообщениям, но «оставленных нетронутыми», согласно другим. Флорес Очоа (1968: 118) сообщает, что кастрированные ламы производят лучшее мясо и шерсть, но некастрированные ламы лучше подходят для караванных животных.Согласно большинству других сообщений, караванных лам кастрируют, потому что они сильнее и ручнее, и эта практика позволяет пастухам управлять смешанными стадами (Browman 1990: 398; Nielsen 2001: 168; West 1981: 66).

Компьютерная модель для оценки скорости движения на основе топографии, где скорость на участке тропы рассчитывается как функция уклона, может быть получена с использованием функции, представленной Tobler (1993) для пеших прогулок и верховой езды (показан источник стоимости путей). на рис. 3-5).Хотя эти расчеты, основанные на топографии, имеют серьезные ограничения (Connolly and Lake 2006: 252-255), для общих оценок более крупных регионов с измеримыми изменениями крутизны местности эти оценки превосходят простое использование уклона для оценки скорости. Такие модели желательно получить с использованием исходных данных полевых исследований, возможно, на основе современного исследования, в котором учитываются размер и вес грузового животного, количество и тип груза, а также поведение грузовых животных на основе нанесенных на карту условий следа. с помощью GPS-приемников.

В ходе этноархеологических полевых исследований, сопровождавших караван лам в Боливии, Нильсен (2000: 449; 2001: 184) отмечает, что существовали различия в 2-3-месячном путешествии каравана в пути и обратно, что повлияло на общее путешествие. скорость. Выездная поездка включала встречи с товарищами и разнообразные ритуалы в подходящих местах по маршруту. На обратном пути, напротив, никаких ритуалов не совершалось, но животные двигались медленнее, потому что несли большие грузы продуктов в гору с восточных низин; и они путешествовали в течение нескольких месяцев, и, как сообщается, у них болели ноги. Таким образом, отсутствие ритуальных действий, посещений и обмена экономило время, но скорость ходьбы была ниже, перерывы были длиннее, а дни отдыха в пути были более частыми и продолжительными.

Эрл (Earle, 2001: 310) отмечает, что в регионе Мантаро в центральных Андах обмен на большие расстояния (классифицируемый как происходящий на расстоянии 50 км и более на земли за пределами земель, принадлежащих местной этнической группе) редко включает основные Предметы. Во время позднего промежуточного периода и позднего горизонта предметы, которые были найдены в районе Мантаро, включают предметы из металла и раковин, описанные как «предметы богатства», что подчеркивает политический характер обмена на большие расстояния в этот период.

В то время как обсидиан долины Колка в основном перевозился по бассейну Титикака в доиспанские времена неустановленными группами, известно, что в колониальный период государства долины Колка были доминирующими караванщиками в регионе. Жители долины Колка владели большими стадами верблюдов, и они отвечали за длительные караванные путешествия на Альтиплано в колониальный период. Документальные свидетельства показывают, что коллагуа из главной долины Колка инициировали караваны для перевозки продуктов, таких как вино Арекипа, в Куско и Канас, а кукуруза Колка — «куда бы они ни хотели ее продать» (Crespo 1977: 56).Свидетельством роли коллагуа и долины Колка в Арекипе в целом является толедское (1924 [1570-1575]) посещение генералом , описывающее население членов общины колка, переселенных в качестве фермеров в новый город Арекипа, Янауара. , и окрестности. Толедо заявляет, что эти группы Collaguas mitimaes должны производить вино в этих более низких районах для транспортировки в Куско и на рудники Потоси в Боливии на расстоянии более 700 км к юго-востоку (Málaga Medina 1977: 114).

Обмен информацией об относительной бартерной стоимости товаров определяется интимностью контекста обмена. В этнографических отчетах об обмене отрицание происходит преимущественно в уединении внутренних двориков, а не на публичном форуме, таком как рынок, где цены и эквиваленты общеизвестны (Хамфри и Хью-Джонс, 1992).

Путешествие с караваном предполагает преодоление больших расстояний с непредвиденными задержками. Из-за сложности планирования встреч между караванами как высокомобильными сегментами населения оседлые деревни, вероятно, служили важными узлами в изменчивой сети региональных взаимодействий (Dillehay and Nuñez, 1988).То, как эти временные факторы пересекаются с диахронической природой взаимного обмена, противоречит синхроническим ожиданиям установления непосредственных рыночных эквивалентов товаров.

Если у водителей караванов нет установленных торговых партнеров в поселении, они могут начать новые торговые отношения с неизвестными партнерами при входе в сообщество. Касаверде Рохас (1977: 177) описывает, как женщины в Кабанаконде, в нижней части долины Колка, осаждали первые караваны, которые сезонно прибывали к въезду в деревню с предложениями.Женщины пытались установить отношения с торговыми партнерами, договариваясь о выгодных условиях для сельскохозяйственных товаров и места для загона караванных животных в обмен на труд и продукты скотоводства. Нильсен (2001: 183) утверждает, что, когда рыночные цены колеблются, современные караванщики в Оруро, Боливия, иногда избегают постоянных торговых партнеров, чтобы лучше использовать возможности получения прибыли с большим разнообразием, предлагаемым современными рыночными силами; учреждение compadrazgo , похоже, приходит в упадок.Как утверждают Дэнби ​​(2002) и М. Е. Смит (2004), коммерциализацию и возможность отчуждения продуктов во всех древних экономиках, возможно, лучше всего рассматривать с точки зрения степеней, а не абсолютных значений.

Модель кольцевой мобильности Нуньеса и Диллехая (Dillehay and Nuñez 1988; 1995 [1979]) рассматривает развитие регионального взаимодействия в южно-центральных Андах с точки зрения децентрализованных «кольцевых цепей», по которым регулярно перемещаются караваны верблюдов. Предполагается, что это сочленение между отдаленными сообществами началось в «поздней архаике» (скорее, во время «терминальной архаики», используя терминологию в этой диссертации) и во времена формирования.

Общества пастухов-караванов двигались по фиксированным спиралевидным перегонным путям между двумя или более осевыми поселениями либо по вектору пуна-пуна, либо по вектору пуна-прибрежный, либо по вектору пуна-к-сельва… Непрерывность и стабильность были даны к круговому караванному движению пастухов по населенным пунктам на обоих концах его пути. Чтобы это движение сохраняло равновесие, его пути должны были уравновешиваться относительно однородными поселениями с фиксированной осью, которые предлагали множество ресурсов и услуг из своей конкретной экологической зоны, а также фериями (или ярмарками), на которых происходил обмен товарами (Dillehay and Nuñez 1988: 611). ).

Эта историческая модель имеет здесь важное значение, поскольку она подчеркивает ограниченность фокуса центр-периферия для рассмотрения определенных региональных распределенных процессов, таких как появление контроля над региональными обменными путями во время Формирования в бассейне озера Титикака (Nielsen 2000: 88-92; Yacobaccio и др. 2002: 171-172). В моделях позднеформационной сложности в бассейне Титикака, представленных Брауманом (1981) и, в меньшей степени, Колата (1993: 274), караваны и междугородняя торговля играют заметную роль.В формулировке Броумана основные области региональных центров становились все более могущественными благодаря гильдиям, специализирующимся на ремеслах, и другим институтам, достигшим своего апогея в Тиуанако, хотя многие из этих ожиданий от гильдий не подтвердились в более поздних исследованиях (Isbell 2004: 216; Ривера Казановас 2003). Колата считает, что продуктивность земледелия на возвышенностях сформировала основной экономический механизм цветения Тиуанако, а караванное сочленение было второстепенным компонентом.Оба ученых подчеркивают доминирующее положение основных районов региональных центров, положение, которое в региональном масштабе в конечном итоге было достигнуто государством Тиуанако. В отличие от этих моделей, которые подчеркивают централизацию, модель Нуньеса и Диллеэя утверждает, что это интеграция посредством самих караванных торговых путей, и что эти пути превратились в «ведущие цепи», когда они служили для соединения важных центров. Далее, по мере того, как устанавливались традиции, отношения между цепями и основными поселениями на этих маршрутах обеспечивали временную непрерывность и стабильность системе, которая в остальном была текучей и подвижной.Их модель дает больше автономии и влияния этому интегрирующему элементу общества, основанному на караванах, так что «оседлые (или осевые) поселения населения поддерживались (и часто создавались) и контролировались мобильными секторами». (Диллехай и Нуньес 1988: 621).

Эта модель также содержит более слабые стороны, такие как адаптационная основа происхождения и стимулов для участия в этих сетях обмена караванами, и модель приписывает возникающее доминирование центров бассейна Титикака в результате их экологических характеристик.Система описывается как «гармоничная и сплоченная» (Dillehay and Nuñez 1988: 620), поскольку караваны используются для эффективного распределения неоднородных ресурсов по более широкому региону. Адапталистская интерпретация гармонии основана на недостатке археологических свидетельств войн в Формативный период, а андская традиция взаимности служит объединяющей силой. Кроме того, система разделяет отдельные «горные» и «низменные» сообщества, в то время как археологические данные подтверждают градиент без четкой демаркации.

Более актуальная теоретическая ориентация этой модели будет сосредоточена на мотивах торговцев, влиянии неместных товаров в осевых сообществах и статусе, приобретаемом караванщиками, исходя из важности их роли в региональном масштабе. Появление этой характерной, рассредоточенной экономической формы, которая появляется одновременно с началом социального неравенства во время терминальной архаики и формации, может пролить свет на основы социального неравенства, развившегося во время формации.Кроме того, более глубокое изучение стратегических отношений между расширителями в региональных центрах бассейна Титикака и этими торговцами на дальние расстояния может предоставить доказательства того, как первые элиты в ранних государствах могли координировать рабочую силу и собирать ресурсы из региона. Несмотря на историческую и адаптационистскую направленность, модель Нуньеса и Диллехая сосредоточила внимание на роли децентрализованных сетей в связанных возникающих поселениях, которые стали иметь региональное влияние. Этот акцент на мобильном секторе общества подчеркивает потенциальное влияние как ресурсов, так и политической поддержки, которое может исходить от сообществ второго уровня, рассредоточенных по большим пространствам Альтиплано, в политических стратегиях ранних элит в центрах бассейна Титикака.

Сообщается о торговых отношениях, называемых compadrazgo, или просто conocidos, , между постоянными торговыми партнерами; обычно между теми, кто живет в дополнительных экологических зонах (Browman 1990: 404-405; Flores Ochoa 1968; но см. Nielsen 2000: 437-438; Nielsen 2001: 182-183). Например, если погонщик каравана ламы из определенного района пуны и фермер в среднегорной долине с разнообразными продуктами регулярно годами обменивались товарами, а затем учат своих детей отношениям с помощью фиктивных родственных связей. условия; между пастухом и фермером устанавливается традиция мутуализма, которая потенциально может сохраняться в течение нескольких поколений.Отношения обеспечивают стабильность и предсказуемость для обеих сторон обмена в бартерных ставках, типах товаров и количествах, подлежащих обмену.

Характер этой встречи имеет решающее значение для понимания андских отношений взаимности и степени отчуждаемости обмениваемых товаров (Burchard 1974; Mayer 1971). Как упоминалось выше, у водителя каравана есть мобильность и выбор с точки зрения маршрутов путешествия и сообществ, где можно принять участие в обмене. Таким образом, поддержание долгосрочных партнеров по обмену через compadrazgo является ограничением автономии караванов.Две характеристики взаимосвязей compadrazgo , по-видимому, подчеркивают встроенность взаимодействия:

Бартерные отношения часто скрепляются япой: небольшим бонусом, предоставляемым покупателю, который принимает форму чрезмерной взаимности для обеспечения будущих сделок (Browman 1990: 421; Sahlins 1972: 303). Несмотря на магические силы, приписываемые yapa , Сахлинз (1972: 308-314) развивает функциональное экономическое объяснение чрезмерной взаимности, где она служит механизму, аналогичному колебаниям цен в рыночных обществах. Когда существует избыточное изобилие продукта А по сравнению с продуктом В в бартерной ситуации, основанной на традиционных эквивалентах (следовательно, более низкая стоимость продукта А может привести к рыночной системе), поставщик продукта А может ответить взаимностью и, таким образом, на основе о морали взаимных договоренностей, гарантировать будущую компенсацию от торгового партнера.

Первобытное торговое товарищество является функциональным аналогом рыночного ценового механизма. Текущий дисбаланс между спросом и предложением решается за счет давления на торговых партнеров, а не обменных курсов.Там, где на рынке это равновесие достигается изменением цены, здесь социальная сторона сделки, товарищество, поглощает экономическое давление. Обменный курс остается неизменным, хотя временной курс некоторых трансакций может замедляться (Sahlins 1972: 311).

Противоречие, которое должно быть разрешено синхронно в неоклассической рыночной экономике, разрешается диахронически во взаимных договоренностях (Danby 2002). Брауман (1990: 421) не верит, что механизм чрезмерного возвратно-поступательного движения, описанный Салинсом, существует в Андах.Как отмечает Брауман, существуют этнографические данные, свидетельствующие о том, что бартерные курсы действительно колеблются в зависимости от спроса и предложения. Однако описанное выше устройство является одной из возможных конфигураций, существовавших в доисторических условиях, и возможным средством обеспечения долгосрочного сохранения отношений обмена (Burchard 1974; Mayer 1971).

Если сезонные ярмарки и скопления были характерной чертой доиспанского альтиплано, как обсуждает Брауман (1990), взаимодействия могли принимать заметно разные формы в этих контекстах.Сезонные ярмарки, возможно, имели значение религиозных праздников в современных Андах, где набожные люди иногда путешествуют неделями, чтобы прибыть в благоприятное время. Таким образом, ярмарки и культурные мероприятия могли быть смешаны с экономическими сделками.

Запланированные фестивали со сложными танцами, музыкой и костюмами являются важным культурным вкладом в современные сообщества альтиплано, такие как Паратия (Флорес Очоа, 1968), и, несмотря на отсутствие простых материальных коррелятов для археологических исследований, культурные элементы, такие как песни и танцы, вероятно, были важными чертами в множество доиспанских контекстов взаимного обмена (Дж. Флорес Очоа 2005, чел. комм. июль 2005 г.). Несмотря на относительную маргинализацию городов Альтиплано в современной экономике (или, возможно, отражение этой маргинализации), традиционные фестивали остаются важными культурными особенностями в бассейне Титикака. Ссылаясь на источники начала двадцатого века, Брауман (1990: 409) сообщает, что у главного святилища в Копакабане, Боливия, от 40 000 до 50 000 «торговцев» собирались в определенное время, совпадающее с церемониями в святилище.

Если экономические сделки происходили в связи с этими праздниками в доиспанские времена, либо как центральная часть культурных событий, либо отодвигались на периферию, эти транзакции могли приобрести определенные характеристики рыночного обмена.Эти характеристики включали бы общедоступную информацию о бартерных эквивалентах и, возможно, более немедленный синхронный обмен из-за короткого периода времени конвергенции на фестивале. Однако, как уже упоминалось, рыночная концентрация не обязательно подразумевает настоящую «рыночную экономику» с колебаниями цен, отражающими спрос и предложение (LaLone, 1982). Предполагая, что экономические сделки, которые могли иметь место на этих ярмарках, не создавали морального конфликта (путем унижения священных церемоний скромными экономическими сделками, с точки зрения евро-американцев), они создали бы отличный контекст для передачи как культурных ценностей, так и предметов престижа. , а также для контроля определенных методов обмена администраторами или элитами.Тем не менее проблема остается в том, что преданные земледельцы с урожаем для обмена отсутствовали бы на этих ярмарках на Альтиплано, потому что у преданных земледельцев не было расписания или демографических характеристик стада, которые позволили бы им инициировать караваны на дальние расстояния. Поэтому, вероятно, было разработано множество стратегий, позволяющих перемещать продукты с появлением караванов, которые путешествовали в больших масштабах в соответствии с графиками, продиктованными сезонными сборами, графиками сбора урожая и другими экономическими и культурными обстоятельствами.Эти события предполагают появление некоего континуума между более отчужденным обменом, который имел место во время сезонных собраний, и более неотъемлемым бартерным обменом, который происходил в контексте интимного обмена отношений compadrazgo .

Экологический и культурный контекст южно-центральной части Андского нагорья определил обстоятельства, при которых в доиспанский период возникла торговля различными товарами на большие расстояния. Одомашнивание верблюдов где-то за последние 6000 лет позволило более эффективно перевозить крупногабаритные грузы.Остается много неизвестных аспектов сети, которая объединяла преданных земледельцев и скотоводов в доиспанском прошлом, однако археологические и этнографические данные позволяют сделать вывод относительно следующих основных моментов:

(1) Конфигурация сети. Продукты, доступные по экозонам, транспортировались по многочисленным сегментарным сочленениям между экозонами, в то время как другие продукты, доступные только в нескольких местах, по-видимому, транспортировались диффузно и находились между транспортируемыми экозонами и по однородной местности, такой как альтиплано (XРисунок 3-4X).

(2) Мотивы изменения способа взаимодействия. Одомашнивание животных и растений, изменение оседлого образа жизни и развитие социального неравенства были одними из факторов, способствовавших развитию дальних караванов. Очевидно, что первоначальные способы взаимодействия: прямое приобретение и последующий обмен были дополнены караванной торговлей, организованной домашними хозяйствами, и, наконец, управляемой караванной торговлей, но точное время этих изменений установить трудно.

(3) Средства торговли. Особенности андской бартерной экономики, такие как устойчивые торговые отношения между домохозяйствами в дополнительных зонах, скрепляемые такими институтами, как чрезмерная взаимная выгода и фиктивное родство, хорошо продемонстрированы этнографически в этом регионе. Однако в регионе также сообщается о сезонных рыночных собраниях, и обмен товарами в этих условиях мог быть более отчуждаемым, а сделки могли носить более синхронный характер. Такие собрания также могли иметь эволюционное значение, поскольку они потенциально связаны с развитием раннего лидерства в региональных центрах, включая церемонии, пиршества, использование монументальной архитектуры и централизованный контроль над торговлей определенными товарами.

Постоянные темы в горных агропастбищных условиях неавтаркической экономики и снижение риска с помощью стратегий смешанного пропитания служат напоминанием о том, что изменчивость, вероятно, также была правилом в обменных отношениях. Абсолюты в схемах обмена, вероятно, были редкостью, и между торговыми партнерами с ранней античности, вероятно, существовала определенная степень как корыстной торговли, так и элементов встроенного, социального и символического братства. Хотя для более поздних доиспанских периодов был предложен ряд вероятных моделей, когда торговые караваны как на уровне домохозяйств, так и под управлением элиты, по-видимому, перевозили различные товары в регионе, первоначальные контексты караванной торговли остаются в значительной степени необъясненными.Эти первоначальные условия особенно важны, потому что этот способ организации внес свой вклад в региональный контекст и институциональную базу, в которой первые лидеры в бассейне Титикака должны были действовать, чтобы начать процесс расширения своего влияния в доступе к рабочей силе, ресурсам и идеологии их сообщества.

Если устойчивое региональное взаимодействие сохранялось с первых дней пастушеской экономики в докерамический период, это может быть связано с факторами, которые привели к усилению консолидации власти в бассейне Титикака в период формирования.Эти вопросы занимают центральное место в понимании основ региональной интеграции, возникших в бассейне озера Титикака в средние и поздние периоды формирования. В приведенном выше обсуждении была предпринята попытка разработать возможный контекст ранней организации караванов на уровне домохозяйств, который в основном основан на модели «круговой мобильности» Нуньеса и Диллехая (Dillehay and Nuñez 1988; 1995 [1979]), но без следования адаптационистскому подходу. и с более конкретным эмпирическим контекстом для ранних караванов.В последующем обсуждении добычи и обращения обсидиана в южно-центральных Андах представлены существующие свидетельства обращения обсидиана в регионе, которые обеспечивают контекст для более подробного изучения производства обсидиана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.