Рассказы дальнобойщиков: один день из жизни водителя Прикольные рассказы дальнобойщиков

Содержание

Разница с Эстонией — в 40 раз! Грузоперевозки: бедствие отрасли, новые налоги и рассказы дальнобойщиков

Беженцы, Брекзит, QR-коды, маски, карантины… Так выглядят новые реалии работы дальнобойщиков. Известие о том, что правительство планирует резко повысить налоги на прицепы и полуприцепы, переполнило чашу терпения латвийских перевозчиков настолько, что они были готовы бастовать, но не успели — министерство сообщения их услышало и спешно отменило приговор. Как оценивают ситуацию руководители отрасли и сами латвийские дальнобойщики — в материале портала Delfi.

«Почему-то у нас всех заботит судьба AirBaltic и железной дороги, но часто забывают, что автоперевозки и связанный с ними бизнес приносят в госбюджет Латвии намного больше, чем самолеты и поезда, и именно в этом секторе занято много людей? — задается вопросом исполнительный директор Латвийской ассоциации международных автоперевозчиков Latvijas auto Александр Черкасов. — Порты, склады, железная дорога не могут существовать без нас — транспортников: не только дальнобойщиков, но и диспетчеров, складских рабочих, логистов…

Мы — странообразующая отрасль Латвии. Но в трудное время, когда Всемирная организация автотранспорта объявила, что отрасль терпит бедствие на фоне пандемии, и призвала правительства стран помогать своим, нам снова захотели повысить налоги. Хорошо, что министерство сообщений все же нас услышало и исправило свои ошибки. Можно ли им передать благодарность? Наверное, да, но надо понимать, что отрасль — на пределе…»

На что жалуются автоперевозчики?

В октябре, отказавшись от объявленной пошлины на ввозимые в Латвию легковые автомобили старше пяти лет, министерство сообщений нашло новый объект для пополнения бюджета — грузовой транспорт. Руководители Latvijas auto с удивлением обнаружили, что в рамках борьбы за экологию новыми поборами обложили не только транспорт с более «грязными» двигателями, но и прицепы с полуприцепами — налоги на них подскочили больше, чем на сто евро. Получилась круглая сумма: в Латвии зарегистрировано около 16 тысяч прицепов.

«Такая поправка и вступившие в силу нормы мобильного пакета практически гарантировали массовый переход наших транспортников в другие юрисдикции, — поясняет суть проблемы представитель Latvijas auto. -.Ведь не секрет, что мы можем задействовать прицепы любой страны регистрации, учредив фирму в другой стране. Например, эстонскую.

Наш акциз на топливо выше, чем в Литве и Эстонии. В итоге наши дальнобойщики стараются заправляться там, а в Латвии — недобор акциза. Что у нас делают? Снижают акциз до уровня соседей? Нет, пытаются протолкнуть норму, чтобы в Латвию можно было завозить не более, чем 200 литров в баке. К счастью, нам удалось отбиться.

Теперь — новая тема. Мы тоже за экологию и хотим дышать чистым воздухом. Мы благодарны, что министерство примерно на 20 евро снизило налог на машины с новыми двигателями Евро VI. На относительно новые, но не такие «чистые» Евро V налог поднялся примерно на те же 20 евро, за более старые и «грязные» двигатели (такой техникой в основном пользуются местные крестьяне и внутренние перевозчики) придется приплатить посущественнее — до 300 евро в год… Все это объяснимо: надо стимулировать транспортников обновлять автопарк. Но при чем здесь прицепы?! Мы объяснили это чиновникам из министерства, они признали ошибку и исправили ее…»

Читайте в расширенной версии Delfi+: 

  • какие сложности перевозчикам принесли Европейский пакет мобильности и пандемия, 
  • сбылись ли угрозы Александра Лукашенко притормозить транзит Латвия-Беларусь, 
  • а также рассказы дальнобойщиков о жизни в условиях второй волны пандемии.

Рассказы дальнобойщиков — остановить поезд.

Вторая история про дальнобойщиков.

Что касается меня, то терпения мне периодически не хватает, когда передо мной вдруг влезает фура и долго-долго еле прется, не давая обогнать.

Примерно тоже видима испытывала водительница черного «крузака», который появился перед мордой DAF. Ну выскочил он и хрен с ним. Обогнал, посигналил, поматерился и едь себе дальше. Но водительница то девушка. Она чуть отъехала вперед (метров на 30-40) и резко решила отановиться.

Чего-чего, а опыта у дальнобойщиков точно больше, чем у «гламурных дур». За считанные доли секунды водитель просчитал, что остановиться он точно не успеет и полюбому будет авария. А также вспомнил, что машина в общем-то не его, а компании, что она застрахована и перестрахована вся вместе с 40 тоннами груза. И приняв волевое решение, снял ногу с педали тормоза (которая туда падает столь же автоматически) и более того, переставив ее на педаль газа, вжал его в пол.

В результате аварии — сотый крузак, превратился в купе и восстановлению явно не подлежал. С фуры с морды пооблетал весь пластиковый обвес да и вобщем-то и все. А также нарисовалась стремная песпектива — из крузака начали вываливаться лысые амбалы и вместе с белокурой водительницей направились к кабине. Что делать, бежать то в общем-то некуда. Бум прорываться. Подходят.

Братки: Слушай, братан. У тебя к нам претензии есть? Сколько денег должны?
Водитель: Аааа…
Деваха: Да вы чего, этот пидарас не пропустил. Он нам всю машину уничтожил. Нас чуть не убил.
Братки: Заткнись… Брат, сколько денег мы должны за ремон фуры?
Водитель: Да в общем-то нифига, пластик и так не новый был, хоть машину сделают на базе понормальному наконец-то…
Деваха: Да вы ебнулись, убейте его, за то, как он себя на дороге ведет.
Братки: Заткнись дура. Ты бля че не понимаешь, что фура на дороге сравни поезду. Ты бля кого остановить решила, страшило лесное? (и т.д. и т.п. и словила она еще и лещей не на одну коптилку и другую живность)

Собственно, так и разошлись. .. Без претензий, но все со своими полученными уроками жизни на дорогах.

Стартовал театральный проект Cargo Moscow группы Rimini Protokoll

Надо выйти из метро «Братиславская», найти фуру с надписью Cargo Moscow и загрузиться в нее. А дальше как в хрестоматийном диалоге из «Бриллиантовой руки»: «Будете у нас на Колыме…» – «Кхм, нет, уж лучше вы к нам». Сделано: Колыма у нас.

Cargo Moscow имитирует дальнобойный рейс Магадан – Москва в окрестностях Капотни. Зрители сидят в фургоне и смотрят в стену. Потряхивает. Занавес поднимается (мы же в театре!) – за прозрачной стеной проплывают пейзажи московских окраин: промзоны, автостоянки, бензозаправки, МКАД, снова промзоны. Занавес опускается – на трех экранах появляются улицы Магадана, трасса «Колыма», хроника первых пятилеток и лица наших водителей в кабине. Роман и Андрей, один помоложе, другой начинал гонять фуры еще в СССР, рассказывают о жизни дальнобойщиков, в которой даже рутина кажется былиной. Закупки в дорогу: 15 кг мяса, 18 бутылок водки. Купим оленя, повесим в кузове, будем отрезать понемногу и жарить. Плита есть, мангал есть, фура – дом на колесах. Больше, чем дом. Роман и Андрей рассказывают о совершенно бытовых вещах, не касаясь политики, но в этих рассказах возникает ощущение просторного и свободного мира, опасного и архаичного, с иным течением времени (рейсы могут длиться неделями и месяцами). О политике напоминают бегущие титры с сухой информацией: сокращение зарплат, нечеловеческий режим труда и отдыха, статистика смертности на дорогах, система «Платон», забастовки и акции против нее. В кабине – талисманы, фотографии близких (семейная жизнь дальнобойщика – важная линия разговора).

Кто сделал, где искать

У Rimini Protokoll слава главных новаторов мировой сцены XXI в. Группа возникла в 2000 г., в нее входят авторы-режиссеры Штефан Кэги, Хельгард Хауг и Даниэль Ветцель. Они могут работать вместе или по отдельности. А также в соавторстве с другими режиссерами. С 2002 г. все их проекты выходят под коллективным лейблом Rimini Protokoll. Штаб-квартира группы с 2003 г. находится в Берлине. В Москве Rimini Protokoll уже второй раз работают с независимым продюсером Федором Елютиным. Сотрудничество началось с Remote Moscow летом 2015 г. Кроме двух масштабных проектов с Rimini Protokoll Елютин сделал два камерных (представления для одного зрителя) с бельгийской компанией Ontroerend Goed. Они называются «Твоя_игра» и Smile off и идут на новой площадке Experience Space на Пушечной, 4. У каждого проекта отдельный сайт с информацией и билетами. На cargomoscow.ru даже отражаются пробки в реальном времени.

Cargo X – второй серийный проект группы Rimini Protokoll, в котором вместо Х стоит название российской столицы. Но хронологически он сделан раньше Remote Х – спектакля-прогулки в сопровождении компьютерного аудиогида, в котором зрители становятся участниками-перформерами, выполняют (или отказываются) различные задания и привлекают внимание случайных прохожих и пассажиров метро. В Cargo зрители пассивны и невидимы – прозрачная для них стена фуры снаружи зеркальна. Мы просто груз (но груз наблюдательный), а герои – Андрей и Роман, реальные люди, которых мы раньше не представляли, а теперь познакомились. Серийность у Rimini Protokoll – не повторение, а каждый раз новый опыт, с другими людьми и в других пейзажах: Cargo Moscow совсем не то же, что Cargo Sofia (первая версия проекта) или Cargo Avignon (специальная версия для Авиньонского театрального фестиваля). Московский спектакль вполне может оказаться одним из самых впечатляющих. Промзоны тут эпических масштабов. А Колыма – слишком нагруженный образ, чтобы нейтрально воспринимать его проекцию на Капотню. Cargo Moscow напоминает о социально-политической реальности сегодняшней России, в одно касание рифмуя историю с географией.

То, что делают Rimini Protokoll в Cargo X и многочисленных других проектах, современное искусствоведение описывает как «делегированный перформанс». Речь идет о «действиях, переданных по принципу аутсорсинга непрофессионалам, которых попросили разыграть какой-либо аспект их идентичности», сформулировала в 2012 г. американский критик Клэр Бишоп. Или профессионалам из других областей, чьи навыки «встраиваются в перформанс как реди-мейд». Но делегирование – «это не односторонний нисходящий жест. В свою очередь, исполнители тоже делегируют нечто художнику: гарантию подлинности, обеспеченную их близостью к повседневной социальной реальности». По Бишоп, такие проекты связаны прежде всего с осмыслением этики и эстетики современного труда.

Rimini Protokoll заняты именно этим – они напрямую знакомят нас с теми, кто ежедневными усилиями вращает мир потребления: бурит нефть или возит грузы. Это всегда высокотехнологичный, эффектный, увлекательный и отчетливо левый театр – не декларативно, а сущностно, на человеческом уровне, глаза в глаза. Выходя из фуры после поездки, некоторые зрители пожимали актерам-водителям руку. Это было их «браво!» Больше, чем «браво!»

Показы Cargo Moscow будут идти все лето со среды по воскресенье в 12.00, 14.00 и 16.00

Прикольные рассказы дальнобойщиков.

Истории и байки от дальнобойщиков. Нюансы международного дальнобоя: пограничный контроль

Истории, байки, анекдоты из жизни дальнобойщиков!

По количеству и остроте баек и историй с дальнобойщиками могут сравниться, разве что, рыбаки. Эти истории помогают лучше понять особенности увлекательной и трудной работы водителя большегрузного автомобиля, в руки которого вы вверяете свои драгоценные грузы. Но мы убеждены, что немного юмора и доброго смеха даже в самом серьезном деле никогда не помешает и решили представить эти истории вашему вниманию.

(Все истории и анекдоты рассказаны, в настоящем или прошлом водителями-дальнобойщиками).

1. При общении с дорожными бандитами дальнобойщику нужны стальные нервы и армейская выдержка. Могут, легко, например, потребовать денег, якобы, за стоянку, если вы остановились просто перекусить. Здесь обычно промышляют мелкие жулики, которых вполне можно поставить на место. Как правило, «крупная рыба» на забегаловки не распыляется — масштабы не те. Но главное — правильно оценить обстановку, иначе можно нажить неприятности.

*Итак, история. На трассе Киев–Чоп много разных забегаловок. Олег решил остановиться и поесть. Только остановился, подъезжает машина, из которой выходит парень. Стал требовать плату за стоянку. У Олега с собой была крупная сумма денег, а рация второй день как сломалась. «Я посмотрел в зеркало: стоит «Таврия», глянул на этого мальчика и понял — пешка. Сказал ему, что у меня есть пачка денег. Хочешь, мол, все отдам? Но запомни: доеду до первого телефона и позвоню. Кому дарственную писать на твою тачку, тебе сообщат. А деньги эти… Я вернусь дней через пять, а ты меня будешь ждать при въезде. Тормознешь и скажешь: «Вот, Олег Александрович, вы забыли. Но отдашь в два раза больше!», — делится опытом усмирения рэкетира дальнобойщик.

2. * Анекдот про дальнобойщика меняющего зимой колесо:
— Говорила мне мама: «иди в гинекологи. и деньги будут и руки в тепле…»

3. Останавливает как-то гаишник на смоленском посту водителя на американце, деловито так подходит, стучит ногой по подножке и говорит:

— За зеркала выступает, негабарит однако!!
А тот ему:
— У тебя фуражка за уши выступает, сам ты негабарит!!!

4. Центр города, пробки, вездесущие водители маршрутных такси выруливают подрезая друг друга и другие машины, среди которых оказалась и машина аварийной службы «ГАЗ»-будка-теплушка.
Из-за того, что его подрезали, водитель был вынужден резко остановиться и ему в зад по середину капота заехал новенький, подголовники еще в целофане, бимер-5, за рулем которого сидел «деятель» годов так 18-20, который решил фраернутся перед девчонками…

После этого он еще малость, как оказалось, подвыпимши, вылез из машины и начал гнуть пальцы перед водилой ГАЗона, из серии — «ты за все ответишь, готовь место на кладбище если машину новенькой не сделаешь…», ну и т.д. и т. п. И вдруг из будки раздается свирепый рев, настежь распахиваются двери, при этом бъется лобовуха, и на капот бимера вываливаются пятеро пьяных вдробадан мужиков с ломами и криком: «Бля, мудак, ты нам бутылку перевернул…» 🙂

5. Эту историю рассказал мой друг: Было это пару лет назад. Значит возвращаюсь я из долгой поездки (сутки за рулем) в свой родной город. Ну естессно вид уставший — жуть. Ну и как водится на посту, на въезде в город, тормозит меня гаишник. Документы, туда-сюда, пройдемте на пост. Видимо узрел во мне пьяного. На посту, видимо ввиду плохого финансирования, трубки для определения наличия паров алкоголя не оказалось. И делает значит этот бравый гаишник одним умелым движением кулёк из листа бумаги (типа как старушки, которые семечками торгуют) и велит мне сделать 3 глубоких выдоха в этот кулек. Ну надо так надо — делаю. После чего он тщательно его обнюхивает и ничего не учуяв задает мне вопрос (???): «В армии служил?». Я отвечаю: «Нет». Он: «А почему?». Я (в шутку конечно): «Да у меня ТУБЕРКУЛЁЗ!» Надо было видеть его лицо. Пришел он в себя только после того как я раз пять повторил ему что пошутил. Больше я через этот пост старался не ездить.

6. Доброго времени суток дорогие читатели.Историю эту рассказал мне мой дядя,есть у него друг давнешний дядя Саня,приколист ещё тот как что сморозит так со смеху умереть можно.Было это ещё в советское время работали они тогда на какой то автобазе дальнобойщиками,вместе рулили большой машиной марки КАМАЗ. Поехоли они с какимто грузом в город герой Иркутск и вот по прибытию на место и разгрузившись поехали было уже домой но решили заночевать на одной из стоянок для дальнобойщиков,где встретили старых знакомых.Как известно водилы наши люди весёлые,решили встречу отметить.В одной из фур соорудили стол и скамейки из подручного материала,пренисли закуску у кого что было но и водочки конечно.В общем так отметили что уснули кто где был,утром дядя саня по причине не известной не кому проснулся раньше всех и в поисках чегонибудь жидкого нашел на столе банку с кабочковой икрой.В этот момент то и закралась ему в голову мысль разыграть своих товарищей.Взяв банку пошел он в дальний угол фуры и вывалил содержимое в аккуратную кучку,размазал немного икры на солфетку и положил рядом(на что это было похоже все поняли).Остальные понемногу пришли в чувства и стали собираться за инпровизированным столом для завтрака и опохмела,в самый разгар трапезы встаёт дядя Саня и указывая пальцем на тот самый угол говорит смотрите мужики.

Ну реакция у дяденек была ещё та ЧТО ЗА НАХ…??? КАКАЯ С….А ЭТО СДЕЛАЛА???под возмущённые крики коллег дядя Саня напровляеться к кучи,нагибаеться,обмакивает там палец и смачно облизываясь произносит Б…Я БУДУ КТО ТО ИЗ СВОИХ.Кого то прямо на месте вырвало ну реакцию вы предстовляете да ещё с бодуна такое увидеть…ну конечно под злостный мат товарищей с мантировками он во всем признался.С тех пор эта история была главной байкой их автобазы,вот так прикалываються дальнобойщики!!!

И в заключении видео

Геннадий Николаевич из тех людей, кого никогда не станешь называть просто по имени, если только вы вместе не съели пуд соли и не проехали те бесчисленные тысячи километров, которые за свою жизнь проехал он. Геннадий Николаевич из тех, кого называют шоферáми. Это люди одной профессии. Они видели на дорогах абсолютно все и кое о чем могут рассказать. Они много курят и литрами пьют кофе. Когда-то с чашки кофе и началось наше знакомство.

Его лицо избороздили морщины, а острый взгляд остался точно таким же, как и на фотографиях, которым много лет.

Крепкое рукопожатие. Он пьет только эспрессо.

«Когда-то давно мой друг сказал мне: садись, поехали в рейс. Ну мы и поехали» , — вспоминает Геннадий Николаевич.

Он умеет ездить, наверное, на всем, что заводится. И сможет починить все, что не заведется. В 18 лет Геннадий Николаевич получил водительское удостоверение, работал в таксопарке, работал много где, пока не стал дальнобойщиком. Вокруг рушилась империя, возникали новые государства и пограничные посты, а он колесил по атласу автомобильных дорог СССР. Проехал 90-е, пронеслись за окнами кабины 2000-е. Профессия, ставшая частью жизни.

«Включаем телевизор, говорят, в Таджикистане война. А нам туда мини-завод Coca-Cola везти…»

Когда-то в 90-х позвонил Игорь, мой напарник. Говорит, поехали в Таджикистан. Мы не должны были идти в тот рейс, но так вышло. Фура отправилась за две недели до этого, ее арестовали на границе с Россией (тогда она еще была) — что-то не то с документами. Двое водителей за это время в Смоленске прокутили практически все деньги, что им выдали на рейс. Мне говорят: нужно помочь. Ну не вопрос. Сели на тягач, 29-й МАЗ, поехали за этой фурой .

Нашли ее на штрафстоянке где-то под Катынью: «голова» отдельно, прицеп отдельно. Пока цепляли фуру, местные нам порассказали, чего тут водители утворили — весь Смоленск гудел. Одного водилу мы, кстати, видели. Другой не объявился. Со всех денег у них осталось 800 долларов. Мы с Игорем поскребли по карманам, насчитали еще тысячи полторы. И с этими деньгами отправились в поездку. Представляешь, до самого Куляба, что на границе с Афганистаном. Одно топливо сколько стоит! Ну ладно, ехать-то нужно. Везли какому-то их князю мини-завод Coca-Cola: вся фура, 14 метров, была забита оборудованием.

Проехали Челябинск, через переход Петухово — Петропавловск вошли в Казахстан. Август, жара. Озеро Балхаш лежит слева огромным изумрудом. Смотрю: верблюд идет. Остановились. У дороги сидит девочка, у нее Polaroid. Говорю: «Сфотографируй, пожалуйста». А она мне: «Три тенге». Заплатили, что делать.

Доезжаем до Шу — это город в Казахстане. Дорога прямо. Я вижу по атласу, что другого пути нет. И висит знак «кирпич». Как такое возможно? Рядом человек, одет в штатское.

— Слушай, как проехать?

Бакшиш, — отвечает. — Плати.

За что платить? Смотри в атлас: куда я поеду?

Сейчас ты отсюда вообще не уедешь, — и достает сверток с травой. — Приедет бригада, найдет у тебя это в грузовике. И все.

«Включаем телевизор и узнаем: в Таджикистане война. Как быть — груз нужно доставлять» ________________________________________________________________________

На границе узбеки в боевой выкладке. Говорят мне: «Куда ты едешь, там война!» А куда деваться? Выехали, стали в таможенной зоне. Приходят таджики с той стороны. На них цепи золотые с мой палец толщиной.

Я Нурулло, командир бедняков, — говорит один. — С тобой хозяин хочет говорить.

Приходим к ним в какую-то бытовку. И старший начинает на меня кричать. Я ему отвечаю:

— Слушай, я сейчас на нейтральной полосе разворачиваюсь и еду обратно. Будешь потом этот заводик везти хоть на ослах, хоть на КамАЗах в свой Куляб.

Ну ладно. Они поутихли, дали нам сопровождение, гарантировали безопасность. Проехали Душанбе. На выезде из города повстречали БМП с российским флагом — миротворцы. Они нам: «Куда вы едете, белорусы, здесь война» . А куда нам было деваться?

В дороге я уснул. Просыпаюсь оттого, что стоим. Гляжу: кругом люди с автоматами, танк посреди дороги. Наш Нурулло с ними о чем-то поговорил на местном, они куда-то отошли. И нас пропустили. Наутро въехали в Куляб. Только там наш провожатый рассказал, что произошло.

— Знаете, сколько стоят две ваши жизни? 20 тысяч долларов я заплатил, чтобы вас пропустили. ________________________________________________________________________

В Кулябе нас встречали по-княжески. Я плов научился есть. Ты думаешь, его руками едят? Нет. Отрываешь кусок тонкой лепешки и с помощью него берешь плов. Напоследок Нурулло сказал нам, что хочет что-нибудь подарить. Ушел куда-то и принес АКМ. Отказываться у них не принято, но я его кое-как убедил, что нам в Беларуси такой подарок не пригодится. Тогда он отстегнул рожок и дал нам два патрона на память. Выехав из Куляба, мы остановились, и я их выбросил от греха подальше. Как оказалось, правильно сделал.

На границе обыскали весь грузовик, чуть колеса не заставили бортировать, обшивку в кабине содрали — наркотики искали. Наконец выпустили.

На обратном пути загрузили в Узбекистане 23 тонны дыни. Остановились на поле рядом с рекой Сырдарья. Пока местные грузили дыню, Игорь, напарник, взял из кабины удочку, пошел рыбачить. Спрашивает у местных: рыба есть? А те не знают ничего, плечами жмут. Ну он на кузнечика с полмешка из-под картошки и наудил. Сидим, жарим: у нормального дальнобойщика плитка, сковородка — все есть. Приходят местные работяги:

— А где вы рыбу взяли?

Вон у вас река, видишь? Вон там она живет.

Короче, накормили этих узбеков рыбой.

Как домой добрались — сам не знаю. Денег нет. На завтрак дыня, на обед дыня, на ужин дыня. В дороге встретили наших ребят, они лук везли. Дали им дыни, они нам лука подкинули, да что толку.

Температура +45 по Цельсию, марево над дорогой — воздух варится. Вдруг вижу перед машиной — яма широкая, глубиной, может, метр. Кричу: «Игорь, газу!» Как мы ее перелетели? Три оси у МАЗа и столько же у прицепа…

Ночью остановились в степи поспать. Вокруг никого, степь да степь. Только уснули — стук в дверь, гаишник. Откуда он там взялся, в степи? Что да как, документы спросил. Дали ему что-то, чтобы отстал: то ли денег, то ли он дыней взял — не помню.

Так и вернулись. Под Москвой уже, помню, тормозит инспектор. Я специально в луже остановился — он подойти не может. Открываю дверь и буквально кричу: «Ну что же вам всем нужно?!»

— Ты чего орешь?

Да надоели! Из самого Куляба иду, ободрали как липку такие вот, сил никаких нет!

Откуда ты идешь? Я в Афгане воевал, это ж на границе! Как тебя только занесло. Езжай, белорус, хорошей дороги.

Геннадий Николаевич смотрит на подъезжающие заправляться фуры. Машины сейчас другие, говорит, но и водители уже не те, почти не осталось старых дальнобойщиков.

— Молодежь такого не видела. Хлебнули мы в те годы по полной. А сейчас многие не остановятся на дороге, чтобы помочь, они не знают, что такое сочувствие, взаимовыручка. Пацаны оправдываются: «У нас время». Может, в этом и есть правда. Но понятие взаимопомощи и шоферского братства они подпортили.

Помню, проехал Волгу — порвался задний мост. Ну ладно, подцепили к другому грузовику, едем. А сцепка лопнула, и я задом с крутого подъема вниз покатился. Вначале подумал: надо прыгать. Затем посмотрел — никого. Решил побороться. Съехал ровно, а затем «воткнул» машину в снег на обочине. Сижу на корточках, курю возле кабины. Трясет всего.

Каждый, кто мимо проезжал, останавливался. Чем тут поможешь? Но хоть чем-то: сало несли, хлеб, консервы, сигареты.

А как мы за дороги платили, как эти визитки давали… Ты не знаешь? Ну послушай…

Как платили за дороги и как давали визитки

— Время было такое: узаконенный бандитизм. А еще банды щемили. Старая гвардия, кто еще остался на трассе, они все это помнят.

Воронеж, центр города. С двух сторон меня зажимают машинами. Останавливаюсь, говорят: платить надо за проезд — 50 долларов.
_______________________________________________________________________

«Выхода нет: достал — отдал. Никто этому не противился — лучше отдать деньги и ехать спокойно» ________________________________________________________________________

Дают визитку, бросаешь ее на стекло — и все, дальше путь свободен, ехали без опаски. И такое по России было везде.

В Казахстане пытались остановить какие-то братки на вишневой «девятке». Мы стали прицепом вилять, чтобы водитель нас не обошел. Я говорю Игорю: «Запусти его под прицеп, дождись, пока подъедет, а сам — в сторону» . Тогда они отстали, поняли, что мы тоже кое-что можем.

В Тольятти остановили гаишники — тоже платить надо. Я ему протягиваю деньги, а он не берет, говорит: бросай в траву. Я кинул и поехал. Гляжу в зеркало: он подобрал, аккуратно в карман сунул.

Магнитогорск. За нами увязалась зеленая «семерка». Кое-как от нее ушли, останавливаемся возле поста ГАИ. Я говорю: «Что у вас здесь творится такое? Нас преследовали!»
________________________________________________________________________

— Так это наркоманы, таких хватает.

Вот ты меня обрадовал, что наркоманы, аж полегчало!

Ну ушел же, вот и молодец.
________________________________________________________________________

В Беларуси, к счастью, такого не было. И россияне всегда говорили: «У вас хорошо. Захотел спать — остановился и спи, никто тебя не тронет» . Хотя на брестской трассе, я слышал, из фуры немецкую краску украли. Парень на заправке заночевал под камерами и даже ничего не слышал. Наутро ехать, а машина стала значительно легче. Говорили, что работники заправки были с преступниками заодно.

__________________________________******__________________________________

Родился Геннадий Николаевич в Североморске. Отслужил на флоте, многие те принципы сохранил по жизни.
________________________________________________________________________

«Матрос либо делает, либо не делает», — сказал он как-то. ________________________________________________________________________

Может быть, он не заработал много денег, но сохранил друзей повсюду, где бывал.
«Я не стал богатым человеком, потому что у меня не было такой цели. Но у меня есть то, что я хочу иметь. Я ездил сам: сначала работал на фирму, потом на себя. А чтобы заработать, нужно было нанимать водителей. Но сам из шоферóв, не хочу, чтобы из меня дурака делали» , — говорит Геннадий Николаевич.

Между тем в иные времена деньги были. Возить грузы было престижной профессией, и некоторые водители платили валютой за то, чтобы песню Тани Овсиенко «Дальнобойщик» в ресторане перемотали и поставили еще раз.

Дипломатический груз

— Нас зафрахтовало украинское посольство — везти из Минска в Киев какую-то бытовую технику. Дали документ на желтой дипломатической бумаге: «Всем службам оказывать содействие в продвижении автомобиля…» С нами поехала сопровождающая из посольских — девушка Светлана.

Возле какой-то деревни на посту ГАИ нас остановили. Я показал документ, а какой-то гражданский требует страховку. Завели на пост, я гаишникам говорю:

— Вы бумагу видели? Сейчас у вас будут неприятности.

Смотрю, гаишники с поста потихоньку разошлись. А «штатский» заладил: «Меня это не интересует, нужна страховка». Пришла Светлана с папкой, показала ему какие-то бумаги. Уж не знаю, что в них было, но этого «штатского» стало вжимать в кресло. Я оттуда и ушел, думаю, сами разберутся. На выходе гаишники трутся, спрашивают: «Ну что там?» — «Ай, ребята, — говорю, — теперь не знаю. Хотите, зайдите сами посмотрите» .

Ночью влетаем в Киев. Ну Днепр, Родина-мать со щитом. Единственный раз, когда я там побывал. Разгрузились где-то недалеко от Крещатика, получили расчет и назад. А в Чернигове остановился возле гаишника дорогу спросить:

— Пять гривен , — говорит.

— Держи.

Смотри: на том повороте повернешь налево, проедешь двести метров и ты на месте…

__________________________________******__________________________________

Геннадий Николаевич поездил на многих машинах, каждую из них он до сих пор помнит.

Недавно узнал, где моя Volvo ходит. В Несвиже ее видели, представляешь? Говорят, досмотренная, не хуже, чем у меня была. Только тягают на ней слишком много — угробят машину.

А начиналось все со старой IFA. В ней не работали приборы, на спидометре не было стрелки. Как-то разогнался на М2, возле Кургана Славы останавливает ГАИ. Инспектор говорит:

— Ты куда так спешишь?

А сколько я ехал?

92 км/ч, — показывает прибор.

Ого, так она еще ездит! Командир, понимаешь, в кабине приборы не работают, спидометр без стрелки…

Он давай хохотать, отпустил, в общем…

«Мишкин поцелуй»

— Четыре года подряд мне был новогодний подарок: накануне праздника в рейсе ломался задний мост. Помню, грузился 24 декабря у нас в Соснах конфетами «Мишкин поцелуй» — суфле такое в шоколаде. Ехать в Москву, с нами сопровождающий. Доходим до Угры [река в Смоленской области. — Прим. Onliner.by] — у меня рвется мост. Ну что делать, время есть. Я говорю этому сопровождающему: дуй в Москву искать машину. Перегрузим, конфеты успеют доставить. Он поехал. Возвращается с каким-то грузовичком-«коротышом». Короче, перегрузили, что поместилось, а 60 с лишним коробок не влезли. Они уехали, а я остановил гомельских ребят, подцепили меня — и домой.

Привезли в Гомель, отцепили где-то в центре. Я остановил грейдер, который убирал улицу, говорю водителю: «Хочешь стать миллионером?» (Тогда у нас еще ходили миллионные купюры.) Короче, оттащил он меня на стоянку у трассы на Минск, а я поездом в столицу, за запчастями. Вернулся, отремонтировал машину, поехал. В прицепе этот «Поцелуй» — хуже не придумаешь. Денег нет и бензина нет — вот-вот лампочка загорится. Остановился в какой-то деревне, попросил солярки у тракториста. Тот ни в какую. Ну ладно.

Стою возле дороги с канистрой — идет навстречу «словак» [автопоезд со словацкими номерами]. Я без особой надежды махнул рукой — останавливается. Выходит такой крепыш с бородой.

— Добрый день, говорю, ты по-русски понимаешь?

Конечно.

Послушай, солярки нет совсем. И денег одни гроши. Продай сколько сможешь.

Канистра есть?

А как же.

А у него красавец DAF. Баки по 800 литров. Отлил мне канистру, денег не взял. Разговорились, его Павел зовут. Он закурил, а у меня ничего в кабине. Что делать: попросил сигаретку. Так он мне вынес из кабины пачку Camel. Это по тем временам!

— Павел, я не знаю, как тебя благодарить!

Ничего не надо. На дороге всякое случается.

Ты кофе пьешь?

Конечно.

Тогда вот тебе к кофе!

Я ему сколько смог схватить этих коробок с «Поцелуем» — столько отнес. Больше мне нечем было его отблагодарить.

Постскриптум

Свой грузовик Геннадию Николаевичу недавно пришлось продать. Времена изменились.

«Первую волну кризиса я еще как-то перетерпел, а вторую терпеть не было смысла. Также поступили многие мои друзья из старых дальнобойщиков. Имея по два грузовика, нельзя было заработать. За перевозку стали предлагать такие деньги, что не было смысла ехать. А без смысла это уже не работа» , — замечает наш собеседник.

Изменились правила, сменились водители. Рынок заняли другие люди.

«Предприниматели с Комаровки решили заняться грузоперевозками , — мрачно сказал Геннадий Николаевич. —Они хотят ездить на новых машинах не дальше Москвы и на завтра возвращаться домой к молодой жене» .

Он ни на что не жалуется. Работает, как и прежде, шофером. Только теперь на других машинах и в другой сфере.

«Жаль, что все меньше энтузиастов старого поколения, тех, кто любит эту профессию, как любили ее мы. Это же образ жизни. Пойми, это кайф от работы — он выше денег. Я не смогу тебе объяснить понятнее — это нужно пережить. Напиши так: профессия интересная, профессия хорошая — но ну ее в баню» , — заключает Геннадий Николаевич.

Что самое принципиальное в работе водителя-дальнобойщика? Познание правил движения и умение днями не выпускать из рук баранку? Ничего подобного! Главное – быть готовым к хоть каким неожиданностям и уметь использовать их с выгодой себе. Внесла нас как-то посреди 90-х годов судьба в Омск. Нас – это меня, моего напарника Кольку и наш «Камаз Иваныч», как мы его время от времени называли. В Омске нас околпачили: привезли груз, сбросили на некий склад в промзоне, владелец сел в машину,кликнул: «Поехали за мной на фирму – расчет получать!». Только мы километра три отъехали, он по газам – и как через землю провалился! Потыркались, помыкались – не смогли отыскать.

Написали табличку «Пустой», как положено, встали около какого-то рынка, сидим,семена грызем,животиками друг на друга урчим. Колька газет набрал бесплатных, забрал мелочь последнюю, по телефону диспетчерам звонит.

Катимся для себя стремительно, но аккуратненько – все-же живой груз в кузове везем, ну и владелец срок обмолвил – за двое суток, не больше, доставить. Малость от Омска отъехали – гаишник на дороге! Вышел Колян с целой кучей бумаг к нему: затратная на груз, как положено (это мы сами для себя выписали), путной лист (тоже сами сделали), документы на машину (это нам в ГАИ выдали), и справку от ветеринарного врача – это нам цыган отдал на всякий случай. Ну, к документам на машину у гаишника вопросов не появилось, к затратной и путному листу – тоже, а вот к ветеринарной справке он вдруг чего-то докопался: и печать не такая круглая, и почерк не разборчивый, и фамилия у ветеринарного врача лошадиная, прям как у Чехова – Овсов. Мы его и так, и этак ломаем – нет,уперся, как баран: «Я вашу машину ареста вываю, и будем инспектировать все конкретно – что за жеребцы и куда вы их везете!».

Здесь Колян как-то так хитро извернулся и гласит таким приличным баском: Товарищ инспектор! Давайте к кузову пройдем.

И здесь в один момент мужчина некий возникает. Цыган. И гласит, дескать, ребята, так и так – нужно 2-ух жеребцов перевезти в Москву. Кое-где под Омском конезавод есть, и вот он для себя прикупил. Ну,ясное дело: цыган без лошадки – как без крыльев птица! А нам – хоть черта лысого уже грузи, так как два денька на одних семечках сидим. Сел он к нам в кабину,поехали куда-то за город, в какую-то деревню. На последней соляре фактически. Днем пробудились, пошли глядеть – что нам там за груз приготовили.

А там,правда -две лошадки, темная и белоснежная! Прекрасные! Хотя, может, это и жеребцы были… И цыган здесь с ними. Колька ушел по стоимости торговаться, а я пока этих жеребцов посодействовал в кузов завести. Дали нам с собой сена,корыто вам покажу все как есть! Полюбуйтесь! То, что вы на данный момент видите – до вас никто никогда не лицезрел!

Да чем здесь любоваться-то, – стоит на собственном гаишник. – Конокрады вас наняли, а вы и рады! Статья вам за это уголовная положена!

Это,меж иным,не обыкновенные лошадки! – вдруг взъерепенился Николай Петрович. – Вы,товарищ инспектор,кинофильм про парад Победы в кино хоть раз лицезрели? Там маршал Буденный у маршала Жукова парад на чем воспринимает? На жеребце! У Буденного – белоснежный жеребец, а у Жукова – темный! Помните?

– Ну, что-то такое напоминаю,- видно, как у инспектора в голове шарики за роликами шевелиться начали.

Так вот! Хоть и нельзя го-ворить, но вы человек муниципальный. Вам скажу! Вот это белоснежная – лошадка Буденного! А темная – Жукова. Тогда как вышло: после парада Победы эти лошадки в специальной конной части жили, под Москвой. А позже, когда на Жукова и Буденного гонения начались, культ личности Сталина, их сюда, в Сибирь, надежные люди выслали! Чтоб под жаркую руку никто с ними не расправился! Но данные на этих жеребцов в музее Вооруженных Сил,который на Красноватой площади стоит, все эти годы хранились. И сейчас решили, нужно привезти этих лошадок назад,в Москву! Ну, понятно, что сами-то лошадки не дожили, но это – их прямые потомки! И сейчас, когда у нас последующий Денек Победы будут 9 мая праздновать – парад будут на этих жеребцах принимать! Чтоб все по традиции вышло! Только товарищ капитан, – Николай Петрович глас снизил. – Нельзя про это никому гласить! Вы же видите, на данный момент время какое! За этих жеребцов хоть какой собиратель миллион баксов, не смотря, выложит! Поэтому и везем их инкогнито! Сами задумайтесь – ну чего ради 2-ух каких-либо обыденных кобыл тащить из Сибири аж в Москву? Стали бы мы свою машину из-за этого марать?

Не знаю, что там гаишник поразмыслил,только дал все документы и рукою махнул – дескать, двигайте. Наверняка, решил – чего с слабоумными связываться?

Апельсинный рай

Едем мы далее, и только к последующему посту ГАИ подъезжаем – другой гаишник нам жезлом машет. Притормаживаем, а он – с места в карьер: «Это вы тем самые ребята, которые лошадка Буденного на парад в Москву везут?». Пока я задумывался,что ему ответить, Колька – ну, Николай Петрович другими словами – так наездом у него спрашивает: «А вы по какому праву закрытой информацией пользуетесь?». Сержант, видимо, такового не ждал, так как зачастил как-то невпопад: «Не, ну мы с ребятами решили – может, вам сено нужно? У нас рядом поле, так мы из стога набрали малость – для лошадок ваших! Возьмете сено?» Выбегают из кустов еще два гаишника,тащат благопристойную такую охапку в руках – видимо, сколько из стога смогли, столько и вынули.

Только мы до последующего поста доезжаем – снова гаишник жезлом машет! «Водители, – орет. – Мы здесь вашим жеребцам яблочек запасли!» – и тащит целый ящик яблок! Помахали мы гаишнику ручкой – и далее, на Москву! Солнце греет, музыка играет, мы с жеребцами яблоки грызем – краса!

А у ГАИ связь-то своя работает! К следующему посту ГИБДД подъезжаем – там нам снова яблоки предлагают! А Николай Петрович уже глядеть на их не может – пол- ящика-то мы с ним умяли! «Не, гласит, уже хватит! По другому у жеребцов диатез разовьется!». Здесь 2-ой гаишник подходит и глядит на настакжалобно: «А бананы можно?» В общем, затарились мы к тому же бананами. На последующем посту та же история, только там нарушитель апельсины вез. И, видимо, очень нарушил – нам аж два ящика в кабину поставили: по ящику на жеребца!

«Лекарство» против рахита

Вообщем краса – едем,как в раю: бананы,яблоки,апельсины…Но вот змея-натура: после всего этого радостного сада мне мяса захотелось! Произнес об этом Коляну – он ржет: «Сейчас все устроим!».

Мы уже кое-где за Челябинском едем, горы Уральские проезжаем.Там пост ГАИ, а за ним – прилавки торговые тянутся. И пахнет разной вкуснотищей! Гаишникам видимо, передали про нас, машину узрели, сходу к нам: «Покажите, нам, пожалуйста, лошадка Жукова и жеребца Буденного!». А Колян к ним навстречу: «Здравствуйте, товарищи! Скажите – а у вас жир есть?» – «Какой жир?» – «Да рыбьего жира нам с собой должны были дать: жеребцам нужно в денек по литру, чтоб у их рахит не развился». – «Нету нас рыбьего жира – извините, не подготовились! Может, поменять чем можно?». Ну, Колян здесь позу задумчивую принял, и рассуждать принялся: «Рыбий жир – он тяжело подмене поддается.

Только если сало какое-нибудь низкохолестериновое! Другими словами сало должно быть нежирным! Как в шашлыке, к примеру. Думаю, что в порядке исключения можно жеребцам сейчас дать по два шашлыка совместно 1-го литра рыбьего жира!» Старший здесь же цыкнул: «Сидоров! Четыре шашлыка двум жеребцам нужно! И еще по два – провождающим! Давай,дуй к шашлычнику Абаю, скажешь ему – шашлыки на пост, для почетаемых людей! Пусть отличные изберет – и сала чтоб было малость!» В общем, уехали мы с мясом!

На последующий денек мы опять как повелители ехали! Яблоками нас завал либо,сена – желали целый стог в кузов запихать, еле отбились.Опилки нам свежайшие привезли. Ну,а нарушители чего только не возят: и киви у нас появились, и ананасы, и сахаром завалили,а на каком- то посту со словами: «Это вам чтоб за жеребцами ухаживать!» пару джинсов нам в кабину закинули и футболки с надписью «I hate cops!» – рожа там небритая нарисована.

«От братвы!»

Последнее приключение уже км за 100 до Москвы случилось: догоняет на трассе внедорожник, и начинает моргать фонарями, как гирлянда на новогодней елке, придавил нас к обочине. Тормознули. Из внедорожника выходят три жлоба здоровых: «Это вы жеребцов для Буденного и маршала Жукова на Парад Победы везете?». Ну, Колян так несмело из кабины гласит: «Мы!»-«Показывай!». Мужчины поглядели, языками поцокали, рафинадом угостили. «Держи,- молвят,- от братвы! – и суют Коляну картонный пакет. – Скажете в музее – чтоб все на жеребцов истратили, до последней копейки! Поэтому как красоту такую нужно сберегать!» Не помню уже, сколько там средств было, но Колян гласит – мы все свои утраты в Омске сразу окупили.
А здесь и Подмосковье уже началось. Нас цыган предупредил, что он через двое суток перед заездом на МКАД встречать будет. Подъезжаем – он стоит. В кузов заглянул, в кабину – вроде бы невзначай. Не знаю, что поразмыслил, у нас там пищи – на два эскадрона хватит: сахар,киви,бананы с апельсинами,даже бутылка виски – это вроде Николай Петрович на каком-то посту ДПС разъяснял, что сено без виски – не в жеребца корм… Жеребцов вывели, цыган с нами рассчитался…

Длительно еще эту поездку вспоминали – пока сахар не кончился. И это уже позже я прочел, что не было на том Параде Победы Буденного – там Рокоссовский и Жуков командовали. Но мы об этом никому говорить не станем пусть все задумываются, что живет кое-где в музее Вооруженных Сил в Москве лошадка Михал Семеныча Буденного! И если ее нужно будет назад в Сибирь перевезти – мы всегда готовы!

Миша Щеглов, журнальчик “Грузовоз”

История молодого дальнобойщика…
Случилось это с ним во время очередного рейса. Отправился он туда один, так как напарник, к несчастью, заболел. И вот едет наш герой, на дворе темная ночь – хоть глаз выколи. Смотрит, на обочине стоит девушка, голосует.
Попутчиков случайных он брать не любил, но в этот раз решил отступить от своих правил и узнать, не нужна ли помощь.Остановился, и только тут разглядел «униформу» барышни: юбка «а-ля широкий пояс», ажурные колготки, открытая маечка – в общем, все как надо… Сомнений нет, проститутка. Единственное, что удивило в тот момент парня, это странно выбранное «место дислокации». По обеим сторонам дороги лес.

Я не буду говорить “это мой такой хороший друг, он не может наврать”. Я сам не совсем верю в сию историю, но все же решил написать про неё.
Сразу извиняюсь за нелитературность. Я не хочу приукрашивать, написано, как указано выше, по памяти. От себя ничего не добавлял.
———————————————
Сергей возвращался из рейса в Екатеринбург. Въезжал в город со стороны Туруновского кладбища, самого крупного у нас в городе. Дело было между 2 и 3 часами ночи.
Подъезжая к главным воротам кладбища, он увидел перевернутую девятку. Остановился, думал помочь людям. Когда подошел, увидел след крови, такой, когда тащат тело, направленный к воротам кладбища.

Мистическая история, которая стала одной из легенд дальнобойщиков.
Вечерело, опускался туман. Уставший водитель фуры Андрей зевал и хотел с кем-нибудь пообщаться. Вторые сутки в пути и ни слова из уст. Вдруг, на обочине, он заметил мужика в комбинезоне и танковом шлеме. Водитель остановился, и дружелюбно открыл дверь
– Браток, соляркой не поделишься? – спросил танкист
– А что, из части все прапор спер? – шутливо спросил Андрей
– Не до смеху нам сейчас, браток. Выручи лучше товарищей. Враг ведь рядом.
– Хе-хе, какой враг? Учения у вас что ли? Ну да ладно, сам служил сам знаю, что выручать друг-друга надо.
Водитель, улыбаясь, достал две канистры, и протянул танкисту.

Отец у меня дальнобойщик. Сколько себя помню, он всегда был в разъездах, так что мы с мамой видели его дай бог раз в месяц. Но зато из каждого рейса он привозит что-нибудь необычное, а бывает, и рассказывает разные истории. Всякое случается на дороге, особенно когда едешь далеко и в одиночестве: и напасть могут (ведь подбирают же дальнобойщики попутчиков — кто знает, что за человека ты подобрал), и поломки неожиданные бывают, а иногда и странности случаются. Например, где-то пару месяцев назад отец приехал из очередного рейса намного позже, чем должен был (ездил куда-то в глушь, километров за триста от Ульяновска, где мы живем), да странный такой приехал, молчаливый.

https://vk.com/ivanov1963

АНДРЕЙ ИВАНОВ (АВИ)

«СИБИРСКИЙ ДАЛЬНОБОЙ» Рассказ.

Посвящаю моему погибшему другу детства ИЛЬЕ СЕРГЕЕВУ.

Был у меня лет десять назад друг. Звали Игорем. Почему «был», в конце рассказа сами поймёте.
Познакомились мы с ним в автоколонне завода одного. Шоферили вместе. Он там на КамАЗе в гараже, а я на машине помельче.
Ну, сами знаете, у шоферов пятница — день святой. Нервы расслабить, потрепаться обо всём. Короче, в одну такую шоферскую пятницу и сдружились.

Сидели с мужиками после работы, выпивали, колбаской с зелёным лучком хрумкали. Как водится, никто никого не слушает, каждый про своё, наболевшее норовит вставить. Перекрикивают друг друга, обычные такие посиделки пятничные.
Народ основательный, понимает, что пятница не вечная, за ней похмельная суббота, а в воскресение насухую нужно отлёживаться. Потому все стремятся в пятницу по полной оторваться после трудовой недельки.

Я тоже что-то пытался своё в общий разговор ввернуть, но были и по-горластей и по-опытней меня водилы. Вижу бесполезно, и просто сижу, накатываю.
Смотрю, не один я такой. Есть ещё мужик малоговорливый. Оказывается, он мало говорил, не потому, что ему нечего сказать было. Просто заикался он сильно от контузии. Но пил и закусывал не меньше.

В Армии в горячую точку попал и и выручал взвод своих солдатиков из-под огня, потому, что прапорщиком служил. Там и случилось у него контузия с осложнением на речь. Затем комиссовали его по профнепригодности из войск и подался Игорь шоферить.

Мне быстро пьяные базары коллег надоели, предлагаю Игорю, мол, давай продолжим от толпы подальше. А сидели мы в чьём-то личном гараже, недалеко от завода. И на природу захотелось, по нужде как раз….

Попрощались с коллективом до понедельника, взяли маленько в магазине местном, и закусь, и чем её запить. Отошли в перелесок возле железной дороги.
Присели на корягу, там и рассказал Игорёха мне свою историю. Про горячую точку ту, про заикание, про свою мечту заветную и вообще нормально так посидели. Уж и не помню, как домой дошли.

Короче, в понедельник врачиху в гараже проходить — а мы в полном порядке. И без давления, и без запаха.
Мечта у Игоря была — стать дальнобойщиком. В стране, как всегда, безработица, кооператоры, ООО, ЗАО, заводы или не платят или банкротятся, ну и всякая такая хрень. Дальнобойщиком можно только по знакомству, не иначе…

Ушёл вскоре Игорь с заводского гаража, там какие-то задержки по зарплате начались. Ну и я куда-то в другое место свалил оттуда. Но дружить не перестали. По пятницам встречались на нейтральной территории, сидели за пивком и покрепче тоже не брезговали. Он неженатый, и я такой. Ещё третий парнишка к нам почти сразу прибился. Тоже шофер. Смешливый, неунывающий. Но глаза грустные. Худой весь, щуплый. Потом узнал, что он тоже в десанте служил, как и Игорь.

Летом ездили на природу к Игорю на дачу. Тащили сумки с провизией и «горючим». Игорь такой «бык» по виду. Шея короткая, походка вразвалочку. Покушать весьма любитель. А вот я и Ромка мало ели. И пьянели быстрей…

Дача недостроенная, зато с крышей. Печка там русская, три кровати, бельё сыроватое, но чистое в шкафу, холодильник старинный «МОСКВА», стол круглый. Воздух сосновый, освежающий, но зимой туда не пробраться. Вся дорога заметена снегом с самой станции электрички. А вот летом собирались мы там частенько, неразлучных три товарища-водилы и замирали на время.
Особенно в долгие праздники там хорошо было. Хотя и баня там развалилась и за водой далековато на колонку ходить. Но это терпимо, в общем мелочи. Главное, покой и тишина. Вечерами песни под гитару пели, закусывали картохой варёной с килькой в томате. Такой русский рай. Правда, без женщин. В дефиците приличные мадамы.
Бывало, вечерком выйдем на крылечко — красота…Можно даже в трусах… Если соседей нету…

Но вот мечта та у Игоря не прошла. Нашёл какого-то коммерсанта со старой «фурой», двадцатитонная вроде машина КрАЗ с будкой. И начал её перебирать, под себя ремонтировать. А коммерсант за это обещал его на дальнобой в Якутию с товаром отправлять. И по зимнику и по летнику.

Однажды звонит Игорёха и говорит:
— Слушай, мне через неделю в Мирный (Якутия) ехать. Напарника нет. Ты как?
— Ну, как? — отвечаю. — Если зовёшь, я с тобой.

К слову добавлю, что в то время не один я жил а с дамочкой. Она может и любила меня, не знаю. Но хозяйственная, отзывчивая, нравился я ей очень.
Короче жили уже года два.
Думаю, как ей сказать-то?
— Этот рейс ведь не на один день. Придётся с работы увольняться. Да и на вряд ли встретит эту новость радостно.
А мне так хотелось на дальнобой, романтики шоферской, Сибирь, тайгу посмотреть и людей новых. Да и не ездил я на грузовой машине так далеко. Заработок Игорь пополам обещал.

Вечером пришла дамочка с работы, говорю ей прямо, как есть…
— Игорь собрался в Якутию груз везти, меня напарником зовёт. Одному ему тяжеловато, шесть тыщ километров и без охраны. Подзаработаю заодно.

Короче, гражданская жена против, типа:
— Едешь в такую даль, опыта нет, там на дорогах грабежи и холод. Пропадёшь там с этим Игорем. Вечно тебя тянет не в сторону дома. Это даже не работа, а глупая затея и пустое.

Но, что поделаешь? Захотел в рейс и другу отказать не могу. Через неделю собрался и поехали.

Сразу скажу, что КрАЗ — это карьерный самосвал. Совершенно не приспособленный к дальним рейсам. К нему просто приварили рефрижераторную будку. И набили продуктами под завязку. Машина мощная, но не скоростная. В кабине шум, хуже, чем в тракторе. Спать негде. Игорь на сиденьях, я на полу. От шума голова не своя. И ползём с перегрузом. Но не довезти права не имеем.
В дождь, и в грязь, по глине и песку, по щебню. Из области в область скрипим, но не ноем.
Думаю —
— Когда же Игорь то мне даст рулить. Ведь вторые сутки почти без остановок шпарим. Завариваем доширак, чай литрами хлюпаем, деньги экономим. Магнитофон сломался. Радио в глуши нет. Только рёв двигателя.
— Игорь, ты же устал, давай я порулю. — предлагаю.
— Нет. Тут слишком опасно, У тебя опыта такого нет. Перегруз большой. Дороги кривые, скользкие, перевернёмся легко. Обратно поедешь ты.

И правда, смотрю, на обочинах то «фура» вверх колёсами лежит, то бортовую в откос снесло… Ладно, едем, молчу…

Добрались до парома в Усть-Куте, по Лене плыть суток несколько. Дождище хлещет. Но в кабине хорошо, тепло и тихо. Капли по крыше тук-тук. Ветер возле речного причала мусор носит. Летает разная гадость. Пакеты целлофановые рваные, мокрые, пустые пачки из-под сигарет, обрывки газет, шматки туалетной бумаги, банки пивные жестяные сами с собой в футбол играют. Красота и сюрреализм в духе Стругацких.
Стоим, ждём погоды и очереди на паром. Нам хорошо. Дальше нас повезут по реке.
Затарились водкой, гуляем и спим… Теперь можно. Отдых…
Наконец то заехали на паром. Весело, машин много. Шофера все разные, со всей страны…Из машин музыка орёт, кто-то по видео кино смотрит. И красоты сибирской реки неописуемые, когда отплыли… Наслушался там баек дальнобойщиков матёрых…Хоть роман пиши. ..

По Лене сплавлялись, наверное, дней пять. Эти места прекрасны и в штиль и в грозу.

Природу описать не смогу. Это видеть надо. То скалы отвесные, то холмы, то перекаты опасные, бурные, то мели тайные, скрытые. Медвежата на берегу разок играли, сам видел.
…Кстати, в тех местах снимали прекрасный советский фильм «УГРЮМ-РЕКА», там Синильга была — даже на берегу памятник ей есть. В общем, места странные, заповедные, малолюдные, дикие.

На пароме тоже интересно.
Много якутов, и уже учёных и совсем дремучих. Водилы все перезнакомились, сдружились. Один друган мой ходит, как туча мрачный. Молчит или огрызается…

Я всегда на берег хожу, когда мы в селения местные причаливаем, наблюдаю за людьми, животными, домами, хозяйством. Так всё необычно, своеобразно. Например, никогда не видел в деревнях наших столько чистокровных лаек, больших, пушистых, наверное ездовых.
Ещё заметил, к подходу парома все сельские жители готовились, как на праздник. Важно так, местные национальности одевали бусы, а мужчины сапоги блестящие. ..
Игорь в основном не ходил на причалы. Обычно в кабине спал.
Правда, потом меня приютил на время сплава один добрый водитель, он ехал один и у него, в СУПЕРМАЗЕ было два спальника.

Ещё вот достопримечательность. Есть посередине реки Лена остров. Небольшой островок, с песчаными отмельками, тихими заводями, без скал, поросший скудной растительностью, за исключением нескольких высоченных корабельных сосен.
Так вот. Рассказывали местные, что на том невеликом островке свил себе гнёздышко старичок-лесовичок. Дед Фёдор, кажется. И, если хорошая погодка, может тот древний отшельник выйти на бережок островка и приветливо помахать проходящим судам или паромам.

Ещё рассказывали бывалые дальнобойщики, что весной на пароме страшный случай был. С перепою или недосыпу сел водитель за руль тяжёлой гружёной «фуры». Завёл машину и поехал на перилы. Перескочил через рельсу ограждения и бултых в Лену. Так и ушёл на дно. Потом, конечно, вытащили утопленника, чтобы домой отправить и захоронить. Лена шуток не любит.

Вот небольшая справка из Википедии:
«Ле;на (якут. ;л;;нэ, бур. З;лхэ) — река в России. Лена самая крупная сибирская река. По мировым меркам она десятая по длине река в мире. Длина реки, от истока до устья, 4 400 км. Впадает в море Лаптевых Северного Ледовитого океана.
Лена — самая крупная из российских рек, чей бассейн целиком лежит в пределах России.Также это крупнейшая река в мире, полностью протекающая в районе вечной мерзлоты.»

В итоге, пришвартовались мы к причалу назначения. Название не помню. То ли Якутск, то ли Ленск, то ли ещё какой там причал. Съехали с парома. И тут началось самое весёлое…

Вся трасса от причала до Мирного разбита тяжёлыми грузовиками, бензовозами, «фурами» и тракторами. Перевернуться «нефиг» делать. А у нас перегруз несколько тонн долбанной колбасы и остального скоропортящегося барахла.
Несколько раз мне приходилось вылезать из кабины КрАЗа и смотреть, как Игорь на машине осторожно «ползёт» по склону. Отслеживать каждый метр движения.

Тогда мы даже говорить боялись. Только жестами давали друг другу понять, куда повернуть или остановиться вовсе.

В итоге, доставили мы те сыры и колбасы в край алмазостарателей город Мирный. Выгрузились на складах. Отоспались малёха. И надо назад, в домашние края, груз искать. А что оттуда, из Якутии вести то? НЕ меха же песцовые с красной икрой и не алмазную руду в продуктовой будке. Кое-как нашли какой-то металлолом, тонн шесть. Лишь бы порожняком такой тягач не гнать в обратный путь.

Мой друг Игорёха у коммерсанта, прилетевшего самолётом, получил все денюжки в оба конца. И выдаёт мне:
— Андрюха, ты машину не вёл, за рулём не сидел, а порожняком я её и сам быстренько назад отгоню.- не намекает, а прямо говорит, что деньги за рейс делить не будем. Типа я просто с наслаждением попутешествовал на КрАЗе.
Мне тогда и понятно сразу стало- чего он такой мрачный да угрюмый по парому то ходил. Делиться неохота, зачем ему лишний теперь пассажир.

Ничего я не ответил. Просто забрал свой термос с чаем и ушёл к тому попутчику, который меня приютил на сплаве.. Он с Абакана, сколько может подбросит. А с Красноярска как-нибудь на попутках доберусь. Добрых людей много ещё на Руси, особенно среди простых работяг.

А вот ехать неделю рядом со жлобом я бы не смог.

Так вот и закончилось наше дружбанство с Игорёхой. Больше я его не встречал. Да и не хочется…
Да пусть он в дорогах своих поменьше таких, как сам, встречает. Удачи ему и лёгкого Пути!

Денег не заработал, но столько живой красоты повидал, людей разных, природы. И мало, наверное, кто лично стоял на краю огромной алмазной кимберлитовой трубки «МИР». Вот там дыханье страха и восторга захватывает. А я постоял!!!

АВИ 2016 https://vk.com/ivanov1963

Откровения бывалого дальнобойщика

Десятилетия в пути, границы одна за другой, бандиты и «оборотни в погонах» — типичная романтика дорог для белорусского дальнобойщика. Наш внештатный автор Борис Самкович за «баранкой» магистрального тягача провел больше десятка лет, покатавшись в том числе по дальнему зарубежью. С чего начать, как привыкнуть к габаритам и где прячется главная опасность шофера — в откровениях бывалого дальнобойщика:

— Каждый ребенок задумывается о том, кем хочет стать, когда вырастет. В силу своего возраста я еще застал то время, когда мальчики мечтали стать космонавтами, а девочки — врачами. Мне же нравились грузовики. Но не самосвалы или лесовозы, а именно автопоезда. Магическое слово «Совтрансавто» на борту полуприцепа заставляло детское лицо расплыться в улыбке, а гудок магистрального тягача ласкал слух. Не космонавтом, не пожарным и даже не милиционером! Я буду дальнобойщиком!

«Еще вчера курсант автошколы, а завтра едешь в рейс на Европу»

Во второй половине1980-х к нам домой часто приезжал дядя Гриша — приятель отца и по совместительству профессиональный дальнобойщик из минского «Совавто». Всегда веселый, одетый в фирменные «шмотки», он привозил с собой заморские сладости. Киндер-сюрпризы, шоколадные батончики и жвачка — пик счастья для советского ребенка. По большим праздникам он брал своего сына и меня в баню на базу «Совтрансавто», что находилась на улице Олешева. Огромная территория автопредприятия-гиганта того времени по-настоящему завораживала. Аккуратными рядами стояли фуры, в ремзоне кипела работа, кто-то собирался в поездку, кто-то возвращался из рейса. Как-то мы шли по базе и рядом с нами остановился «реф» (полуприцеп-рефрижератор). Из кабины выпрыгнул матерый шофер и обратился к нам: вы чьи будете? Мы немного растерялись и сказали, что дяди Гриши Кучука. Ворота фуры распахнулись, и нам вручили ящик зеленого греческого винограда. К слову сказать, водители «рефов» подкармливали меня и потом, когда я уже сам стал водителем-международником.

Стоит отметить, что при СССР в дальнобойщики абы кого не брали. Работали на международных линиях только лучшие. Для начала все проходили через «яму» (ремзону), затем работа по республике, потом бескрайние просторы Советского Союза. Лучшие из лучших отправлялись за границу, в страны СЭВ и ГДР. Ну а высшим пилотажем было ездить в командировки в так называемые капстраны — Италию, Австрию, ФРГ и т.д. Однако умело крутить «баранку» и разбираться в машине было недостаточно для дальнобойщика того времени. Шоферы «Совтрансавто» были еще и образцом советского человека за рубежом. Наличие семьи, партийного билета и знание иностранного языка — без этого за границу не выпускали. Оттого и профессия считалась элитной! Хорошая зарплата, командировочные в валюте, выезд за пределы «железного занавеса» — большинство граждан страны Советов об этом могло только мечтать…

Сейчас совсем другое время. Еще вчера курсант автошколы, а завтра едешь в рейс на Европу. Тех старых «волков» уже почти не осталось. Годы берут свое. Большинству уже за 60 или около того. Правда, еще встречаются ветераны профессии. Их легко выделить из общей толпы — спокойные, мало говорящие, опытные профессионалы, избегающие «стояночных посиделок». Профессия перестала быть элитной. Сейчас за рулем магистральных тягачей и жук, и жаба. Настоящих корифеев практически не осталось. Все чаще стали встречаться «случайные пассажиры». В погоне за рублем приходят трактористы, таксисты, комбайнеры или даже люди без малейшего опыта. Со стороны все просто: крутишь руль, ездишь по заграницам, получаешь хорошие деньги. На деле же все иначе. Романтика пропадает уже через год или два, все превращается в рутину. Загрузки, выгрузки, очереди на границах, бессонные ночи и т.д. Но и уйти тяжело — дорога как наркотик. Приехал из рейса, а утром уже опять тянет на шоссе. Один опытный водитель мне рассказывал, что за свою жизнь несколько раз пробовал уходить, но не получалось — «дорожная лихорадка» каждый раз возвращала в кабину.

«Ехал и каждую минуту думал о том, что еще может сломаться»

Мой путь в «дальнобой» начался в 2005 году. Прокатившись несколько поездок по РБ и РФ на небольших грузовичках, стал искать возможность пересесть на большую машину. Благо такая возможность вскоре появилась. В первый свой рейс в возрасте 22 года я поехал в феврале 2006-го. Кажется, что это было вчера, а уже прошло больше 10 лет. Первое время было очень сложно. Куча новых непонятных документов, границы, таможни… Целая наука о том, как правильно закрепить груз и распределить его в прицепе. Помнить особенности ПДД в разных странах, не выбиваться из графика движения. Сказать, что я быстро привык к габаритам машины, — не скажу. По-настоящему уверенно управлять автопоездом начал примерно через полгода. По прямой проблем нет — легче чем на легковой машине. Трудности начинаются при маневрировании задом, при заездах в узкие места, на сложных загрузках, где автомобиль надо подогнать под определенным углом, и в темное время суток. Отдельным экзаменом является Московская кольцевая в час пик. Дорога немыслима без поломок. Сейчас «корчей» практически нет, а 10 лет назад думать о свежей или даже новой машине я не мог. «Салагам» вроде меня приходилось «донашивать» автомобили, где цифры на одометре нередко переваливали за полтора, а то и два миллиона километров. Моей первой машине было полтора десятка лет и пробег миллион 800 тысяч. Лежать под ней приходилось каждый рейс. Это был ад. Я ехал и каждую минуту думал: что еще может сломаться? Зато это дало неоценимый опыт в плане изучения устройства машины и ее ремонта. «Корчевое время» продолжалось два с половиной года, после чего я сел на новый Volvo. 

Дополнительные проблемы на дороге создают легковые машины. Особенно это чувствуется в странах СНГ. Пожалуй, самые наглые водители — в Москве и Московской области. Особенно это чувствуется в пробках. Как только движение замедляет ход, сразу появляются «обочечники». Автоматически вырастает дополнительный ряд, а то и два! Понимают ли они, что из-за подобных действий дорожный затор будет только расти? Видимо, нет. Но и на таких опытные водители находят управу — «шахматы». Суть заключается в том, что один водитель грузовика сам выезжает на обочину и таким образом перекрывает движение легковым машинам. Его коллега «держит дырку» на дороге и в нужный момент запускает товарища обратно в поток. На Минской же кольцевой существует проблема «тихоходов». Ограничение скорости для всех транспортных средств там составляет 90 километров в час (местами 100) — для современного магистрального тягача дело обыденное. Но в первой полосе — трактора, самосвалы и прочие, чья скорость порой не превышает 50, а во второй — «дачники» и ГАЗели… Движение по третьей полосе грузовикам запрещено. После таких дорог на европейских автобанах отдыхаешь. Есть возможность послушать аудиокнигу, а некоторые умудряются даже кино смотреть.

«Дорожная проституция наиболее развита в Польше»

Часто задают вопросы о бандитах на дорогах. Есть? Есть дорожная полиция и транспортная инспекция. В Европе все строго. За малейшую провинность выписывается штраф. За серьезные нарушения суммы могут быть с тремя и четырьмя нулями. Но если ты добросовестный водитель, то и отношение к тебе соответствующее. Чем дальше на восток, тем отношение к человеку заметно хуже. «Транспортники» в Таможенном союзе в большинстве своем в законах разбираются хуже самих шоферов. Главная их задача — «срубить бабки». Методы разные. Могут запустить «берлагу» на подъеме с двумя сплошными линиями и ждать сверху. Подсунуть алкотестер с уже «заряженным» мундштуком. Хорошо «зарабатывают» сотрудники пунктов весогабаритного контроля — разница на весах в Бресте и, например, в Казани может составлять порядка 500 килограммов. Пользуются тем, что дальнобойщик — гражданин другой страны и жаловаться не будет, да и машину с грузом оставлять никто не хочет — заплатил и поехал. Тем более что многие фирмы подобные «штрафы» пропускают в отчетах о перевозке. Никуда не денешься — коррупция. Реальные бандиты тоже есть. В основном это мелкие жулики — солярку слить, «запаску» утащить, тент порезать. Но есть и серьезные. Могут ночью в кабину залезть и нож к горлу приставить. Есть виртуозы, которые забираются в прицепы на ходу и скидывают товар на обочину.

После прочтения этого может сложится ощущение, что это не работа, а полоса препятствий. Но не все так грустно — дальнобойщики отдыхать тоже умеют, да и неприятности руководству доставляют с периодической регулярностью. Колеса крутятся — деньги мутятся! Шоферы — народ не самый бедный. По дороге настроено мест, где эти деньги можно потратить. Хочешь — в баньку сходишь, в баре отдохнешь, поешь вкусно. Для азартных открыты придорожные игровые автоматы, где иногда проигрываются деньги не только на топливо, но даже на еду. Вдоль трассы девочки ждут щедрых ловеласов. Для скромных — «плечевые», для других — публичные дома. Дорожная проституция наиболее развита в Польше, причем хватает и дорожных жриц любви, и «ночных клубов». Работают румынки, украинки, молдаванки и польки.

Что касается времени за рулем, то тут есть общие правила по режиму труда и отдыха, где четко прописано, сколько часов водитель может ехать, а сколько должен отдыхать. За этим следит тахограф, информация записывается на электронную карту водителя либо специальный бумажный диск. Контролирует работу Транспортная инспекция. Еще лет пять назад по дорогам РБ и РФ можно было «зачернить», так как особого контроля не было. Теперь за этим следят и у нас. Время «спичек в глазах» и бессонных ночей постепенно уходит в прошлое.

«Бывает, что доходит и до мордобоя»

В народе считается, что дальнобойщики не бывают дома. Бывают. Причем, если сосчитать выходные среднестатистического человека, работающего по формуле 5+2, то их окажется даже меньше, чем у водителя-международника. Существует несколько вариантов работы. Кто-то «сидит» один на машине и раз в несколько месяцев передает автомобиль на пару недель водителю из «подменного отряда» — это водители, не имеющие постоянного автомобиля. Другие работают вдвоем и меняются по графику «рейс через рейс» (две недели). Самый распространенный вид работы в настоящий момент — три человека на две машины. Ну а самый экстремальный вариант — три человека на одну машину! Два пилота всегда в кабине, машина практически не глушится, а третий ждет дома и меняет кого-то одного при заезде на место базирования. В большинстве своем так работают на перевозке цветов и овощей-фруктов, когда сроки доставки из пункта А в пункт Б минимальные. Среднегодовой пробег таких машин составляет примерно 250-300 тысяч километров.

Ну и граница, куда же без нее? Наверное, это самая большая проблема в работе водителей. Все начинается с «колейки»! Сейчас они стали меньше. Видимо, сказывается компьютеризация и упрощение самой системы. Мой личный рекорд — 52 километра и 5 дней простоя на погранпереходе «Брусничное», что между Финляндией и Россией. Из-за длинных очередей водители из РФ не любят ездить в европейские страны, а европейцы — в Таможенный союз. В ожидании своей очереди проходит целая жизнь, часто переплетающаяся и с кучей проблем: заканчивается вода, топливо, еда, сигареты и т.д. Предприимчивые жители приграничья наладили тут целый бизнес по продаже сопутствующих товаров и продуктов питания. Приоритет имеют машины, которые перевозят скоропортящиеся грузы (продукты), ADR (опасные грузы), негабаритные грузы, почту, живых животных и т.д. В «колейках» часто случаются конфликты из-за того, что кто-то кого-то объехал или не пропустил. Бывает, что доходит и до мордобоя. На самой границе тоже нескучно. Пограничник перевернет кабину в поисках запрещенных к перемещению товаров, а таможенник «вынесет мозг» при оформлении документов. Бывает, что из-за одной ошибки в виде «запятой не в том месте» запрашиваются новые документы от отправителя… А рабочий день уже завершен, и ждешь до утра, пока ответственный за документы вернется в офис. Наиболее продвинутые водители имеют в кабине мини-офис с ноутбуком, интернетом и принтером, дабы максимально ускорить различные процессы в документации. А есть и такие, которые не знают, как написать SMS.

В конце я хотел бы обратиться к тем, кто планирует заняться «дальнобоем»… В этой специальности не заработать больших денег. Хороших — да, больших — нет. Это не график с 8 до 17 с обедом и выходными. Тут придется и ночью, и в мороз, и в жару, и в дождь. И колесо на обочине поменять, и соляру в баке паяльной лампой разогреть, и от опасности уйти. Легко не будет! Но есть и свой кайф, своя романтика большой дороги, удовлетворение от сделанного. Дальнобойщиком надо быть в душе — «случайных пассажиров» дорога не принимает.

Борис САМКОВИЧ
Фото автора
Специально для ABW.BY

Многие события, описанные в романе «Тихий Дон», Шолохов видел лично — Российская газета

В издательстве «Молодая гвардия» готовится к выходу новая биография Михаила Шолохова, написанная Захаром Прилепиным. После книг о Леониде Леонове и Сергее Есенине — это третье крупное жизнеописание, созданное известным писателем, политиком и телеведущим. О ранней биографии Шолохова, о том, кто написал «Тихий Дон», и какова истинная иерархия литературы ХХ века, мы поговорили с ним накануне появления его книги.

За много лет работы в газетах меня приучили, что самый острый вопрос надо задавать в начале интервью. Вот я его и задаю. Кто написал «Тихий Дон»?

Захар Прилепин: Всю жизнь болея Шолоховым, перечитывая все им написанное и собрав огромную библиотеку о нем, — я все равно не мог достичь того острого ощущения ясности, что пришло, когда я начал сам по дням, по неделям, пересобирать его жизнь. И тут все окончательно встало на свои места.

Простой пример приведу. В предыдущих биографиях Шолохова его детство и юность умещаются в десяток-другой страниц, и далее стремительно начинается переход ко взрослой жизни, к литературе. Тут одна из главных ошибок и кроется. В моей книге детству и юности посвящены две сотни страниц. Я собрал всю имеющуюся информацию о жизни его семьи и был, что называется, вознагражден.

Ты, конечно, помнишь, как семья Мелеховых в романе во время Гражданской войны ходит «в отступ» — то в одну сторону, то в другую, когда на вёшенских повстанцев начинает давить Красная армия? Так вот, передвижение мелеховской семьи буквально, по дням и по маршрутам, совпадает с передвижением семьи Шолоховых. Шолоховы, как известно, тоже находились на территории Вёшенского восстания. Более того, некоторое время они жили у братьев Дроздовых, которые примкнули к восстанию, и один из них был командиром повстанцев. И погиб при тех же обстоятельствах, что и Петр Мелехов в романе. Когда красные начали наступать, Шолоховы, которые тогда симпатизировали восстанию, отошли с отрядами повстанцев севернее. А когда красные стали давить с другой стороны — пошли в обратную сторону. И эти вот дороги отступления, которые Шолохов описывает, — это его собственными глазами увидено. Это маршруты их семьи.

Другой пример. В станице Вёшенской располагался штаб Белой армии. Это и в Советское время было известно, но тогда часто умалчивали, что штаб располагался… в доме покойного деда Шолохова, который был богатейшим купцом на верхнем Дону. Изредка скупо сообщалось, что генералы заняли старый шолоховский дом (на самом деле — лучший в станице), а отец Шолохова Александр Михайлович, его брат и подросток Миша были, мол, изгнаны на уличную кухню и «ютились» там. Да не «ютились» они, а прислуживали! Накрывали на стол, убирали со стола, целыми днями наблюдая их жизнь — кто приехал, кто уехал, и все прочее. Потом стали задаваться вопросами: откуда вообще Шолохов мог знать, как эти встречи и пьянки проходили. Это даже смешно — потому что он там с тарелками бегал мимо.

Андрей Абрикосов — в немой экранизации «Тихого Дона» 1930 года.Режиссеры Ольга Преображенская и Иван Правов. Озвучено в 1933 г. Фото: Кадр из фильма

Шолоховедение работает, с каждым годом эта фактура увеличивается, понимаешь? Обнаруживаются новые фотографии, биографические данные по героям… И все — буквально все! — пути ведут к Шолохову и его семье. Становится очевидным, что этот роман мог написать если не он, то лишь такой человек, который находился в кругу Шолоховых. Значит, три варианта: либо его отец, либо мать, либо он сам. Родных братьев и сестер у него не было. Но «подсунуть» авторство романа еще и шолоховским родителям, слава богу, никто не догадался. Мать Шолохова только взрослой научилась писать, а отец, хоть и был человек начитанный и мыслящий, за всю жизнь ни строчки не сочинил.

У Шолохова были двоюродные братья, но они в ключевых моментах романа отсутствуют. Они этого не видели. А Шолохов огромную часть событий — наблюдал. Тем не менее «антишолоховедение», перепробовав сорок семь писателей и журналистов на роль автора «Тихого Дона» и втайне осознав, что каждая версия провальна, стало дарить авторство сорок восьмому претенденту — одному из шолоховских двоюродных братьев. Это уже сродни болезни: кому угодно — только не Шолохову!

Я этого не знал и уверен, что большинство читателей романа не знают. Но проблема авторства «Тихого Дона» неслучайно появилась. Ее не Солженицын придумал. Она возникла в начале публикации романа, ее обсуждали в Союзе писателей СССР. И с годами этот вопрос поднимался много раз. Шолохов был слишком молод, чтобы создать такую грандиозную эпопею. Толстому, когда он начал писать «Войну и мир», было 36 лет.

Петр Глебов и Зинаида Кириенко в трехсерийном фильме «Тихий Дон» режиссера Сергея Герасимова, снятом в 1957—1958 годах Фото: РИА Новости

Захар Прилепин: Ты сам отлично знаешь, что Толстой начал писать свою великую повесть «Детство» в 22 года, а в 24 ее закончил. Как и Шолохов — первую книгу своего романа. Последнюю он написал в 35 лет. На самом деле «Тихий Дон» — это и есть своеобразное «Детство» Шолохова, потому что там бессчетное количество примет его детства.

Вспомним начало романа. Мелеховы ловят рыбу и несут на продажу в дом купца Мохова. Кто такой Мохов? Это прадед Шолохова — богатый купец. Он в романе ему даже фамилию менять не стал. Перед нами, по сути, постмодернистская игра. Причем она куда более глубокая, чем может показаться.

Шолохов родился вне брака — от холопки помещиков Поповых, которую его отец поселил у себя в качестве экономки. По этой причине вся родня от Шолохова отказалась, и Миша рос незаконным, «на отшибе». И кличка у них была — «татарчуки». Видимо, в матери была татарская кровь. Этот «беркутиный» мелеховский нос и у Шолохова имелся. Помнишь, какое прозвище было у Мелеховых? Правильно: «турки». «Татарчуки» и «турки». Сама фамилия Мелехов — анаграмма из Шолохова и Мохова. Совершенно набоковский ход.

Шолохов, насколько я знаю, не отрицал, что использовал мемуары участников этих событий. Но его архив погиб во время эвакуации в Великую Отечественную. Обнаруженные в 1999 году Феликсом Кузнецовым, считавшиеся утраченными рукописи 1 и 2-й книг «Тихого Дона» будто бы окончательно доказывают авторство Шолохова. На самом деле ничего не доказывают. Он мог своей рукой переписать чужую рукопись и подвергнуть ее авторской правке.

Первый шедевр из цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки» Николай Гоголь опубликовал в 20 лет. Фото: Репродукция ТАСС

Захар Прилепин: Ты просто эту рукопись не изучал. Там видна сложнейшая, напряженная авторская работа. И ты сейчас, прости уж, снова подкидываешь нелепые доводы авторам сумасбродных версий, которые как палкой репейник рубят. «Написать так рано не мог», «Рукопись? Рукопись просто переписал». Это для дилетантов, которые природы творчества не понимают. Но ты-то понимаешь!

Четырнадцать лет работы над романом. Четырнадцать! Сотни разных свидетельств: шолоховская переписка, работа с редакторами, дичайшая борьба с цензурой за каждую строчку и прочее, прочее, прочее. Это же не одномоментный акт: вот не было романа, вот он его притащил откуда-то. Это целая жизнь!

Ладно, больше не буду спорить. Тем более что все лингвистические экспертизы, и наши, и зарубежные, сходятся на том, что автор «Донских рассказов», «Тихого Дона» и «Поднятой целины» — один писатель. Уверен, что твоя книга внесет дополнительную ясность в этот вопрос.

Лев Толстой не всегда был бородатым стариком. Повесть «Детство» он начал писать в 22 года. Фото: РИА Новости

Захар Прилепин: Настоящий вопрос в том, что упрямцев не переубедишь. Это такая же история, как с «убийством» Есенина. Версии про «убийство» разваливаются одна за другой — большинство из них отдает каким-то ликующим, самозабвенным идиотизмом. Чем больше времени проходит, чем больше фактуры собирается, тем более шаткой становятся эти версии, а жуткая правда, напротив, предстает во всей своей наготе. Ну и что? Кому хочется верить, что Есенина убили канделябром и что Шолохов увез на телеге четыре тома чужой рукописи (потому что в офицерский подсумок даже краткое содержание романа не вместится), — они так и будут в это верить. Глупость человеческая неистребима.

Поговорим о другом. Твои биографии уже выстраиваются в некую идеологическую линию. Сначала — Леонид Леонов, потом — Есенин, теперь — Шолохов. Условно говоря, «русская партия». «Партия» — неудачное слово, но ты меня понимаешь. Речь о том, что литературной иерархии ХХ века, в отличие от XIX, не существует. И с этим связаны определенные проблемы с преподаванием литературы в школе. А ты для себя ее определил?

Сергей Есенин стал печататься в 19 лет. В 21 год написал поэму «Преображение» и стал гением. Фото: Репродукция ТАСС

Захар Прилепин: Ты назвал три большие биографии, но, пользуясь случаем, напомню, что у меня есть еще книга «Взвод», где описаны 11 военных биографий литераторов предпушкинской поры — от Державина и Шишкова до Катенина и Чаадаева. Есть моя книга в серии «ЖЗЛ» «Непохожие поэты» — с тремя биографическими очерками: Мариенгоф, Корнилов, Луговской. Так что «русской партией» всё не ограничивается, но суть ты схватил верно, скрывать не стану.

Мы пережили две мощнейшие идеологические перетряски — советскую и постсоветскую. Каждая устанавливала и навязывала свои иерархии. Советское литературоведение признавало только «советский канон» (хотя, как мы с тобой понимаем, все куда сложнее — и Шолохов, и Горький, и Алексей Толстой, и Есенин были шире любого канона, а порой становились для него даже поперечны). Соответственно, постсоветская идеология всё слишком «советское» выбросила. Например, Николая Островского и Александра Фадеева. И попыталась навязать свои представления, где функции «Войны и мира» будет выполнять даже не «Тихий Дон» и уж точно не «Хождение по мукам», а «Доктор Живаго» — роман, да простят меня его поклонники, этого состязания не выдерживающий, при том что Пастернак — великий поэт. В завершение всей картины, как итог русской классической традиции, возвышается Александр Исаевич Солженицын.

Аркадий Гайдар в 14 лет принял участие в Гражданской войне. Писать он начал в 18 лет. Фото: РИА Новости

И здесь у меня, конечно, есть свои представления, и я буду их отстаивать. Безусловно, я стою и за эмигрантский, «белогвардейский» канон. Хотя большинство эмигрантов ни в какой Белой армии не служили и даже не пытались туда попасть. В этом смысле я говорил бы не только о Бунине и Набокове, но и о Борисе Зайцеве и, главное, о Гайто Газданове. Это — единственный крупный писатель эмиграции, который видел и описал Гражданскую — с той стороны. Он, между прочим, в 22 года уже был автором великолепных рассказов, а в 25 — романа «Вечер у Клэр», который я считаю гениальным и лучше которого он тоже ничего не напишет. То есть ранний писательский взлет — это не только шолоховский или фадеевский случай, он — общий для того поколения.

Идем дальше.

Солженицын — огромное явление, но, безусловно и категорически, идеологическое. В этом смысле он человек 30-х годов. Поэтому если мы изучаем его, давайте и Николая Островского изучать. А если у нас нет в программе «Как закалялась сталь», то никаких «Архипелагов» детям тоже не предлагайте.

Рассказы Шаламова — вот идеальные образцы лагерной литературы, своеобразная «школа жизни».

В 25 лет Александр Фадеев стал автором классического романа «Разгром». Фото: Архив ТАСС

Тут я буду с тобой спорить. Извини, но «побивать» Солженицына Шаламовым тоже стало расхожим и некорректным приемом, как и отрицание авторства Шолохова. Это — два равновеликих, но совершенно разных писателя, и взгляд на лагерную тему у них разный. У Шаламова он — безысходный. У него ад внутри самого человека, в лагере он находится или на свободе. А Солженицын верит, что самые тяжелые испытания человек может нравственно выдержать и стать духовно еще сильнее. «Благословение тебе, тюрьма!» И надо сто раз подумать, какая точка зрения педагогически полезнее для подростка.

Захар Прилепин: Леонид Леонов, по гамбургскому счету, писатель более сложный и более сильный, чем Солженицын. Его первенство и авторитет признавали и Валентин Распутин, и Виктор Астафьев, и все почвенники. Конечно же, он должен вернуться в канон.

Тогда возникнет необходимое нам равновесие: Горький, Шолохов, Леонов, Бунин, Зайцев, Газданов. И — поменьше оглядок на Нобелевскую премию. Ее вот Светлана Алексиевич получила теперь. Надо просто выкинуть Нобелевку из системы филологических градаций.

Но из шести главных русских прозаиков ХХ века, которых ты назвал, двое — Бунин и Шолохов — нобелевские лауреаты. Как и Солженицын. Не такой уж плохой выбор — согласись?

Николай Островский начал воевать школьником, а писать роман «Как закалялась сталь» — в 26 лет. Фото: РИА Новости

Захар Прилепин: Если ученики и студенты будут воспринимать историю прошлого столетия по Солженицыну — это создаст у них не просто однобокое, а откровенно неумное представление о том столетии, которое ознаменовало себя не только лагерями и централизацией власти, но и колоссальными прорывами в научных и культурных сферах — с опорой на так называемое простонародье. Когда «мужицкие дети» вдруг явили миру свой гений. И Шолохов в этом смысле — самый яркий пример. К советской власти он имел огромные счеты, но и смысл ее — тоже осознавал. В итоге дал сложнейшую картину действительности, которая нас и покоряет до сих пор.

Дети не должны угодить в очередную идеологизированную западню. Им надо предоставить всю картину, и желательно — без оголтелой догматики.

Тут я с тобой полностью согласен. Но вот что я вдруг подумал во время беседы с тобой. Проблема литературной иерархии ХХ века не в идеологических шатаниях и сменах политических установок. Дело в том, что это был слишком плотный на литературные таланты век. Куда более плотный, чем XIX. Не Золотой, а какой-то Бриллиантовый! Просто мы этого до конца не осознали. Ничего, время придет. А пока с нетерпением буду ждать твоей книги об авторе главного романа-эпопеи XХ века — «Тихого Дона».

Истории о привидениях дальнобойщика

ДЕМОН В ТЕХАСЕ

Ну, я был в этом месте в Техасе, в стороне от этой дороги, которая, как говорили, была индейским кладбищем. У них была мульча после урагана, урагана Айк. У них была мульча и прочее на этом участке земли, на этом участке — много. Этот субподрядчик позвонил мне, чтобы его увезли. Так что я позвонил паре парней, с которыми работал, и мы работали над этим сайтом добрых две недели. И пока я заканчивал работу, я остался на месте, потому что нам некуда было идти, и у нас не было работы; нас не приветствовали на рабочем месте, поэтому я и мой друг остались на этом участке. А ночью мы спали в своих грузовиках. Итак, в эту ночь мы спали там, и было очень-очень холодно. На земле лежало немного снега.
Итак, я помню примерно в 20:00 мы легли спать рано. Я лежал немного головой у окна. У меня был Freightliner SLD 1995 года — с плоской крышей и односпальной кроватью. Так что я был на кровати, лежа. И я услышал шум возле грузовика. Я говорю себе: «Что за суматоха?!» Ветер просто выл и дул как сумасшедший.Я почувствовал, как мой грузовик трясется, как будто он хочет перевернуться. Как будто ветер дул где-то со скоростью шестьдесят миль в час. Внезапно ветер только усилился и просто начал действовать сумасшедший .
Так или иначе, я снова слышу шум снаружи, как будто люди разговаривают. И я думаю про себя: «Кто это здесь шумит у меня в голове?» Я думаю вслух и говорю: «Здесь только я и мой приятель, в грузовике». И я слышу шум разговоров; и сильно дует ветер… а я говорю: «Чувак, это просто сумасшествие.»
Я почувствовал, как рука прошла через боковое окно, которое является окном в задней части грузовика, маленькое дышащее окно. Я почувствовал, как рука коснулась моей головы. Я начинаю выбрасывать локоть и пытаться ударить по руке Я пытаюсь убрать руку с головы. И прикосновение исчезло. Затем я услышал, как ветер усилился, а затем я услышал, как кто-то пытается открыть мою дверь! Моя дверь была заперта. Поэтому, когда я услышал человек пытался открыть мою дверь, я ничего не сказал, потому что грузовик был полностью заперт.Я не беспокоился о том, что кто-то придет ко мне. У меня были открыты окна и заперта дверь. У меня был полиэтиленовый пакет на рычаге тормоза. И я услышал, как ветер дует внутри моего грузовика. Я имею в виду, я слышу, как ветер завывает внутри грузовика. И это было просто создание партий ужасного шума, собирание пластиковых пакетов и разрывание всего, что у меня есть. И я говорю: «Господь? Что это происходит?» Ты знаешь, о чем я говорю?
Моя спина была повернута к рулевому концу грузовика, к передней части грузовика.Я повернулся спиной. Я лежал в кузове грузовика. И я почувствовал давление и лег на меня сверху, пытаясь прижать меня к кровати. Я взываю к Господу и говорю: «Господи, Иисус Христос из Назарета, помилуй. Кровь Иисуса на Тебе». Я плачу и говорю это очень громко . Я едва мог слышать свой голос, потому что мне казалось, что мой язык настолько отяжелел, что я не мог произнести ни слова. Но я был все еще говоря это в уме. И я пытаюсь говорить, и я не могу говорить.Но я говорю это в уме — я говорю: «Кровь Иисуса против тебя». Пока я не почувствовал, как он отрывается от меня. Все, что я увидел, это откинутые шторы, и я услышал, как они вошли в дверь… хлоп! Как будто нож что-то рубил. Он прошел прямо через мою дверь.
Я включил свет… и взял Библию, начал читать и молиться Господу. Мой друг, который был рядом со мной в своем грузовике, ничего не слышал. И он сказал, что встал и увидел, что мой свет включен, и спросил себя, что я делаю в три часа ночи.Он не слышал моего крика. Он ничего не слышал .
Здесь, в Миссури-Сити, штат Техас, есть дом. Мой друг владеет им. Поэтому он попросил нас остаться там. Я припарковал свой грузовик снаружи, и я спал в своем грузовике, когда приехал в пятницу, и я оставался с пятницы по сегодняшний день. Я не заходил в дом и не спал, потому что этот дом ужасен! Но я спал в своем грузовике. Я слышал, как демоны подошли к моему грузовику. Но они не могли войти. Я специально купил кассету Страсти Христовы и поставил ее в своем грузовике громко .И когда он отключился, я услышал, как демонические силы приближаются к грузовику и тянут мою дверь. Дул тот же ветер — это случилось в эти выходные. И я почувствовал присутствие, вошедшее в грузовик. Но он не мог войти в кабину, где я был. И я просто встал, включил DVD, пусть играет. И снова стало мирно, и я снова заснул. — Джордж Стерн, старший.

Какие самые распространенные заблуждения о дальнобойщиках?

Больше всего я сталкиваюсь с мнением, что дальнобойщики употребляют наркотики (метамфетамин, крэк, амфетамины и т. д.).Я не уверен, почему этот миф сохраняется. Еще одно распространенное заблуждение — это уровень свободы, который у нас есть. Да, мы можем увидеть страну, но через окно на скорости 65 миль в час. У нас редко есть время, чтобы остановиться, чтобы посмотреть достопримечательности. Мы всегда в пути, в сжатые сроки, постоянно на связи с отправкой и клиентами. Это очень напряженная работа с долгими часами вдали от дома.

Водителей часто изображают деревенщинами и ковбоями в фильмах и на телевидении. Хотя они, безусловно, существуют, средний дальнобойщик, как правило, является хорошо информированным и аккуратным профессионалом.‎

Какое обучение вы проходили до того, как начали водить машину?

Я прошел шестинедельный курс обучения в автошколе, а затем еще четыре недели обучения в первой компании, в которой я работал. Постоянно проводится обучение по вопросам безопасности, соответствия требованиям, опасностям и т. д.

Можете ли вы рассказать нам о среднем рабочем дне?

Мой обычный день начинается с того, что я просыпаюсь на стоянке грузовиков, или в зоне отдыха, или на парковке клиента (в моем грузовике полноценная высотная полка, две кровати, холодильник и микроволновка. ) Я осматриваю свой грузовик, обновляю бортовой журнал, быстро перекусываю и отправляюсь в путь. Обычно я доставляю или забираю три или четыре раза в день, проезжая в среднем 800 км в день, иногда до 1200 км. . Обычно мой день длится 14 часов или больше. Обычно я бываю вне дома по 2-3 дня, но иногда и по 10 дней.‎ Выходные, как правило, короткие: дома по пятницам или субботам, выходной в воскресенье или понедельник.

‎‎‎Сколько ты зарабатываешь?

Обычно я зарабатываю около 75 000 долларов в год.Для правильной компании, и если вы не против побыть вдали от дома еще немного, 100 тысяч в год можно. ‎

Что лучше всего в работе дальнобойщика? Самые большие проблемы?

Лучшие части работают самостоятельно, знакомятся с новыми людьми, видят вещи и на самом деле управляют большим грузовиком! Случайный сон также является огромным бонусом!

Для меня самой большой проблемой является баланс требований клиентов и диспетчеров с требованиями законодательства (часы работы) и попытка поддерживать жизнь вне работы. Еще одна проблема – вести здоровый образ жизни. Долгих часов за рулем, нерегулярного сна и неправильного питания трудно избежать в дороге. На этой ноте стоянки для грузовиков действительно начали добавлять варианты здорового питания; в некоторых даже есть тренажерные залы.

‎‎Как вы думаете, это будет вашей карьерой на всю жизнь?

Нет, на самом деле я собираюсь заняться чем-то другим в течение следующего года. Я надеюсь получить консультацию по обслуживанию в автосалоне. ‎Я хочу иметь больше свободного времени, чтобы заниматься тем, что мне нравится, видеться с людьми, которые мне небезразличны, и, надеюсь, завести семью.

Какой совет вы бы дали тем, кто хочет стать дальнобойщиком?

Проведите исследование, поговорите с как можно большим количеством водителей грузовиков. Если можете, попробуйте пробежаться пару раз с водителем грузовика, чтобы посмотреть, на что это похоже. Есть много разных компаний, перевозящих самые разные вещи, и каждая сталкивается со своим набором проблем.

Если вы найдете что-то, что соответствует образу жизни, который вы хотите, это может быть полезной карьерой.

Большое спасибо, что поделились своей историей, Юрьен! Есть ли среди вас водители грузовиков или вы думали о том, чтобы ими стать?

Сколько лет этой истории, братан?: Грузоперевозки байки, легенды, призраки

Дальнобойщики любят рассказывать истории.Опытные ветеринары особенно любят пугать новичков ужасными историями, полными жутких образов и полицейских, которые приказывают им переехать припаркованные машины или выписывают штрафы. Вы не можете заставить дальнобойщиков согласиться ни с чем, кроме своих городских легенд, и даже у них есть бесконечные вариации, в зависимости от того, в какой части страны вы оказались. Как оказалось, большинство этих историй имеют корни. твердо в древних сказках, которые рассказывались сотни лет.

Все на дороге слышали «Легенду о Черном Псе.Черная собака якобы приходит, когда водитель грузовика слишком долго едет и начинает засыпать за рулем. Он или она увидит, как упырь бежит к грузовику прямо перед аварией. Привидение заставляет водителя свернуть с дороги или попасть в пробку, что приводит к аварии, в результате которой погибает водитель грузовика или невиновный человек.

Происхождение черной собаки трудно определить, хотя в различных частях европейской мифологии собаки ассоциировались со смертью.Их привычки собирать мусор могут объясняться этими убеждениями, а также тем фактом, что черные собаки почти повсеместно считаются злонамеренными. Возможно, легенда о черной собаке — это возврат к вере, которой придерживались грузовые курьеры еще во времена Египта.

Исчезающий автостопщик — это история автостопщика, который погиб в ужасной аварии и возвращается на место происшествия в виде призрака. В некоторых версиях легенды водитель грузовика останавливается, чтобы забрать автостопщика и отвезти его в указанное место.При высадке автостопщик оставляет в грузовике какую-то личную вещь, например, свитер или сумку для книг. Водитель вернет предмет в то место, где он высадил автостопщика, только для того, чтобы ему сказали, что владелец личного предмета является ребенком или другом того, кто там живет, и что они уже давно мертвы из-за трагической аварии. в зависимости от того, на какой дороге их подобрал дальнобойщик.

В песне «Phantom 309» Рыжий Совин поет о поездке с дальнобойщиком, который говорит ему убедиться, что люди на остановке грузовиков, где он его высадит, знают, кто его послал.Когда Рэд сообщает толпе на остановке грузовиков о своем водителе, официант рассказывает ему историю о водителе, который погиб после того, как разбил свою машину, чтобы избежать столкновения со школьным автобусом, полным детей, на перекрестке, на котором его подобрали. Официант говорит туристу, что он не первый; Известно, что призрак Большого Джо на протяжении многих лет подбирал других автостопщиков.

Совин также записал «Bringing Mary Home», в которой он подбирает молодую женщину, стоящую у дороги ненастной ночью, но она исчезает до того, как он достигает адреса, который она ему дает. Ее мать открывает дверь и говорит ему, что он 13-й мужчина, который пришел к ней и привел Мэри домой.

Согласно фольклористам, истории об исчезающих автостопщиках/водителях, возможно, произошли от более ранних европейских сказок, обычно о путешественниках верхом на лошадях. Версия этой истории фактически появляется в Библии (Деяния 8:26-39), где эфиоп, управляющий колесницей, подбирает апостола Филиппа, который крестит его и исчезает. Время шло, а история продолжала рассказываться, и колесницы, повозки и лошади прошлых лет стали большими повозками сегодня.

Дальнобойщики тоже могут стать героями городских легенд. В одной из таких историй противная банда байкеров преследует дальнобойщика в ресторане. Водитель ничего не говорит, оплачивает счет и уходит. Один байкер хвастается владельцу: «Он был никудышным мужчиной, не так ли?» Глядя в окно, владелец говорит: «Нет, он тоже не очень хороший водитель. Он только что заехал за твоими велосипедами.

Эта основная сюжетная линия появляется в наших любимых фильмах о грузоперевозках, таких как Смоки и бандит и В любом случае, но без свободы , и версии этой истории были установлены в Соединенных Штатах, Канаде и Великобритании. Вместо того, чтобы проповедовать христианское послание «подставь другую щеку», эти истории поощряют временную кротость только для того, чтобы нанести ответный удар по ценному имуществу мучителя. Опять же, есть несколько европейских легенд о тех же методах, которым сотни лет.

Сообщения о духах, ведущих дальнобойщиков в безопасное место, разнообразны, и разные версии развиваются по мере того, как их рассказывают разные водители. Одна особенно вдохновляющая история связана с молодым человеком, довольно плохо знакомым с грузоперевозками, который застревает в ослепляющей снежной буре на равнинах Канзаса.Как только он собирается съехать на обочину и остановиться, как он надеется, на обочине, кто-то появляется на CB, голос которого удивительно похож на его покойного отца (который также был дальнобойщиком), и говорит ему следовать за задними фонарями, которые он des, и они благополучно ведут его к стоянке грузовиков. Парень хватает свою куртку и выпрыгивает из грузовика, чтобы сказать другому водителю спасибо, и хотя на снегу было две пары следов, его грузовик здесь единственный.

Солдаты в бою часто рассказывают о таких переживаниях, когда их либо предупреждают об опасности, либо направляют подальше от опасности ушедшие знакомые духи.У викингов были рассказы о богине Вор (что означает «осторожная» или «осведомленная»), которая помогала им в завоеваниях, предупреждая о предательстве и недоброжелательности до того, как они настигнут их.

Марк Твен сказал: «Новой идеи не существует. Это невозможно. Мы просто берем множество старых идей и помещаем их в своего рода ментальный калейдоскоп. Мы даем им ход, и они составляют новые и любопытные комбинации. Мы продолжаем вращаться и создавать новые комбинации до бесконечности; но это те же старые кусочки цветного стекла, которые использовались во все времена.

То же самое относится и к нашим легендам и историям, поэтому их продолжают рассказывать на протяжении веков. Так что берегитесь, новички, вы не первые и не последние, кто услышит о Большой Мардж….

GoFundMe удаляет страницу пожертвований для протеста канадских дальнобойщиков | Canada

Веб-сайт по сбору средств GoFundMe закрыл страницу, на которой принимались пожертвования в поддержку водителей грузовиков, протестующих против мандатов на вакцинацию в Канаде, добавив, что он вернет все пожертвования.

«Конвой свободы 2022» начинался как движение против требования Канады о вакцинации для трансграничных дальнобойщиков, но превратился в точку сбора против мер общественного здравоохранения в Канаде. Он также получил растущую поддержку среди республиканцев, включая Дональда Трампа.

Некоторые республиканцы США пообещали расследовать действия GoFundMe. Губернатор Флориды Рон ДеСантис заявил в субботу, что со стороны GoFundMe было мошенничеством «командовать» 9 миллионами долларов в виде пожертвований, отправленных колонне в поддержку водителей грузовиков, и сказал, что он будет работать с генеральным прокурором своего штата Эшли Муди для расследования.«Эти доноры должны получить возмещение».

За несколько часов до того, как ДеСантис опубликовал свое заявление в Твиттере, GoFundMe уже сообщил в своем твите, что он пересмотрел свой первоначальный план в отношении того, как обращаться со средствами, уже пожертвованными для поддержки протеста водителей грузовиков, заявив, что все пожертвования будут возвращены.

«Этот возврат произойдет автоматически — вам не нужно подавать запрос. Доноры могут рассчитывать на возмещение средств в течение 7-10 рабочих дней», — говорится в сообщении GoFundMe.

В пятницу GoFundMe закрыл страницу сбора средств Freedom Convoy 2022, заявив, что она нарушает условия обслуживания.В то время у доноров было две недели, чтобы запросить возмещение, а оставшиеся средства были распределены между «заслуживающими доверия и признанными благотворительными организациями».

Генеральные прокуроры Западной Вирджинии и Луизианы были среди тех, кто призвал избирателей сообщить им, были ли они донорами.

«Мой офис рассмотрит, нарушил ли #GoFundMe закон нашего штата. Если вы являетесь спонсором #FreedomConvoy из Луизианы, пожалуйста, свяжитесь с моей секцией #ConsumerProtection!» Об этом сообщил генеральный прокурор штата Луизиана Джефф Лэндри в субботу в Twitter.

GoFundMe не сразу ответил на запросы Reuters о комментариях.

Протестующие закрывают центр Оттавы, столицы Канады, уже восемь дней, при этом некоторые участники размахивают флагами Конфедерации или нацистами, а некоторые заявляют, что хотят распустить правительство Канады. К растущему гневу жителей, полиция Оттавы в основном стояла и наблюдала, как некоторые протестующие разбивали окна, угрожали репортерам и работникам здравоохранения и оскорбляли расовые меньшинства.

Торонто, крупнейший город Канады, и другие города приготовились к беспорядкам в субботу, когда протесты распространились из Оттавы, что вызвало опасения столкновений с противниками протеста.

Дональд Трамп-младший, старший сын бывшего президента, поздно вечером в пятницу в Твиттере призвал всех генеральных прокуроров-республиканцев изучить действия GoFundMe.

Я начала встречаться с дальнобойщиком, затем уехала из Окленда и путешествовала с ним по Америке 9 месяцев

В августе 2019 года, за неделю до своего 39-летия, я забралась в кабину полуприцепа в Сан-Диего с мужчиной Я познакомился всего два месяца назад. Мы направлялись в Остин, штат Техас, и технически это было наше четвертое свидание.

Так вот, я такой же большой поклонник «не быть убитым», как и следующая девушка, и я буду первой, кто признает, что предпосылка свидания вслепую с дальнобойщиком, которого я встретил в Интернете, абсолютно звучало как эпизод из «Неразгаданных тайн», ожидающий своего часа. Но когда я наблюдал за Брандтом из-за кустов возле оклендского ресторана «Муа», где мы должны были встретиться впервые, я не уловил ни намека на убийство. Я не могу рассказать вам, о чем мы говорили на первом свидании; мое сердце билось слишком сильно, и музыка была слишком громкой.Все, что я знал, это то, что он был красивым, вежливым и удивительно здоровым человеком для человека, который утверждал, что любит Лу Рида так же сильно, как и он.

В следующем году я увидел Соединенные Штаты больше, чем за всю свою жизнь до того момента. Время, которое я провел, живя и работая в дороге с Брандтом и его (теперь нашей) мопсом Салли, было одним из самых счастливых в моей жизни. И почти никогда не случалось.

Озеро Шаста в октябре 2019 года.

Эстер Лайнер

Вместо того, чтобы вести себя круто, как советовали ошибочные романтические комедии 1990-х годов нашей юности, мы с Брандтом нырнули в дело — безостановочно переписывались и разговаривали по телефону в течение первых двух месяцев междугородней поездки. встречаться.Спустя две недели после одной из его поездок я как раз в миллионный раз печатал «Хотел бы я тоже быть там с тобой», когда понял, что если поторопиться, то через шесть-восемь часов смогу будь там.

Я заколебался лишь на мгновение, задаваясь вопросом, а можно ли ехать из Окленда в Сан-Диего в 17:00? в субботу вечером быть с каким-то чуваком, которого я видела лично только однажды, было правильным решением. Слова из песни Bright Eyes, которую я не слышал по крайней мере десять лет, пришли мне на ум, когда я таскал свою сумку на выходных к машине:

Помнишь, как я ехал всю ночь? / Просто встретиться с тобой утром? …/ А мне теперь все равно, Я бы с тобой куда угодно мог пойти/ И, наверное, был бы счастлив.

Зимние выходные во Флорида-Кис, Тавернье, Флорида, декабрь 2019 года.

Esther Liner

Когда я составлял карту Сан-Диего, я получил текст — ссылку от Брандта на ту же песню Bright Eyes. Это должен был быть знак, верно?

Когда я приехал, далеко за полночь, Брандт встретил меня на улице. Прежде чем я успел выйти из машины, Салли прыгнула через мое окно и прыгнула мне на колени, осыпая меня грубыми, но милыми собачьими поцелуями.

Я хотел отправиться в путешествие по США с тех пор, как был подростком, но потребности взрослой жизни — работа, счета, студенческие долги — всегда были на первом месте. Так много «путешествий», которые я совершал до этого момента, заключалось в том, чтобы заново переживать анекдотический опыт других людей.

Возьмем, к примеру, Остин, куда мы сейчас направляемся: я хотел побывать там с тех пор, как мне было чуть за двадцать, но так и не был.Внезапно тот факт, что моя писательская работа была внештатной, больше не казался мне личным недостатком с моей стороны, а считался кисметом. Если бы я получил, скажем, работу в штате, которую так отчаянно хотел, всего за несколько месяцев до этого, я бы не оказался здесь, собираясь впервые отправиться в путь с Брандтом.

Есть что-то глубоко медитативное, почти завораживающее в том, чтобы смотреть на мир с высоты 6 футов над дорогой через широкоэкранное лобовое стекло полуприцепа. В течение первых нескольких сотен миль нашей поездки в Техас я восхищался каждым виденным мною кактусом, деревом Джошуа и скалой в пустыне.Я помню, как мы впервые пересекли часовые пояса: от Тихоокеанского до Горного в Аризоне и от Горного до Центрального, когда мы въехали в Техас.

Салли Гроулер, королева дороги, в Колфаксе, штат Калифорния, в сентябре 2019 года. суперцеркви и ломбарды, гитарные центры и джентльменские клубы: «Сильный Эль-Пасо», «Молитвы за Эль-Пасо» и простой, который гласил: «Хватит: запретить штурмовые винтовки».

Брандт указал на лачуги цвета хеладо в оттенках фрески, чикла, манго на склоне холма через Рио-Гранде в Сьюдад-Хуаресе. Мы заметили, как чоны и чакеты были подвешены на бельевых веревках, как фамильные флаги. Прошло две недели с тех пор, как белый боевик убил 23 человека, в основном выходцев из Латинской Америки, в этом приграничном городе. Это тоже было то, что означало увидеть Америку.

На следующее утро в Остине мы выстроились в очередь возле «Барбекю Терри Блэка» с десятками незнакомцев.Я был в восторге от того, как легко с нами болтали наши товарищи по линии, как будто мы все ждали, чтобы отправиться на американские горки, а не на мясорубку. Эта болтливость — причуда южных манер, которой я снова и снова очаровывался в наших путешествиях. Разговор там, кажется, течет так же естественно и беззаботно, как пот в южную жару.

Закат недалеко от Тонопа, штат Невада, август 2019 года.

Esther Liner

Хотя у Брандта была доставка в восточном Техасе в следующий понедельник, а у меня приближался крайний срок, выходные были нашими.Мы провели его за завтраком, потягивая тако, потягивая чай со льдом, купаясь в Бартон-Спрингс, и сделали любимое открытие в Cheer-Up Charlie’s, где в тот вечер десятки великолепных ЛГБТК-молодежи Остина собрались в роли глэм-синт-кантри-исполнителя Pelvis Wrestley. музыкальные заклинания над толпой.

Со временем наши долгие дни в дороге начали обретать собственную форму. Утром, выведя Салли на прогулку и приготовив себе простой завтрак и столь необходимый кофеин, я работал до тех пор, пока позволяли прием Wi-Fi и концентрация.Ближе к вечеру я вынимал наушники и возвращался в дорогу, снова осознавая, что нахожусь на пассажирском сиденье белого полуприцепа International, длина которого от носа до хвоста прицепа составляла 70 футов. , катаясь по пересеченной местности с мужчиной и собакой, которых я полюбила до неразлучности.

На нашем первом свидании он сиял, рассказывая мне о своих трех сыновьях, почти взрослых, и о том, как он получил свои коммерческие водительские права в 22 года, чтобы поддержать их.Он и его бывшая жена были разлучены более десяти лет, и последние пять лет Брандт провел в разъездах, работая в транспортной компании, воссоединяя только что переселенных людей с их земным имуществом.

Брандт и Салли дремлют внутри грузовика Кевина в Рейнджере, штат Техас, декабрь 2019 года. это было теперь три месяца глубоко.В те дни, когда у Брандта были поставки, я просил его подвозить меня в местную кофейню, где я мог наслаждаться ранее простыми удовольствиями, такими как бесплатный интернет и мочиться в помещении. В конце тех дней я возвращался домой на International LT 2018 — или «Кевин», как мы стали называть грузовик — едва встав на ноги, мои волосы и одежда пахли горелым кофе.

Мое путешествие с Брандтом длилось почти девять месяцев. Обычно я каждый раз присоединялся к нему в дороге на несколько недель, время от времени прерываясь, чтобы позаботиться о приеме у врача и моей квартире.

Мы жили в серой мягкой гостиной размером примерно 7 на 5 футов. Каждому предмету, который мы привезли с собой, должно было быть отведено определенное место. На нижней койке мы не только спали, но и играли в настольные игры, смотрели фильмы и мой кабинет в те дни, когда я не мог попасть в кафе.

Направляясь на север по мосту Такома-Нарроуз, октябрь 2019 года.

Esther Liner

Наша первая совместная покупка — модный двойной матрас размера XL, чтобы облегчить боли в спине, которые исходят от двух взрослых, включая одного ростом 6 футов 2 дюйма, которые ложатся ложкой в ​​тесноте. , творческие конфигурации большинства ночей.Если одному из нас приходилось вставать с постели, не прижимать другого человека (или собаку) требовалось сложной хореографии. И, почти неизбежно, как только я устроилась на вечер, Брандт и Салли убаюкивали меня своим тандемным храпом, мне нужно было в туалет.

Я лежал там в 3 часа ночи, не мог уснуть, рассчитывая расстояние от грузовика до туалета на стоянке для грузовиков, а также вероятность того, что меня похитят со стоянки на стоянке для грузовиков в это время ночи.Чаще всего я справлял нужду в очень большую пластиковую чашку для напитков, которую мы купили в магазине для этой особой цели.

Душ стоил 20 долларов за штуку, поэтому наш график приема душа был установлен через день, так как большинство стоянок грузовиков, которые мы часто посещали, предлагали бесплатный душ при каждой заправке топливного бака крупной буровой установки. Примерно раз в неделю компания Брандта размещала нас в отеле на ночь или две, где мы наслаждались приложениями для доставки еды и сантехникой в ​​помещении.

Брандт и Эстер в закусочной Double R Diner в Норт-Бенде, штат Вашингтон, октябрь 2019 года. удлинитель мы вели из кабины грузовика на улицу. Планирование еды, приготовление пищи и уборка добавляли дополнительные 2-3 часа в день к нашему и без того плотному графику, но это было лучше, чем жить на фаст-фуде.

Из Техаса мы ехали через Оклахому и Канзас, где летние грозы освещали дорогу серебристыми вспышками, а комары терзали мои лодыжки.Мы остановились в Колорадо-Спрингс на несколько дней, затем проехали через Юту и Айдахо, где я любовался гигантскими красными и золотыми скалами, которые напомнили мне старые мультфильмы «Дорожный бегун». Этот этап путешествия длился две недели.

Однажды в штате Вашингтон, следуя моей прихоти в один из выходных, мы оказались на суде овчарки на чьем-то частном ранчо. Позже, когда мы были в 8 милях от Норт-Бенда — города, прославившегося благодаря «Твин Пиксу» Дэвида Линча, — я понял, где мы только что были. «Ну ладно, — подумал я, — в следующий раз.

Затем я подумал о своем отце и о том, как однажды днем, когда я вез его домой после лучевой терапии, он захотел сделать крюк, чтобы показать мне свое любимое дерево. За годы его ствол чуть не поглотил прибитую к нему табличку «Вход воспрещен». Но мы были так заняты разговором, что я пропустил поворот и сказал: «Ну ладно, в следующий раз».

— Следующего раза не будет, — сказал он. Я обернулся — и через пять недель он умер, когда я был в давно запланированной поездке в Новый Орлеан, которую он запретил мне отменять.

Закат в Ла-Пине, штат Орегон, август 2019 года.

Эстер Лайнер

С тех пор, как я впервые вместе с отцом посмотрела причудливую нуарную мыльную оперу Линча, я хотела, чтобы мы вместе посетили закусочную R and R в Саут-Бенде, чтобы выпить «чертовски хорошую чашку». кофе» и кусочек вишневого пирога. Но мы так и не сделали этого, и мне потребовалось 39 лет, чтобы приблизиться к этому. Поэтому я попросил Брандта развернуть Кевина. Остановка означала, что нам придется наверстать упущенное позже, но это стоило того, чтобы поговорить с местными жителями и прогуляться с Салли по осеннему лесу.

В начале вспышки COVID-19 я сделал перерыв в девятимесячном путешествии с Брандтом и был в своем родном городе в сельской местности на севере Калифорнии, навещая семью. Брандт был в рабочей поездке со своим старшим сыном Зайоном, 21 год. Внезапно стало невозможно найти такие вещи, как дезинфицирующее средство для рук, антибактериальные салфетки, резиновые перчатки и маски, а его компания не предоставила ему средства индивидуальной защиты. Чтобы добраться до водопровода, Брандту и Зайону приходилось ходить туда, где собирались другие люди: в туалеты на стоянках грузовиков, в душевые в спортзалах.

Чтобы выполнять свою основную работу, Брандт должен был ходить в дома незнакомцев. На какое-то время закрылись даже рестораны быстрого питания, и Брандт прислал мне фотографии пустых полок супермаркетов. Он и Зайон заболели в дороге простудой, которая не проходила и ослабляла их, но в те первые дни места для тестирования было почти невозможно найти. Те недели, что мы были разлучены, я провел в слепой панике, беспокоясь за Брандта и Зиона, наблюдая, как иссякает моя внештатная работа и как в одночасье закрываются предприятия многих моих друзей.

Салли пытается проникнуть в чемодан Эстер.

Esther Liner

Когда шесть недель спустя, в конце апреля, Брандт наконец съехал с дороги, я проехал обычно 13-часовую поездку из Мендосино в Сан-Диего ровно за девять часов — когда-то перегруженные автострады были призрачно тихими.

Теперь, год спустя, наша жизнь совсем не похожа на наши первые дни совместной жизни в дороге. Брандта уволили, и мы решили переждать пандемию в маленьком прибрежном калифорнийском городке Форт-Брэгг, где я вырос. Местная транспортная компания наняла его для работы, которая позволяла ему находиться ближе к дому, доставляя такие вещи, как аппараты для диализа, в нашу местную больницу, корм для собак в местные магазины кормов, органическую муку в небольшие пекарни.

Наша квартира с двумя спальнями и кроватью размера «queen-size» кажутся роскошными по сравнению с кабиной со спальным местом Кевина, и я до сих пор поражаюсь тому, как быстро можно приготовить ужин, имея доступ к четырем конфоркам и раковине.

Вестфолл, штат Орегон, август 2019 года.

Esther Liner

Иногда Брандт все еще совершает более длительные поездки за город, перевозя рыбу из нашей местной гавани на рынки в Рыбацкой пристани или органическую почву из Гумбольдта в Лос-Анджелес.По возможности я хожу с ним. Но на данный момент, не чувствуя себя в безопасности, ходить в рестораны или слушать живую музыку, дорога ушла от места спонтанности и возможностей к тому, где мы по необходимости продолжаем нашу изоляцию.

Как и многие из нас, большинство путешествий, которые я совершил в прошлом году, были в моей памяти и воображении. Зная теперь, как и мой отец, что «следующий раз» не всегда бывает, я часто думаю о том, как нам с Брандтом повезло найти друг друга до того, как мир закрылся, и что вместе мы должны были пережить эту страну. как это было до того, как вместе со всеми въехал в то, что еще может стать постпандемическим.

Эстер Лайнер — независимый писатель и фотограф, проживающая на побережье Мендосино.

Другие истории путешествий по Калифорнии


Faces of Trucking: Alexis — История отважной молодой женщины-дальнобойщика

«Скалистые горы зимой выглядят как гигантские океанские волны, застывшие во времени».

«Аппалачи пышные, зеленые, туманные — как будто из Южной Америки.

«В небе Монтаны больше цветов, чем вы можете себе представить».

Это слова поэта? Писатель-путешественник? Художник-пейзажист?

Неа. Это наблюдения водителя грузовика. Ее зовут Алексис, и, как показывают эти наблюдения, ее профессиональная карьера водителя грузовика изменила ее жизнь.

Это не приукрашивание: вождение грузовика имеет свои моменты.Долгие часы в дороге могут стать одинокими и напряженными, и попытки ситуации могут происходить регулярно. Однако не позволяйте этому удерживать вас от успешной карьеры. наполненный гибкостью, свободой и увлекательными людьми.

«Я многое узнал о себе за три года работы в индустрии. Лучшая ситуация в моей жизни». Алексис, чей псевдоним стал Axe, вырос между Мичиганом и Калифорнией. Топор водил грузовик три года, два из которых было проведено ОТР.Что манило ее, так это кочевой образ жизни, смешанный с азартом путешествий. и, казалось бы, простой способ заработать деньги. Она больше не водит машину, но дорожит своими воспоминаниями, сделанными во время те годы.

Начало новой карьеры в грузоперевозках

Алексис происходил из семьи военного; и ее отец, и дедушка служили в морской пехоте. Отец Алексея, программист, жила на базе морской пехоты Эль-Торо в Калифорнии, а ее дедушка и бабушка жили в Детройте, где она провела свою подростковом и раннем взрослом возрасте.Наличие семьи почти на противоположных концах США сделало ее не чужой для путешествовать, и когда появилась возможность заработать на жизнь, она ею воспользовалась.

«Я решила поехать в Калифорнию после отношений на расстоянии, — признается Алексис. «Я хотел познакомиться с людьми. я у меня не было много денег, и мне некуда было пойти, потому что, когда я переехал, остальная часть моей семьи отсутствовала. площади. Я слышал от друга, как легко и быстро можно было стать дальнобойщиком. Это действительно заинтриговало меня. я думал, что это идеальный способ заработать деньги и получить опыт».

Получение CDL

Алексис и ее подруга были правы. Стать водителем грузовика и получить свой CDL не займет много времени, и для многих люди, ничего не стоит из своего кармана. Отрасль грузоперевозок отчаянно нуждается в водителях и оплачивает обучение помочь заполнить рынок квалифицированными мужчинами и женщинами. Алексис призывает потенциальных водителей провести исследование и найти школу с лучшей программой обучения вождению грузовика для них.

«Я записался в компанию Roadmaster, которая находится за пределами Фонтаны, Калифорния, — говорит Алексис. «Мне не нужно было платить ни цента обучение. Многие компании оплатят ваше обучение и будут поощрять вас остаться. Между финансированием и все, они предоставили все, что мне нужно, чтобы начать. Через пару недель они меня протестировано с лицензией и сертифицировано тренером. Примерно через месяц или два я уже был за рулем. соло.Я была одной из немногих женщин-дальнобойщиков».

Получение справедливой зарплаты

Женщин в отрасли больше, чем мужчин, но это только потому, что многие женщины серьезно не рассматривали вождение грузовика как путь для них. «Они не видят представления». упоминает Алексей.

Но нет никаких причин, по которым это не может измениться, и Алексис поощряет женщин, которые интересуются грузоперевозками и хочет быть финансово обеспеченным, чтобы не упустить большую карьеру.«Для женщин это опасная работа, но я у меня не было больших проблем на дороге, — предупреждает она, — если что-то кажется небезопасным, просто не делайте этого. я никогда не боялась мужчин. Я думаю, именно поэтому я так хорошо справился. У старших не было ничего, кроме уважение, пока вы делаете свою работу. Они все там по той же причине. Это также было чудесно уравновешено. Я не видел гендерного разрыва в оплате труда; насколько я мог судить, нам всем платили одинаково».

Алексис ездила в Werner Enterprises и смогла сэкономить деньги за два года работы водителем-путешественником.«Я продал свою машину, у меня не было квартиры, не было семьи, от которой я зависел. мне удалось сохранить пару тысяч долларов и путешествовать по стране, делая это».

Наслаждайтесь преимуществами

Путешествия и знакомство с новыми пейзажами — дополнительные преимущества вождения грузовика. В то время как Алексею уже было 38 Перед тем, как получить свой CDL, грузовые перевозки провезли ее еще дальше по Северной Америке и Канаде. «Я должен был увидеть страну.Я помню, как остановился у знака «Добро пожаловать в Монтану» посреди зимы. я посмотрел вверх и мог видеть больше цветов в небе, чем я могу даже вспомнить. Там красиво; это красиво страна. Мне удалось объехать большую часть Канады. Канада была удивительным опытом! я не успел пройти через Аляску, потому что у них там отдельная территория».

Канадские горы или американские, она не предана горам, от всех у нее перехватывало дыхание: «Мои любимые места были разные горные хребты, — говорит она.«Аппалачи — это почти что-то из Южной Америки. Они такие сочные и зеленые, а над ними был туман».

Темные деревья, которые дали название хребту Блэк-Маунтинс в Северной Каролине, очаровали ее, а Скалистые горы оставил ее загипнотизированной. «Из всех горных хребтов мне больше всего нравятся Скалистые горы, — вспоминает она о проезжая через опасные северные Скалистые горы, «За северными Скалистыми горами лежал снег на эти голубые горы.Они выглядели как гигантские океанские волны, застывшие во времени. Это был один из самых захватывающие дух впечатления».

Знайте риски

Как и у любой профессии, у грузоперевозок есть свои недостатки, даже если речь идет о труднопроходимой местности. Водители руководствуются здравым смыслом и разумный выбор может помочь противодействовать некоторым проблемам, с которыми они сталкиваются.

Алексис упоминает, насколько уязвимы водители в дороге. «Однажды кто-то попытался взломать мой грузовик, и меня тоже застало рядом с торнадо.Вождение грузовика плохо сказалось на моем здоровье, которое, к счастью, тренировки и тренировки вернулись. В этом есть обратная сторона. У них должно быть больше санитарных норм водители. Проблемы со сном, сердечный приступ и апноэ во сне. Соблюдайте режим и следите за своим здоровье.»

Изучая жизненные уроки

С тех пор Алексис перестала водить грузовики и теперь работает программистом в General Electric. Она благодарна за способности, которые дал ей грузоперевозки, и побуждает других стать водителями сейчас, даже если они думают, что могут захотеть сделать что-то еще в будущем. Это может быть отличным способом расширить вашу сеть, научиться ответственности и стать независимый. Дополнительным преимуществом является то, что вы можете зарабатывать деньги на все, что будет дальше. «Вы привыкли разговаривать с незнакомцы, особенно дальнобойщики. У вас есть настоящие разговоры с людьми. Это не должно быть о смысл жизни, но не о том, «как погода?» Это освежает; вы обретаете уверенность и смелость. Ты услышать много замечательных историй».

«Для молодежи грузоперевозки — прекрасная возможность для обучения», — Алексис не променяла бы свой опыт на новый год. мир: «Это помогает вам полагаться на себя.Я многое узнал о себе за три года, проведенных в промышленность. Лучшая ситуация в моей жизни».

Станьте голосом индустрии

Следующая история может стать вашей! Заполните контактную форму на этой странице, и мы свяжемся с вами.

Topaz Trucker – Истории о топазах

Ёнео Кавакита, рассказанный Рут Сасаки

«Я помню, как проехал более ста миль до Прайса, штат Юта, за углем для лагеря.

Я был молодым человеком в Топазе; Я окончил среднюю школу в 1942 году. Я надеялся поступить в институт, но у войны были на меня другие планы.

Шахта Блю Блэйз. Потребители, шахтерский городок рядом с Прайсом, штат Юта. Шахтеры возвращаются домой. Доротея Ланж. Библиотека Конгресса № 2017762884

Оказавшись в «Центре переселения» Топаз в пустыне Юты, имея в запасе только время (так как со школой было покончено), я начал работать водителем грузовика.

Как водители грузовиков, мы должны покинуть лагерь и провести время снаружи.Я помню, как проехал более ста миль до Прайса, штат Юта, за углем для лагеря. В гору вела узкая дорога, и иногда нам приходилось сдавать назад, чтобы пропустить другой грузовик!

На нашу зарплату в 18 долларов в месяц (максимальная зарплата интернированных составляла 19 долларов в месяц) мы иногда заходили в аптеку купить мороженого.

Фотография WRA: подбор получателей в блоке. Топаз, Юта. Из Калисферы: цифровая коллекция UC.

Я также помню, как перевозил в Дельту интернированных с дневным пропуском.Я водил бортовой грузовик, обтянутый брезентом. Задний конец был открыт. Дорога была настолько пыльной, что когда пассажиры выходили из грузовика, они были покрыты белым порошком.

Водители грузовиков также имели определенные привилегии, такие как возможность питаться в любой столовой лагеря; так что мы пробовали их все и выясняли, где самые лучшие повара!


Об авторе : Ёнео Кавакита вырос в Сан-Матео, Калифорния, где его отец работал в компании Leslie Salt.Он был старшеклассником средней школы Сан-Матео, когда поступил приказ о интернировании, и пропустил выпускной. Он был заключен в тюрьму в Танфоране и Топазе, прежде чем присоединиться к вооруженным силам. Он и его жена Йорико живут в Сан-Матео.

Copyright 2018, Ёнео Кавакита. Все права защищены.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.