Журнал художественный – каталог электронных книг, журналов и статей. Онлайн-библиотека Rucont.ru

Содержание

«"Художественный журнал" остается изданием актуальной ситуации» — T&P

T&P регулярно публикует материалы «Художественного журнала». Виктор Мизиано, создатель, вдохновитель и бессменный редактор главного русскоязычного теоретического издания по искусству рассказал нам о его жизнестойкости, исторической динамике и чуткости к изменяющемуся контексту.

— Как вам удалось основать «Художественный журнал» в ситуации «институционального вакуума» начала 90-х годов?

— Как раз именно потому и удалось, что ничего не было. Это ведь очевидно. При всем моем скепсисе к этой эпохе и желании не впадать в либеральную риторику, противопоставляющую свободолюбивые ельцинские девяностые «кровавым» путинским нулевым, но все-таки первое постсоветское десятилетие было и в самом деле временем куража, некого начинания с нуля и осуществления инициационных проектов.

Да и чисто практически создание ХЖ было в этот момент более чем уместным, потому что основные советские художественные журналы развалились и перестали существовать как творческие редакторские коллективы, а некоторые — даже как юридические лица, не говоря уже о том, что бывшая редакторская политика этих изданий была абсолютно неадекватна происходившему в искусстве. Редакторские коллективы были не готовы принять вызов времени, у них не было наработанных методологий, они не обладали тем, что немцы называют Kompetenz — некой компетентностью, которая позволяла бы работать со всем тем, что стало происходить в русском искусстве, энергично устремившемся на освоение западного художественного контекста. Все эти советские журналы, включая даже самые либеральные вроде «Декоративного искусства», дискурсивно все-таки не обладали ресурсами для осуществления этой миссии и консолидации человеческого и интеллектуального ресурса.

Удивительно, что журнал выдержал вызов социальных обстоятельств, что отличает постсоветские десятилетия. Ведь это эпоха, когда люди очень быстро меняли свои идентичности, статусы, местонахождения и не склонны были заниматься чем-то одним.

Говоря иначе, появление журнала напрашивалось, но вопрос состоял в том, кто это сделает и каким способом. И удивительно здесь не то, что журнал возник, а удивительно то, что он выжил, что он сохранился, потому что экономическая конъюнктура явно тому не способствовала. Проекты даже несравненно более здравые с точки зрения редакторской политики, ориентированные не на профессиональную среду, а на более широкую аудиторию и, следовательно, способные гарантировать большую тиражность и самоокупаемость, не выдержали экономических условий.

Во-вторых, удивительно, что журнал выдержал вызов социальных обстоятельств, что отличает постсоветские десятилетия. Ведь это эпоха, когда люди очень быстро меняли свои идентичности, статусы, местонахождения и не склонны были заниматься чем-то одним, когда темпоральность реализовывала себя в таком лихорадочном ритме. Жизнь давала бесконечные новые возможности, и, в общем, сохранять некую преданность какому-то одному делу в этой ситуации выглядело даже скорее проявлением ограниченности, чем достоинства.

— Как вам удавалось находить бюджет для публикации номеров и при этом оставаться независимыми?

— Это очень долгая и непростая история. Могу, конечно, сказать, что это результат нашего упорства, а также практическая хватка директора журнала. На каком-то самом раннем этапе журнал поддерживали его основатели: издательство «ИМА-пресс» и объединение «Велта», потом Фонд Сороса давал нам деньги на какие-то отдельные проекты, в частности на 22-й номер, посвященный опыту Восточной Европы: «Восток смотрит на восток, Восток смотрит на Запад», который мы издали на двух языках. Номер этот стал очень знаменит. Туда в частности написал Игорь Забел свой знаменитый текст «“Мы» и «Другие”», который потом стал крайне цитируемым.

На каком-то этапе нам удалось получить помощь фонда Форда, время от времени появлялись какие-то «благодетели», которые думали, что ХЖ может по каким-то причинам оказаться им полезным. Довольно быстро они убеждались, что ошиблись, и исчезали. За все эти годы я ни разу не сталкивался с человеком, который бы поддерживал журнал за то, чем он, в сущности, и был ценен. А потому с какого-то этапа от поиска таких «благодетелей» я отказался, усмотрев в этом некую этическую уязвимость. Ведь получалось, что я пользуюсь материальной поддержкой людей, которые принимают меня за кого-то другого, что мне в отличие от них бывало совершенно очевидно. Чем дальше, тем больше становилось очевидным, что ХЖ является абсолютно чужеродным и неуместным явлением для постсоветского социального и культурного контекста.

Единственный человек, который последовательно поддерживал ХЖ, ценя в нем именно то, чем он по сути является, — это Марат Гельман, который помогал нам от лица различных юридических лиц, давая рекламу от своей галереи, от каких-то фестивалей, от лица музея. Я не уверен, что он был внимательным читателем, но важно, что он понимал, что такой журнал должен быть. Художественное сообщество этот энтузиазм Гельмана по большей части не разделяло, скорее, ХЖ воспринимался как некая затея, прихоть главного редактора и каких-то людей, которые разделяют его капризы. В России нет галерей, которые поддерживали бы интеллектуальную и академическую прессу, как западные галереи поддерживают October, Texte zur Kunst и целый ряд других изданий. Я сказал бы таким каламбуром: каждый номер ХЖ — это отдельный номер. Каждый номер был результатом странных манипуляций, находок, остроумных схем, по которым мы доставили деньги, чтобы его издать.

— У вас уже вышло почти девяносто номеров, каждый из которых посвящен определенной проблеме. Как вы выбираете темы для номера?

– На самом деле я замечаю закономерность — у нас темы ходят немного по кругу, то есть по прошествии нескольких лет мы возвращаемся к каким-то темам, которые были отыграны, но в рамках уже некой иной, минувшей ситуации. Ситуация меняется, и какие-то проблемы вновь начинают всех интересовать, и лишь потом мы замечаем, что уже несколько нет назад мы говорили об этом. Вот это и есть результат того, что журнал существует двадцать лет. Действительно невозможно не повторяться на протяжении такого долгого времени, тем более имея тенденцию к очень лапидарным формулировкам в тематике: «Цена и ценности», «О вере», «Место» и т.д.

В ХЖ всегда играл важную роль редакционный совет, то есть группа интеллектуалов, необязательно единомышленников, но людей, которые задают интеллектуальный круг, связаны с художественным процессом.

С другой стороны, ХЖ остается изданием актуальной ситуации, и поэтому мы всегда хотим, чтобы темы все-таки рождались из какого-то актуального контекста. В принципе, могу сказать, что в девяностые годы или еще даже в начале нулевых, когда в редакционном совете ХЖ было очень много художников (Осмоловский, Гутов и прочие), кристаллизация тем, как мне кажется, была несравненно ближе самой живой динамике художественной ситуации. Сейчас, когда в ХЖ стало много теоретиков и интеллектуалов, мы чаще формулируем темы, исходя из неких интеллектуальных процессов, интеллектуальной динамики. Но эти две компоненты — общетеоретическая и художественно-актуальная — всегда существовали, на их перекрещивании, собственно говоря, и формулировался номер.

Когда мы решили делать номера журнала, посвященные проблеме места, то это были не просто Анри Лефевр, Мишель де Серто или Эжен Атже, а способ метафоризировать или как-то тематически маркировать процессы, которые мы наблюдаем в творчестве современных художников, особенно художников молодых. А что же касается самой техники формулирования темы, то важна процессуальность: в ХЖ всегда играл важную роль редакционный совет, то есть группа интеллектуалов, необязательно единомышленников, но людей, которые задают интеллектуальный круг, связанный с художественным процессом. Через их диалог, через живое обсуждение журнал и получает санкцию на подготовку номеру на ту или иную тему.

Не во все периоды этот принцип работы, основанный на дискуссии, был эффективен. Бывают периоды, когда интеллектуальная среда открыта диалогу, когда люди заинтересованы во мнении другого. Бывают периоды, наоборот, когда субъективности капсулируются, болезненно замыкаются, и такие встречи оказываются непродуктивными, люди беспочвенно спорят, забывают о смысле встречи, о том, что обсуждается какая-то реальная тема, какое-то реальное издание. Обсуждение вырождается в борьбу честолюбия, характеров или какие-то чистые неврозы. В этих случаях мы чаще всего переходим на точечный тип диалога: просто встречаемся с конкретными людьми, будучи уверенными, что диалог с ними будет возможен.

Главное, что ХЖ всегда создается через общение, то есть он является реляционным. Ну и мы, наверное, не можем иначе, поскольку это издание безгонорарное, в которое люди пишут только потому, что им это интересно и важно. Безусловно, журнал возможен только потому, что он выражает какую-то очень живую, органичную бытующую, внутреннюю потребность.

— Создавая художественный журнал, ориентировались ли вы на какие-то модели западных толстых журналов?

— К тому моменту обсуждения создания ХЖ я уже имел опыт работы в Flash Art: я уже был членом редакционного совета, был автором целого ряда публикаций и готовил второй русский номер, который так и не вышел. Я имел опыт сотрудничества в другом журнале Contemporania, у меня был контакт с Artforum, а также Art News через Константина Акинша, кто был автором и членом нашего редакционного совета. Так что через этот диалог ХЖ обобщил опыт нескольких наиболее авторитетных интернациональных художественных изданий, что, конечно, для России начала девяностых было уникально.

Наблюдая за Documents sur l’ar, я понял, что они создавались не только через диалог критика и теоретика, но и куратора с художником. Это было вскрытием цеховой художественно-критической замкнутости в отличие от советских художественных изданий, которые создавались цехом художественных критиков — людей, профессионально писавших об искусстве.

Но если прямо отвечать на вопрос, моделью все-таки были другие издания. В 1992 году я несколько месяцев прожил в Париже, где подружился с Николя Буррио, который тогда начал издавать, как он говорил, «журнал нового типа» Documents sur l’art. Там же я подружился с Франком Перном, который издавал журнал Blocknote и еще контактировал с Оливье Замом, который начал издавать Purple Prose. Все они были издания очень яркие, талантливые, хотя просуществовали относительно недолго. Тем не менее эти журналы задали французскую художественную ситуацию и отчасти английскую, и в общем молодая художественная среда в те годы эти издания знала. Они были очень разные, но, как бы там ни было, они действительно сильно отличались от столь коммерчески и индустриально ориентированных изданий, как Artforum, Flash Art и особенно Art News.

Наблюдая за Documents sur l’ar, я понял, что они создавались не только через диалог критика и теоретика, но и куратора с художником. Это было вскрытием цеховой художественно-критической замкнутости в отличие от советских художественных изданий, которые создавались цехом художественных критиков — людей, профессионально писавших об искусстве.

ХЖ был первым изданием, которое создавалось художником и с самого начала стало междисциплинарным, хотя в основном обращалось к художественной ситуации. В этот журнал писали и философы Подорога и Петровская, и социолог Согомонов, и художники Гутов и Осмоловский, и теоретики искусства, и кураторы. Деконструкция узко-цеховой ограниченности — вот что ХЖ предложил российскому контексту. Не могу сказать, что я это напрямую взял у Documents sur l’ar или Purple Prose, думаю, это было подсказано самим характером художественного процесса тех лет. Но в любом случае в очень большой степени опыт наблюдения за этими изданиями и понимание ментальности людей, которые их делают, были мне большим подспорьем.

— Можно ли провести различие между русской теорией и критикой и западной или мировой?

— Журнал начинался в девяностые, когда художественной теории просто не было. Не было понятия, не было этого типа письма. Единственный, кто воплощал ее на страницах ХЖ в первые годы его существования, — это, конечно, Гройс, который к тому времени уже был этаблированным немецкими теоретиком искусства, и его голос, присутствие его публикаций были очень важны. Они задавали некую модель письма об искусстве. В остальном это были молодые люди, выпускники Московского университета кафедры искусствознания, которые сформировались как критики современного искусства, но наиболее яркие тексты принадлежали мыслящим художникам, вышедшим из традиции московского авангарда, либо нового поколения художников, которые взяли на себя эту миссию формулирования нового дискурса, альтернативного московского концептуализму.

Идея следующего номера — «Глоссария десятых годов» — во многом и есть попытка сделать программный шаг к формированию местной локальной теоретической школы: со специфическими методиками, проблематикой, типом письма.

Разумеется, было и большое количество переводных текстов, которое должно было задать какие-то параметры, какие-то стандарты, образцы. Не только молодые критики современного искусства не были готовы к самому феномену художественной теории, но и философы тоже не были к этому готовы. Ни Елена Петровская, ни Валерий Подорога тогда еще глубоко и всерьез не знали всей проблематики современного искусства и его специфического дискурса. Как раз бурная художественная реальность девяностых годов была тем контекстом, наблюдая за которым они погружались в саму эту проблематику. Это уже сейчас ретроспективно Подорога с огромной нежностью вспоминает девяностые годы и акционизм, а тогда он относился к нему уже с любопытством, но еще очень настороженно и не без некоторого предубеждения.

Тогда в ХЖ теории в интернациональном смысле просто не существовало, она начала формироваться только в последние годы, с появлением молодых теоретиков, выросших на изучении западной художественной теории. И думаю, что это можно счесть и за заслугу ХЖ, который эти дискурс и дисциплину многие годы пытался выстроить на своих страницах. Так что я бы не сказал, что между российской и западной интернациональной теорией есть какое-то принципиальное фундаментальное различие. Боюсь, пока его нет, потому что российская художественная теория только формируется

Идея следующего номера — «Глоссария десятых годов» — во многом и есть попытка сделать программный шаг к формированию местной локальной теоретической школы: со специфическими методиками, проблематикой, типом письма и т.п. В этом номере не будет ни одного западного автора, ни одного переводного текста. И родилась эта идея, как и все предыдущие, на дискуссии редсовета. Во время обсуждения идеи такого глоссария впервые прозвучали вопросы о том, не пора ли нам попытаться понять, в чем же наша собственная дискурсивная специфика, каковы наши собственные теоретические горизонты? Не пора ли прояснить, не сформировались ли за двадцатилетие если не строгий дискурс, не теория, не школа, то по крайней мере специфическое местное умонастроение?

— Глядя назад, можно ли сказать, что ХЖ эволюционировал в том или ином направлении, проследить некоторую динамику развития?

— Я буду очень схематичен. В публицистике и в художественной среде есть традиция отмерять десятилетиями. Отвечая на вопрос емко, можно последовать этой схеме и сказать, что ХЖ девяностых отличается от ХЖ нулевых. С 1993 по 2004 годы журнал обустраивал дискурс девяностых и московский акционизм — наиболее уникальные, живые, острые художественные практики этой эпохи. В частности, он активно обсуждал то, что может быть названо системой современного искусства: интернациональные институции, построение западной системы. Он давал рецепты, примеры того, как функционирует современная институциональная система, какой тип отношений существует между ее ярусами, как эти институции строятся, какова их дискурсивность.

ХЖ стал выполнять важную системную миссию, которая есть в любой современной системе искусства, а именно аналитически-критическую инстанцию. Это движение от конструктивной к аналитически-деконструктивной позиции.

В середине нулевых стало совершенно очевидно, что система современного искусства, которая все это время обсуждалась, в каких-то контурах уже сложилась в России. К эпохе путинского триумфа и «вставания с колен» начал возникать рынок, оформилась какая-то основная номенклатура институций, появились музеи и периодически возникающие художественные формы. И тут, как мне кажется, произошел принципиальный слом: ХЖ занял аналитически-критическую позицию по отношению к тому, что было создано. То есть к этому моменту журнал стал выполнять важную системную миссию, которая есть в любой современной системе искусства, — а именно аналитически-критическую инстанцию. Это движение от конструктивной к аналитически-деконструктивной позиции.

Я хочу также обратить внимание на смену макетов журнала. Это тоже очень показательный момент. Первые шесть номеров журнала были огромные, дерзкие, вызывающие, этот размер имел манифестационный характер. Начиная с седьмого номера, журнал стал выходить в прагматическом формате А4, который был призван показать, что это интеллектуально сосредоточенное издание. В конце девяностых — начале нулевых мы создали квадратный макет, как бы заявляя своего рода модернистскую конструктивность. В четвертый раз, когда мы уже почувствовали себя изданием такого элегантного, но эссеистически-академического толка, мы выбрали книжный формат, что как раз совпало с моментом, когда журнал начали окружать молодые интеллектуалы, люди, которые мыслили себя создателями и практиками художественной теории. Даже эти смены макетов в какой-то мере маркируют смену идентичности этого издания, его собственного понимания самого себя, его функционального места в художественной и интеллектуальной жизни.

Узнать больше


theoryandpractice.ru

Художественный журнал — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Художественный журнал
Сокращённое название
(ISO 4)
ХЖ
Специализация современное искусство
Периодичность 4 номера в год
Язык русский
Адрес редакции 125104, Москва, Большой Палашевский пер., 9/1
Главный редактор Виктор Мизиано
Страна Россия Россия

Художественный журнал (ХЖ) — российское теоретическое издание, посвященное проблематике актуального искусства. Одно из самых авторитетных изданий российского художественного сообщества[1][2].

О журнале

Журнал был основан Виктором Мизиано[3]. Проектом удалось заинтересовать братьев Андрея и Дмитрия Гнатюков, основателей издательства «ИМА-пресс», а также галерею «Велта», открывшуюся в Центральном доме армии[3]. Издательство «ИМА-пресс» оплачивало выпуск журнала, а «Велта» — работу редакции. Журнал зарегистрировали как торговую марку и отдельно — как орган печати[3].

Первый номер вышел в Москве осенью 1993 года[4]. Журнал имел формат А3, макет разработала Елена Китаева[4]. На страницах «ХЖ» публиковались манифесты и рождалась новая российская арт-критика, которая затем в упрощенном виде перекочевывала в СМИ[4].

В конце 1990-х годов журнал стал походить на западное университетское издание, в котором печатаются не манифесты, а строгие академические тексты[4].

С середины 2000-х, по словам Виктора Мизиано, журнал занял аналитически-критическую позицию по отношению к сформировавшемуся российскому рынку и институциональной номенклатуре[5].

К 2017 году вышло 100 номеров, некоторые — сдвоенные.

Главный редактор журнала Виктор Мизиано[6]. Редакторы по состоянию на 2018 год — Лия Адашевская, Леонид Невлер, Егор Софронов. Редакционный совет — Зейгам Азизов (Лондон), Илья Будрайтскис (Москва), Мария Калинина (Москва), Яна Малиновская (Москва), Иван Новиков (Москва), Алексей Пензин (Лондон), Хаим Сокол (Москва), Мария Чехонадских (Лондон), Кети Чухров (Москва), Андрей Шенталь (Москва), Станислав Шурипа (Москва).

Видео по теме

В редакционный совет входили

Цитаты

  • «„ХЖ“ в настоящий момент — единственный независимый профессиональный журнал об искусстве и самый долгоиграющий проект из числа возникших на волне перестройки. Журнал неоднократно находился на грани выживания (по рассказам Мизиано, «в течение этих 20 лет журнал выходил в результате невероятных финансовых сальто-мортале») и тем не менее всегда отчетливо присутствовал на художественной сцене»[3]Валерий Леденёв, 2013.

Ссылки

Источники

wiki2.red

 | "ЗЕРКАЛО" — ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ

Журнал адресован читателям, которых интересует развитие российской культуры от Второго русского авангарда до современных нам достижений в областях прозы, поэзии, эссеистики и изобразительных искусств.
Журнал не ставит перед собой литературоведческих или исторических задач, в центре его внимания – живая ткань существующей сегодня литературы во всех ее новых аспектах.
Журнал свободен от распространенных идейных или эстетических понятий, в нем публикуются редкие свидетельства русской авангардной культуры ХХ века, актуальные для сегодняшнего литературного пространства.
Журнал выпускается «Еврейско-русским художественным центром» (Тель-Авив, Израиль) при содействии:

Периодичность: два раза в год. Главный редактор: Ирина Врубель-Голубкина Члены редколлегии: Ирина Гольдштейн, Михаил Гробман, Лёля Кантор-Казовская, Глеб Морев, Вадим Россман, Яков Шаус, Наиля Ямакова . Ответственный секретарь: Илья Любарский. Адрес редакции: Тель-Авив, Симтат Нес-Циона, 3. Тел.: +972-3-5172920 E-mail: [email protected]
Все номера журнала «Зеркало» представлены также на сайте «Журнальный зал»
Уважаемые авторы! Присланные рукописи не рецензируются. Редакция не имеет возможности вступать в переписку по поводу их публикации, а только извещает авторов, чьи рукописи ее заинтересовали, о своем решении.

Если вы хотите приобрести «бумажную» или PDF-версию журнала (нового или архивного),

обращайтесь в редакцию по адресу [email protected] и мы с удовольствием выполним вашу просьбу

Последние номера журнала «Зеркало» теперь можно приобрести в магазине «Бабель» (בבל) по адресу: Тель-Авив, ул. Йона ха-Нави, 46


Новый – 53-й – номер «Зеркала» можно читать как обычный выпуск толстого литературно-художественного журнала, то есть как собрание разных текстов, а можно  – и скорее всего этот способ чтения окажется более плодотворным – прочитать его как единый текст, написанный в разных жанрах с использованием разных стилистик. Текст с одним сюжетом, с попыткой решить одну для всех авторов журнала задачу: разобраться, наконец, в том феномене, который мы обобщенно называем «авангард». Поводом для формирования этого номера стало открытие в Музее Израиля в Иерусалиме выставки «Победа над солнцем: авангардные течения в русском искусстве XX–XXI века» (куратор – Татьяна Сиракович). Но – только поводом, поскольку авангард для журнала «Зеркало» – тема постоянная; более того, этим словом можно было бы определить и изначальную концепцию журнала, затеянного в свое время художником и поэтом, а также практиком и теоретиком Второго русского авангарда Михаилом Гробманом. Задачей журнала «Зеркала» — во все годы его работы – было сохранение того «творческого пространства», той художественной энергетики, которую открыли для искусства русские авангардисты в начале ХХ века, и которая во многом определило живую жизнь сегодняшнего искусства. И пусть не кажется читателю, открывшему этот номер «Зеркала»,  что речь идет о дне вчерашнем, что те же Малевич или Бурлюк, ставшие героями этого номера «Зеркала» – это уже история искусства, что они – минувшее. Увы, сегодняшняя известность этих имен вовсе не означает, что мы смогли по-настоящему освоить их уроки, – бывает, и очень часто, что посмертным возвеличиванием мы, на самом деле, загораживаемся от тех, кого возвеличиваем. И в этом отношении посмертная судьба того же  Малевича во многом оказалась драматичной: «Малевич умер, прах его скрыли и забыли о нем. Живая душа Малевича скитается с тех пор, но нет ей любви и нет ей родственности. После лет забвения взяли имя Малевича, облепили разноцветными бумажками и если бы могли откопать его тело – то сожрали бы его, как лакомое и модное блюдо. Малевич – мода, Малевич – предмет рыночных спекуляций, Малевич – тема литературных антропофагов – такого Малевича нет, не было и не будет. Подлинный Малевич – революционер и пророк – до сих пор наглухо скрыт от глаз и пальцев сытых интеллектуалов. Чтобы понять Малевича, необходимо понять дух и букву революционно-мистического созидания мира», — из вошедшего в номер эссе Михаила Гробмана «Библейское строение квадрата».

Редакторы «Зеркала» при составлении этого номера исходили из того, что усвоение внутреннего содержания русского авангарда начала и середины ХХ века сегодня – задача более чем актуальная, поскольку это, по сути, процесс постижения того, чем живет сегодняшнее искусство.

Но по порядку:

Размышление о русском авангарде начинают в номере своими обзором «Россия. ХХ век: от авангарда к андеграунду» куратор выставки Татьяна Сиракович, представляя свою концепцию выставки как эволюцию идей авангарда в искусстве нескольких поколений.

В статье,  – а точнее, микромонографии – «Почти всё о Черном квадрате» Татьяна Горячева прослеживает историю «Черного квадрата» Малевича, историю интригующую, – от возникновения замысла до последующей судьбы главного программного символа супрематизма.

Вторая статья Горячевой  «Про фигурины» посвящена рождению футуристического театра в России, в частности, про замысел Лисицкого – замысел, так и неосуществленной,  постановки оперы «Победа над солнцем», как «электромеханического представления, где вместо актеров должны были действовать «фигурины» ‒ огромные марионетки, приводимые в движение электромеханической установкой».

Тема статьи (еще одной микромонографии в журнале) Лёли Кантор-Казовской «По следам русского авангарда: независимое искусство в России 1960–2000-х годов», как ее определяет автор, – «разнообразная и сложная рефлексия по поводу русского авангарда 1910–1920-х годов в свободном (то есть, неофициальном) искусстве» России второй половины ХХ и начала ХХI века».

Своеобразным продолжением этой статьи стало развернутое интервью, взятое Кантор-Казовской у одного из персонажей своей статьи, Михаила Гробмана, представшего здесь не только в качестве художника, но и как одного из самых известных коллекционеров русского авангардного искусства.

Художник Вадим Захаров, представленный на выставке «Победа над солнцем…» инсталляцией «История русского искусства от авангарда до московской концептуальной школы», иронически рисует возращение традиции авангарда как некий социально-художественный апокалипсис: «Воскресшие мертвецы прошлого с трясущимися треугольниками вместо рук и квадратами вместо голов будут сеять ужас, и нам от этого не уйти».

Рубрику «Прямая перспектива» составили два эссе: уже упоминавшее выше эссе Михаила Гробмана о «Малевиче» и эссе Михаила Алленова «Окрест «Черного квадрата»», который в отличие от Гробмана, определявшего супрематизм Малевича как «своего рода художественный иудаизм», видит в «Черном квадрате» символику христианскую.

Рубрику «Звенья» составили:

— исключительно щедрое по объему (редком в такого рода публикациях) представление ранних, по большей части никогда не публиковавших стихов Давида Бурлюка, отобранных им и переписанных в 1933 году в так называемую «тетрадь в парчовом переплете», и названных «Сувениры», так же названа и их публикация в журнале; публикатор и автор вступительной статьи Евгений Деменок;

— собрание эстетических манифестов группы «Движение», написанных в свое время, то есть в 60-е годы прошлого века, художником Львом Нуссбергом, участником Второго русского авангарда, основателем и руководителем кинетической группы «Движение», автором первых русских перформансов.

Ну а завершает журнальный номер публикация стихов еще одного представителя Второго русского авангарда Владимира Ковенацкого (1938-1986).  Вот, например, его иронические зарисовки ушедшей эпохи:

И так и неосуществленной,вот в один из тех сумбурных дней

Здесь опишу я, красок не жалея,

Тот странный восковых фигур музей,

 Где собирались, чтоб развеселиться

Угрюмые шизоиды столицы.

Пройдя соседей полный коридор,

Вы попадали в тёмные пределы

Его жилища. Там свеча горела

И взгляды воспалённые в упор

Встречали нас с единственной надеждой –

Нет ли у вас бутылки под одеждой?

Здесь непонятный собирался сброд.

/… … …/

С церковником здесь обнимался йог

И западник мирился с русофилом,

Все распевали что кому по силам.

Покуда не являлся на порог,

Соседями подослан, участковый.


 

 

 

ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО ЧЕЛОВЕКА

Скончался Вячеслав Всеволодович Иванов – человек-эпоха, человек, сделавший историю, человек, сотворивший знание. Основной его чертой, помимо умения создавать и передавать знание в дотоле невиданных масштабах, была его совершенно стихийная, огромная любовь к молодежи, умение привлекать к себе самых любопытных, самых талантливых, самых работоспособных и блестящих людей – школьников, студентов, аспирантов, молодых исследователей и исследователей с именем, соратников, среди которых первое место принадлежало его другу и соавтору Владимиру Николаевичу Топорову. Вячеслав Всеволодович сам единолично сотворил целую новую науку – семиотику, науку о знаках, обосновал ее, развил и упрочил ее положения и достижения, и все это в десятках и сотнях книг и статей, которые и теперь читаются, не переводя дыхание, как поистине захватывающие произведения, – теперь, иногда десятилетия после того, как они впервые были обнародованы.

(далее)

 

Разговоры в «Зеркале»

19 октября в тель-авивском книжном магазине «Бабель» состоялся вечер, посвященный выходу 47-го номера журнала «ЗЕРКАЛО».

В вечере приняли участие главный редактор журнала Ирина Врубель-Голубкина, художник и поэт Михаил Гробман, поэт Леонид Шваб, литературный критик и эссеист Сергей Костырко, художник и писатель Валерий Айзенберг, писатель и совладелец магазина «Бабель» Евгений Коган (видео).



 

«Разговоры в зеркале». Вечер Ирины Врубель-Голубкиной в книжном магазине «Бабель» (Тель-Авив)


 


Журнал «Знамя»  (№10, 2015) опубликовал рецензию на книгу Ирины Врубель-Голубкиной «Разговоры в зеркале»

* * *

На сайте Полит.Ру опубликована рецензия Михаила Юдсона на «Зеркало» №№43, 44

* * *

В Тель-Авиве прошел вечер презентации книги стихов Михаила Гробмана «Свобода приходит нагая»


Вышла в свет книга нашего автора Алексея Смирнова (фон Рауха) «Полное и окончательное безобразие. Мемуары. Эссе» — совместный проект журнала «Зеркало» и издательства «Кабинетный ученый» (Екатеринбург)

Составители сборника – главный редактор журнала «Зеркало» Ирина Врубель-Голубкина и поэт и художник Михаил Гробман.

 Книга содержит мемуары и эссеистику Алексея Смирнова (1937–2009), московского художника, иконописца, писателя и публициста, участника Второго русского авангарда.

Яков Шаус: Совесть, рождающая ярость

Рецензия: НОВЫЙ МИР №25, май 2015 г.

THE ART NEWSPAPER RUSSIA

Отзывы о книге

Читать все тексты А.Смирнова, опубликованные в журнале «Зеркало»


В московском издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга главного редактора журнала «Зеркало» Ирины Врубель-Голубкиной «Разговоры в зеркале».

Каждые две недели литературный критик Лев Данилкин выбирает для сайта «АФИША-ВОЗДУХ» самые интересные издания из только что вышедших. Вот что он пишет о книге:

«Коллекция замечательных интервью, взятых главным редактором израильского журнала «Зеркало» у людей, имеющих отношение к русскому авангарду — первому и второму. Здесь есть поразительная — очень известная, классика жанра — беседа с Николаем Харджиевым, филологом, коллекционером, собеседником Малевича и Татлина, Ахматовой и Мандельштама, Хармса и Шварца («Евгений Львович был дурак, пошлятина, буржуазный господин. Я вам расскажу про него историю»), состоявшаяся за несколько лет до его загадочной смерти. Крайне любопытные — с Эммой Герштейн, с Сашей Соколовым, Павлом Пепперштейном и Ильей Кабаковым. По сути, «Разговоры» — живая история русского авангарда, от Малевича до Пепперштейна; книга, правда, выиграла бы, если б ее несколько подсократили; одно дело узнавать у Харджиева, что думал Мандельштам о стихах Набокова, и другое — разбираться в нюансах социальной и культурной идентификации репатриантов последней волны: калибр тем другой» (перейти на сайт)

Сайт «Buro 24/7» назвал книгу «Разговоры в зеркале» в числе десяти лучших книг октября (перейти на сайт)

Журнал «Знамя» (№10, 2015) — рецензия Натальи Ивановой на книгу «Разговоры в зеркале»

Истоки и истуканы русского авнгарда (Свободная пресса)

Рецензия «Частного корреспондента» на книгу «Разговоры в зеркале»

Рецензия «Независимого аналитического сайта» на книгу «Разговоры в зеркале»

«Мы — люди неправильных жестов». Ирина Врубель-Голубкина и Михаил Гробман о книге «Разговоры в зеркале» (Colta.ru)

Истоки и истуканы русского авангарда. Игорь Бондарь-Терещенко о книге Ирина Врубель-Голубкиной «Разговоры в зеркале» (Свеободная пресса)

Литературный обзор. осень 2014 (Homo legens)

Отклики в «Живом журнале»

«Сигма»


Книга нашего автора Валерия Айзенберга КВАРТИРАНТ вошла в список номинантов премии НОС.

Сокращенная версия книги была напечатана в №30 нашего журнала за 2007 год. На обложке — фрагмент работы Валерия Айзенберга 1990 года


Книга нашего автора Наума Ваймана «Шатры страха» вошла в шорт-лист премии Андрея Белого 


 

9 октября 2014 г. на 77 году жизни скончался русский художник, один из деятелей Второго русского авангарда Эдуард Курочкин.


ИГОРЬ ХОЛИН ВПЕРВЫЕ НА ИВРИТЕ

В израильском журнале «Мегафон» вышла поэма Игоря Холина «Почтовый ящик» в переводе Цви Миркина.

Оригинал на русском языке можно прочитать здесь.


В 2013 году в издательстве Новое литературное обозрение вышла книга автора нашего журнала Валентина Воробьева «Леваки». С критикой на нее в «Независимой газете» можно ознакомиться здесь.


12 декабря в Московском Музее современного искусства состоялось открытие выставки Михаила Гробмана

Фотографии и пресса здесь


Хотя «Зеркало» является литературно-художественным журналом, редакция получает много материалов с описанием различных судеб людей нашего печального времени.

Так родилась идея новой страницы нашего сайта: «СУДЬБЫ», которая возьмет на себя труд неподсильный и неправильный в рамках нашего издания. Отныне наши читатели получат возможность знакомиться с судьбами людей, описанными языком, свободным от литературных рамок и грамматических обязанностей. Это будут свидетельства нашей жизни, и тот, кто захочет, сможет обратить тексты в стиль, стиль в трагедию и — обратно в нашу жизнь.

* * *

Традиции выпуска «авторского фарфора в России берет начало в 20-х годах прошлого века, когда Государственный фарфоровый завод в Петрограде впервые выпустил уникальные тарелки, созданные по эскизам Малевича, Кандинского, Петрова-Водкина. Много позже к авторскому фарфору обратились художники-шестидесятники. Коллекционерам хорошо известны тарелки и фарфоровые скульптуры, разработанные Штейнбергом, Целковым, Янкилевским, Пивоваровым, Рабиным, Кабаковым, Мастерковой, Немухиным, Вулохом. Традицию выпуска авторского фарфора продолжают и многие современные российские художники. Недавно вышла серия фарфора Михаила Гробмана «ПЕРЕЛЕТНЫЕ ПТИЦЫ».


У автора нашего журнала Наума Ваймана вышла новая книга «Черное солнце Мандельштама».

На сайте интернет-магазина ОЗОН вы можете ознакомиться с другими книгами Наума Ваймана.

* * *

Егор Альтман. О Михаиле Гробмане и второй волне русского авангарда

* * *

В РАЗДЕЛ ИЗБРАННОЕ (1993-1995) ДОБАВЛЕНЫ НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ:

Аарон Апельфельд. Литература — это прежде всего содержание

Борис Бродский. Золотое дно

Исраэль Элираз. Это не конец света

Меир Фейгенберг. Лева и Хабибула

Лев Фейгенберг. Амулет Хабибулы

Марина Генкина. Азбука коллекционера

Лев Меламид. Бегство в Иерусалим

Валерий Мерлин. Ярмо богов и крестная ноша: две формулы искупления

Ицхак Орпаз. Улица таможни

Алексей Парщиков. Термен

Александр Сыркин. Нескончаемое «Дело Вагнера» и некоторые попутные замечания

Биньямин Тамуз. Поездка в Хайфу

Владимир Тарасов. Россыпь

Рафи Вайхерт. Пасифая

Князь Сергей Михайлович Волконский. «Родич против родича»

Валентин Воробьев. Артклошинтерн

Павел Зальцман. Рассказы

zerkalo-litart.com

О журнале — журнал «Искусство»

Основанный в 1933-м году, наш журнал был первым в СССР периодическим изданием по изобразительному искусству и за годы своего существования приобрел большой авторитет, как у отечественных, так и у зарубежных специалистов и любителей искусства.

Даже несмотря на жесткие идеологические рамки, статьи, опубликованные в «Искусстве» и в 30-е, и в 70-е годы, с искусствоведческой, «знаточеской», точки зрения, всегда вызывали большой интерес и являлись образцом для подражания. В то время тираж журнала достигал 20 тысяч экземпляров. К сожалению, по финансово-экономическим причинам, журнал не выходил в свет с середины 90-х годов. Надо отметить, что этот перерыв в издании журнала не был первым.

По вполне понятным причинам он не выходил во время Великой Отечественной войны, спорадически появлялся в 1950-е годы, — были организационные трудности, да и идеологические тоже. Но проблема с финансированием оказалась определяющими, и в течение последних 10 лет свет увидели лишь несколько номеров. В связи с этим, сейчас, в ситуации активного формирования российского арт-рынка и значительной активизации музейно-выставочной деятельности, возрождение журнала стало значительным событием в культурно-художественной жизни страны.

Мы с уважением относимся к истории своего журнала, к людям, которые его делали. Даже в самые трудные годы они сохраняли в характере издания, хотя и не всегда определяющие, традиции русской культуры.

Обновленное «Искусство» — независимое издание, не являющееся рупором какой-либо артистической группировки или клана. Редакция журнала не отдает предпочтение отдельным тенденциям: мировой художественный процесс мы рассматриваем как целое. Главный критерий для нас — высокий профессиональный уровень произведения. Журнал сохраняет приверженность своей давней тематике — это пластические искусства, как говорится, проверенные ценности: живопись, графика, скульптура, дизайн, декоративно-прикладное искусство. Но одновременно мы заинтересованы в продвижении практик актуального искусства, которые сегодня выглядят новациями, а в не столь далеком будущем, возможно, станут классикой. Мы хотим показать преемственность старого и нового, обнаружить и укрепить традиции. Мы видим свою миссию в осмыслении опытов прошлого, в открытии новых имен, в прогнозировании развития искусства и художественного рынка. Мы приложим все усилия к отражению мира русского искусства в контексте мирового художественного процесса. Обзоры, аналитические статьи, эссе, интервью и дискуссии с участием виднейших искусствоведов, галеристов и художников — самые разнообразные по форме материалы в нашем журнале — призваны отразить объективную картину российского и мирового изобразительного искусства. По-прежнему мы будем со вниманием относиться к российским регионам. Это тоже в традициях журнала «Искусство». С другой стороны, время вносит свои коррективы: если раньше у нас не было арт-рынка, то сейчас он активно формируется. И, конечно, мы будем отслеживать события в этой сфере, и публиковать аналитические обзоры, репортажи с аукционов, материалы о коллекционерах и мнения экспертов.

С точки зрения внешнего вида и стиля «Искусство» ни в коем случае не является подражанием какому-либо западному журналу, что нередко заметно в других российских «глянцевых» изданиях. Современный оригинальный дизайн, в котором элементы консерватизма служат идее качественного представления качественного искусства — отличительные черты обновленного «Искусства».

Мы надеемся, что нашими читателями станут не только художники, искусствоведы, коллекционеры и арт-дилеры, но, главное, — самый широкий круг ценителей отечественного изобразительного искусства.

Современный оригинальный дизайн, в котором элементы консерватизма служат идее качественного представления качественного искусства — отличительные черты обновленного «Искусства».

Редакция

Издатель: Аля Тесис

Главный редактор: Михаил Лазарев

Заместитель главного редактора: Алина Стрельцова

Выпускающий редактор: Курасова Татьяна

Ассистент редактора: Старицына Жанна

Сайт: Дмитрий Демир

iskusstvo.taggart.ru

Художественный журнал — Википедия. Что такое Художественный журнал

Художественный журнал
Сокращённое название
(ISO 4)
ХЖ
Специализация современное искусство
Периодичность 4 номера в год
Язык русский
Адрес редакции 125104, Москва, Большой Палашевский пер., 9/1
Главный редактор Виктор Мизиано
Страна Россия Россия

Художественный журнал (ХЖ) — российское теоретическое издание, посвященное проблематике актуального искусства. Одно из самых авторитетных изданий российского художественного сообщества[1][2].

О журнале

Журнал был основан Виктором Мизиано[3]. Проектом удалось заинтересовать братьев Андрея и Дмитрия Гнатюков, основателей издательства «ИМА-пресс», а также галерею «Велта», открывшуюся в Центральном доме армии[3]. Издательство «ИМА-пресс» оплачивало выпуск журнала, а «Велта» — работу редакции. Журнал зарегистрировали как торговую марку и отдельно — как орган печати[3].

Первый номер вышел в Москве осенью 1993 года[4]. Журнал имел формат А3, макет разработала Елена Китаева[4]. На страницах «ХЖ» публиковались манифесты и рождалась новая российская арт-критика, которая затем в упрощенном виде перекочевывала в СМИ[4].

В конце 1990-х годов журнал стал походить на западное университетское издание, в котором печатаются не манифесты, а строгие академические тексты[4].

С середины 2000-х, по словам Виктора Мизиано, журнал занял аналитически-критическую позицию по отношению к сформировавшемуся российскому рынку и институциональной номенклатуре[5].

К 2017 году вышло 100 номеров, некоторые — сдвоенные.

Главный редактор журнала Виктор Мизиано[6]. Редакторы по состоянию на 2018 год — Лия Адашевская, Леонид Невлер, Егор Софронов. Редакционный совет — Зейгам Азизов (Лондон), Илья Будрайтскис (Москва), Мария Калинина (Москва), Яна Малиновская (Москва), Иван Новиков (Москва), Алексей Пензин (Лондон), Хаим Сокол (Москва), Мария Чехонадских (Лондон), Кети Чухров (Москва), Андрей Шенталь (Москва), Станислав Шурипа (Москва).

В редакционный совет входили

Цитаты

  • «„ХЖ“ в настоящий момент — единственный независимый профессиональный журнал об искусстве и самый долгоиграющий проект из числа возникших на волне перестройки. Журнал неоднократно находился на грани выживания (по рассказам Мизиано, «в течение этих 20 лет журнал выходил в результате невероятных финансовых сальто-мортале») и тем не менее всегда отчетливо присутствовал на художественной сцене»[3]Валерий Леденёв, 2013.

Ссылки

Источники

wiki.sc

Литературно-художественные журналы - это... Что такое Литературно-художественные журналы?


Литературно-художественные журналы

Литерату́рный журна́л — журнал, посвящённый литературной критике и публикующий произведения художественной литературы. Бывают как общелитературные, так и представляющие какое-то одно литературное направление. В России и СССР литературно-художественные журналы получили неофициальное, но часто употреблявшееся название «толстых журналов» (без кавычек), в силу значительного объёма этих изданий.

Литературные журналы в России

В России первые литературные журналы возникли в конце XVIII века. В XIX веке они стали важной средой интеллектуальной жизни, однако значительных тиражей не имели, в силу низкой образованности основной массы населения, и сильно страдали от царской цензуры.

В СССР, после исчезновения дореволюционных изданий, были созданы новые литературно-художественные журналы, причём не одномоментно: если ряд крупнейших центральных журналов вышел в свет ещё до Великой Отечественной войны, то новые региональные издания продолжали возникать на протяжении ряда десятилетий. Они также периодически страдали от теперь уже партийной цензуры, однако стали важными центрами притяжения общественной мысли и «кузницей мастерства» начинающих литераторов. После отмены цензурных ограничений в эпоху перестройки, толстые журналы стали публиковать массу острейших материалов на все темы художественной и общественной жизни, выйдя далеко за рамки узколитературных изданий. Это обусловило их невероятную популярность: к 1990 г. ежемесячный тираж одного лишь «Нового мира» достиг 2710000 экз. После падения советской власти аудитория литературных журналов сократилась, и они вновь стали лишь вестниками литературной жизни.

Толстые журналы СССР

Современные литературные журналы на русском языке

Журналы нон-фикшн

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Литературная энциклопедия 1929-1939
  • Литературное Наследие

Смотреть что такое "Литературно-художественные журналы" в других словарях:

  • литературно-художественные журналы — (франц. journal, первоначально дневник) периодические печатные издания, посвященные художественной литературе, критике и публицистике. Рубрика: литература и ее функции в обществе Прочие ассоциативные связи: литературная критика, публицистика… …   Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

  • Литературно-художественные журналы —         периодические издания, чаще всего ежемесячные, знакомящие читателя с новинками оригинальной или переводной литературы и новостями литературной жизни и способствующие формированию общественного мнения. Наряду с ведущим отделом… …   Большая советская энциклопедия

  • журналы литературно-художественные — см. литературно художественные журналы …   Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

  • Литературно-художественный журнал — Литературный журнал журнал, посвящённый литературной критике и публикующий произведения художественной литературы. Бывают как общелитературные, так и представляющие какое то одно литературное направление. В России и СССР литературно… …   Википедия

  • ЖУРНАЛЫ ДУХОВНЫЕ — христ. периодические издания, к рые выпускаются церковными учреждениями или с их участием, научными или общественными орг циями, фондами, а также частными лицами. К Ж. д., с одной стороны, примыкают церковные и церковно общественные газеты,… …   Православная энциклопедия

  • Журналы для слепых —         печатаются рельефно точечным шрифтом по системе Л. Брайля (см. Брайля шрифт), плоским шрифтом, а также издаются в звукозаписи (на магнитной ленте и грампластинках).          В России первые Ж. д. с. «Друг слепых» (1887 88), «Досуг слепых» …   Большая советская энциклопедия

  • журналы — Первый московский журнал «Полезное увеселение» относился к литературным изданиям ( «литературные журналы»). В 1762 профессор И.Г. Рейхель издал «Собрание лучших сочинений к распространению знания и к произведению удовольствия...»  журнал,… …   Москва (энциклопедия)

  • Журналы в Кыргызстане — – первым журналом, который начал издаваться в республике, стал ежемесячник «Коммунист», в качестве теоретического и политического органа компартии его издание началось в 1926 году в соответствии с решением Киробкома ВКП(б). 5 мая 1928 года вышел… …   Энциклопедический словарь СМИ

  • Журналы русские — ЖУРНАЛЫ РУССКИЕ. I. ДВОРЯНСКИЕ ЖУРНАЛЫ ЭПОХИ РАСЦВЕТА КРЕПОСТНОГО ХОЗЯЙСТВА (XVIII в.). Как и на Западе, в России Ж. появились позже, чем первые печатные газеты. Их появление вызвано было развитием хозяйственной и общественной жизни и, в связи с… …   Литературная энциклопедия

  • Журналы — Журналы. В Петербурге начал выходить первый русский журнал «Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в “Ведомостях”» (1728—1736 и 1738—1742) — литературно художественное и научно популярное… …   Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

dic.academic.ru

Искусство (журнал) - это... Что такое Искусство (журнал)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Искусство.
Искусство the art magazine
250px
Обложка журнала «Искусство», 578
Специализация:

художественный журнал

Периодичность:

шесть раз в год

Язык:

русский

Главный редактор:

Михаил Лазарев[1]

Издатель:

Леонид Лернер и Аля Тесис

Страна:

 Россия

История издания:

с 1933 года по настоящее время[2]

ISSN:

0130-2523

Индекс по каталогу «Роспечать»:

84202

Веб-сайт:

iskusstvo-info.ru

«Искусство» — старейший из ныне издающихся в России художественных журналов.

История

Издаётся с 1933 года на русском языке. C июля 1941 по 1946 год [3] и с 1995 по 2002 год журнал не издавался. Сохраняя традиции издания, журнал регулярно публикует материалы, которые представляют профессиональный взгляд на классическое искусство и глубокий анализ новейших тенденций актуального искусства, художественной политики и арт-рынка.

До 1995 года в журнале освещались актуальные вопросы советского искусства и искусствознания, вопросы художественного наследия, в первую очередь русского искусства, художественной культуры народов СССР, искусства демократических стран; ряд статей посвящён разработке проблем марксистско-ленинской эстетики и теории искусства. В журнале освещалась художественная жизнь СССР (выставки, вопросы художественного образования и т.д). [4]

В настоящее время журнал «Искусство» — независимое издание. Редакция журнала рассматривает мировой художественный процесс как единое целое. Вместе с тем журнал сохраняет приверженность традиционной тематике и таким проверенным ценностям как — пластическое искусство, живопись, графика, скульптура, дизайн, декоративно-прикладное искусство. Но одновременно он заинтересован в продвижении практик актуального искусства, которые сегодня выглядят новациями, и возможно, станут классикой. [5]

В разное время для журнала писали и публиковались статьи таких известных критиков как: М. В. Алпатов, О. В. Аронсон, А. В. Бакушинский, М. Ю. Боде, Б. Е. Гройс, Е. Ю. Дёготь, А. В. Ерофеев, А. В. Ипполитов, К. М. Малицкая, В. В. Пацюков, А. Г. Раппапорт, Л. И. Ремпель, К. С. Станиславский.

На страницах журнала в разное время опубликованы интервью с известными художниками СССР/России, такими как: : Ю. И. Аввакумов, Н. Ф. Алексеев, Батынков, Э. В. Булатов, Герловины, Э. С. Гороховский, И. Я. Гремиславский, Инфантэ-Арана, И. И. Кабаков, В. Н. Кошляков, Б. К. Мамонов, В. Д. Пивоваров, Д. А. Пригов, Л. С. Рубинштейн, Л. П. Соков, Л. А. Тишков.

Редакция

  • Издатели — Леонид Лернер и Аля Тесис
  • Главный редактор — Михаил Лазарев

Разделы

  • События
  • Комментарии
  • Реплика
  • Первый план
  • Ретроспектива
  • Мастерская
  • Старые мастера
  • Фотография
  • Новый взгляд
  • Профиль
  • Классики
  • Русское зарубежье
  • Вопросы истории
  • Тенденции
  • Опыты
  • Обзоры
  • Зарубежная арт-пресса
  • Календарь

Примечания

Ссылки

Литература

  • БОЛЬШАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР Б. А. ВВЕДЕНСКИЙ второе издание (1950 1958) БСЭ стр. 510 том. 18 подписан к печати 8 января 1953 г

dic.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *