Стоимость трала за км: Цена перевозки негабаритных грузов тралом стоимость доставки негабарита Москва область Россия

Содержание

Аренда авто, грузоперевозки и пассажирские перевозки

Днепр, Новокодакский

Сегодня 01:27

Николаев, Корабельный Сегодня 01:07

Одесса, Киевский Сегодня 00:52

Киев, Святошинский

Сегодня 00:14

Аренда Трала в Киеве — Перевозка Спецтехники в Украине: Цена на Услуги

⭐️Аренда трала для перевозки спецтехники
⭐️Услуги трала – перевозки негабаритных, тяжеловесных грузов
⭐️Перевозка тралом – На что обратить внимание?
⭐️Тип полуприцепа
⭐️Способ заезда
⭐️Количество осей
⭐️Грузоподъемность
⭐️Преимущества аренды трала в Украине
⭐️Как заказать трал на сайте samosvall. com.ua

В классическом понимании трал представляет собой тягач с многоосным колесным прицепом. Он используется для перевозки тяжеловесных, крупногабаритных и негабаритных конструкций. Необходимость в доставке таких грузов возникает всего один или несколько раз, поэтому покупать новую машину нецелесообразно. Аренда трала – это самое выгодное решение, когда нужно осуществить перевозку крупных или тяжелых конструкций на дальние расстояния.

Аренда трала для перевозки спецтехники

Данные машины пользуются большим спросом среди строительных компаний, заводов, объектов промышленности, коммунальных организаций и в сельском хозяйстве. В основном частные лица и предприятия заказывают тралы для транспортировки спецтехники.

БрендГрузоподъемность (т)Длина грузовой платформы (м)
MAN609
Volvo308-14
КАМАЗ409
МАЗ246,5
DAF302,5
КрАЗ409
International258,2

Услуги трала – перевозки негабаритных, тяжеловесных грузов

Компания SAMOSVALL предлагает заказать трал в Киеве для выполнения следующих работ:

  • Перевозка комбайна;
  • Перевозка экскаватора;
  • Перевозка бульдозера;
  • Перевозка техники: асфальтоукладчиков, кранов, дробильных машин и др. ;
  • Транспортировка яхт и катеров;
  • Перевозка контейнеров, станков и другого промышленного оборудования;
  • Доставка других тяжеловесных и негабаритных конструкций.

Перевозка тралом – На что обратить внимание?

Доставка тралом требует тщательной подготовки. Она включает в себя:

  • Планирование маршрута. При организации поездки особое внимание уделяется типу и качеству дорожного покрытия, наличию преград на пути следования (мостов, ЛЭП и др.), разрешенной массе груза и др.;
  • Габариты и вес груза. Эти характеристики определяют тип трала, способ заезда и крепления на платформе;
  • Документация. Перечень документов для законного перемещения зависит от разновидности, массы и габаритов груза. Некоторые конструкции требуют сопровождения дорожными службами или полицией.

Компания SAMOSVALL возьмет на себя все хлопоты, связанные с организацией грузоперевозок. Кроме того, мы предлагаем оформить аренду трала в Киеве с водителем, который имеет соответствующую категорию для управления машиной и знает все нюансы доставки определенных видов груза.

Тип полуприцепа

Для начала нужно подобрать оптимальную модель машины для конкретного вида и габаритов груза. Полуприцепы различаются между собой по высоте рамы и бывают двух типов:

  • Низкорамные. Погрузочная платформа находится на высоте 60-90 см от поверхности дороги. Благодаря сниженному центру тяжести груза, такие машины подходят для перевозки негабаритных конструкций и грузов до 100 тонн. Из-за малого клиренса, низкорамные полуприцепы можно использовать только на ровном асфальтном или асфальтобетонном покрытии;
  • Высокорамные. Расстояние между грузовой площадкой и дорожным полотном превышает 1 м. Транспорт с повышенным клиренсом рассчитан на поездки по пересеченной местности, грунтовому покрытию, проселочным и другим неровным дорогам;
  • Раздвижные. Эти прицепы востребованы при перевозке цельных длинномерных грузов. Раздвижные платформы бывают низкорамными и высокорамными. Основные оси являются поворотными и оснащаются гидроприводом, что обеспечивает тралу хорошую маневренность на неровном дорожном покрытии. Полуприцепы используются для перевозок деталей воздушного транспорта, технологических линий, трубопроката и других длинных конструкций.

Способ заезда

По типу заезда полуприцепы делятся на следующие виды:

  • Трал с задним заездом. Классический вариант, оснащенный механическим приводом или гидросистемой для заезда спецтехники с задней части площадки;
  • С передним заездом. Это оптимальное решение для погрузки габаритных конструкций в ограниченном пространстве. Полуприцепы оснащаются съемным гусаком, а передняя часть платформы является заниженной. В результате спецтехника заезжает спереди площадки.

Количество осей

Данный параметр в значительной мере определяет грузоподъемность машины. Мы предлагаем услуги трала с количеством осей от 3 до 8. Но наиболее востребованными считаются 4-осные модели. Их характеристик достаточно для перевозки тяжелой гусеничной техники, негабаритных грузов, промышленного оборудования и других конструкций.

Грузоподъемность

В каталоге samosvall. com.ua представлены модели, рассчитанные на грузы до 40, 60, 100 тонн. Эта характеристика подбирается индивидуально исходя из веса изделия.

Цена перевозки тралом зависит от модели машины, расстояния между пунктами погрузки и разгрузки, срока доставки. В заявленную стоимость включена подача транспорта по Киеву. Для клиентов с области и других регионов Украины, цена рассчитывается индивидуально.

Преимущества аренды трала в Украине

При прокате трала в компании SAMOSVALL, Вы получаете следующие преимущества:

  • Большой выбор моделей для перевозки грузов различного веса и габаритов;
  • Работаем без посредников и предоставляем машины со своего автопарка, поэтому предлагаем аренду недорого;
  • Возможность арендовать трал без водителя;
  • Вся техника является исправной и подается с полным баком топлива;
  • Имеем всю необходимую документацию для проезда по городу и законной эксплуатации машины;
  • Наши логисты организуют перевозки тралом по Украине в любую точку.

Также мы предоставляем любую технику в аренду: строительные катки, самосвалы, экскаваторы и др. Доставляем сыпучие материалы (гранотсев, суглинок и тд)  на строительные площадки. Звоните по номеру на сайте в любой день!

Как заказать трал на сайте samosvall.com.ua

Для аренды машины позвоните менеджеру по телефону или воспользуйтесь онлайн формой обратной связи на официальном сайте samosvall.com.ua. Наш специалист подберет оптимальную модель с учетом характеристик груза и особенностей маршрута, после чего организует подачу трала в нужную точку.

Часто задаваемые вопросы

❗ У вас можно заказать трал за наличные/безнал?

Да, Вы можете оплатить услуги трала наличными, банковской картой или по безналичному расчету с НДС.

❗ Есть ли все необходимые документы для работы?

Да, мы оформили все необходимые разрешения в местных и государственных органах самоуправления для законных грузоперевозок тралом. При необходимости организуем сопровождение груза машинами.

❗ У вас опытные водители?

Да, в нашем штате работают водители с опытом не менее 5 лет. Они имеют водительское удостоверение соответствующей категории, знают все нюансы крепления и перевозок разных видов грузов.

❗ Какая стоимость трала за км? Стоимость трала рассчитывается индивидуально, поскольку она зависит от машины, типа груза и расстояния. Окончательную цену сообщит наш менеджер после консультации.

Автор: Кирилл Власов

Перевозка грузов тралом в СПб

Для того, чтобы перевезти крупногабаритный груз, обладающий большой массой, необходимо воспользоваться специальной техникой. Отличным видом транспорта, для перевозки тяжеловесных изделий, считаются низкорамные тралы на воздушной или гидравлической подвеске. Автотранспорт такого вида может выдержать огромную нагрузку. Тралы славятся своей конструкцией, которая разработана таким образом, что даже очень высокий груз не сможет опрокинуться. Это обеспечивает сохранность перевозимого оборудования и безопасность других участников дорожного движения. Аренда тралов является очень востребованной услугой среди множества предприятий, так как приобретение такого вида транспорта в постоянное пользование обойдется очень дорого. К тому же, тралы требуют постоянного технического обслуживания, что также влечет финансовые затраты.

Компания «Gold Line» осуществляет перевозки с помощью тралов по Санкт – Петербургу и России. Фирма уже очень длительное время занимается транспортировкой тяжеловесных и негабаритных грузов, имеет свой автопарк. Вся техника регулярно проходит техосмотр и эксплуатацию, поэтому возникновение непредвиденных ситуаций в дороге маловероятно.

Классический трал с низкой рамой представляет собой платформу, на которой перевозятся крупногабаритные и тяжеловесные грузы. Это может быть промышленное оборудование, спецтехника, металлоконструкции, трубы и др. Для того, чтобы выбрать подходящий вид трала, нужно определить вес и размер перевозимого объекта. Для транспортировки негабаритных изделий с небольшой массой, используется транспорт на воздушной подвеске, для более сложных задач – трал на гидравлике. Некоторые виды автотранспорта оснащены специальной техникой для погрузки и разгрузки товаров.
Грузоподъемность тралов начинается от 10 тонн и заканчивается 200-ми, также существуют модульные прицепы до 1000 тонн.

Перевозка таким видом транспорта проходит в несколько этапов. Сначала подбирается трал с грузоподъемностью, подходящей под вес транспортируемых изделий. Затем заключается договор об аренде спецтехники. Оформляются необходимые разрешения на перевозку.

Если вы хотите заказать перевозку груза тралом, обратитесь в компанию «Gold Line». Специалисты фирмы обеспечат транспортировку различных изделий быстро и безопасно. Компания отличается высоким уровнем обслуживания, оптимальными ценами, аккуратностью и слаженностью действий при работе с любым грузом.

За 50 лет глубоководные тралы, вероятно, поймали больше рыбы, чем кто-либо думал: соль: NPR

Глубоководное траление может привести к прилову и причинению вреда кораллам, поэтому некоторые активисты хотят его запретить.

Монти Ракусен / Getty Images / Культура РФ скрыть заголовок

переключить заголовок Монти Ракусен / Getty Images / Культура РФ

Глубоководное траление может привести к прилову и причинению вреда кораллам, поэтому некоторые активисты хотят его запретить.

Монти Ракусен / Getty Images / Культура РФ

Задолго до того, как попасть в меню ресторана, чилийский морской окунь проделал немалый путь, чтобы оказаться на суше. Чтобы поймать этих глубоководных обитателей, рыбаки обычно тащат сети по дну океана на четверть мили и более под поверхностью океана — такая форма лова называется донным тралением.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций пытается следить за донным тралением, которое вылавливает молодь и множество других океанических видов, которые не являются желаемым уловом, что истощает будущие рыбные запасы. Он просит страны-члены придерживаться квот и сообщать статистику рыболовства.

Но недавнее исследование, опубликованное в журнале Frontiers in Marine Science , предполагает, что за последние 50 лет миллионы тонн рыбы, выловленной глубоководными траловыми сетями, остались незарегистрированными.

Данные ФАО ООН показывают, что в период с 1950 по 2015 год глубоководные донные тралы, ловившие рыбу на глубине 1300 футов ниже поверхности океана и глубже, выловили 14 миллионов тонн рыбы.Между тем, реконструированные данные за тот же период показывают, что «примерно 25 миллионов тонн рыбы было добыто, но не включено ни в одну из статистических данных о рыболовстве», — говорит Мария Паломарес, исследователь Sea Around Us, исследовательской инициативы в Университет Британской Колумбии в электронном письме.

Это почти в два раза больше заявленной суммы.

Числа «Море вокруг нас» намного выше, потому что они включают виды рыб, которые не учитываются в отчетах ФАО, а также прилов — нецелевые виды, попадающие в сети.

Потребовалось более 15 лет, чтобы собрать воедино эту картину глубоководного улова, говорит Паломарес. Она и ее команда начали свою работу с ФАО или национальных данных о рыболовстве в качестве исходных данных для определенного региона и периода времени. Затем они проверили эту информацию на наличие пробелов — отсутствующих видов, типов снаряжения или областей. Используя интервью с рыбаками, исторические архивы, а иногда даже фотографии трофейной рыбы, чтобы заполнить набор данных, они пришли к этой более крупной оценке рыбы, которая покинула океан.

Из незарегистрированного улова около половины рыбы, вероятно, было продано или съедено, а другая половина была выброшена, говорит она.

Для Паломарес, вне зависимости от того, стала ли рыба едой или пропала, важно знать, сколько дополнительной рыбы ушло из океана без учета при подсчете популяции. По ее словам, точные данные о рыболовстве необходимы для поддержания устойчивости рыбных запасов.

Иван Лопес, директор испанской рыболовной компании Pesquera Ancora, доверяет данным ФАО ООН. И он не уверен, что историческая реконструкция — лучший путь вперед — он предпочел бы сосредоточиться на текущей отрасли, а не на прошлых цифрах.

Компания Лопеса соблюдает правила, установленные для обеспечения того, чтобы траловые суда сообщали обо всем своем улове. «Теперь у нас есть полностью задокументированный промысел, инспекции, когда вы выходите на сушу, перекрестные ссылки в счетах-фактурах и продажах», — говорит Лопес. «Мы очень хорошо контролируемая отрасль». Компания Лопеса в основном занимается тралением трески на более мелководье, чем исследовал Паломарес, но их сети иногда могут достигать глубины 1300 футов.

У западного побережья США на глубине от 1300 до 1500 футов ведутся промыслы таких рыб, как дуврский морской язык и соболиная рыба, говорит Джон ДаВор, сотрудник Тихоокеанского совета по управлению рыболовством, занимающийся донной рыбой. Но донное траление запрещено в самых глубоких водах у западного побережья, на глубине ниже 4200 футов, для защиты неисследованных местообитаний, говорит он.

Ограничение траления на больших глубинах, где рыба растет медленно и живет долго, говорит Паломарес, важно, поскольку глубоководные популяции чувствительны.Чилийский морской окунь, или патагонский клыкач, начинает размножаться примерно в 10 лет, поэтому популяции требуется много времени, чтобы оправиться от перелова. Оранжевый большеголов, еще одна глубоководная рыба, как известно, живет достаточно долго, чтобы отпраздновать свое 149-летие, но начинает размножаться только на втором или третьем десятилетии своей жизни.

Перетаскивание снаряжения по дну океана сопряжено с экологическими издержками. По ее словам, траление не только угрожает уязвимым популяциям, но и уничтожает все на своем пути — губки, анемоны, кораллы.«Все дно становится пустырем», — говорит она.

Фредерик Ле Манах, научный директор BLOOM, организации, занимающейся экологическим рыболовством, хочет запретить глубоководное траление. Он считает, что экологические издержки перевешивают любые преимущества глубоководных донных тралов (Ле Манах не работал напрямую с Паломарес над этим исследованием, это сделала директор BLOOM Клэр Нувиан).

Исторически сложилось так, что поставщики наращивали донное траление в поисках новых рыбных продуктов, говорит Ле Манах.«Они разработали глубоководное донное траление, потому что это был способ создать новый рынок для ловли рыбы, которой больше ни у кого не было на прилавках», — говорит он.

Государственные субсидии компенсируют расходы, чтобы эти операции могли продолжаться, даже когда они не приносили прибыли из-за высоких затрат на топливо, говорит Ле Манах.

А глубоководное траление не позволяет ловить столько рыбы. Даже с учетом дополнительного незарегистрированного улова, который предсказывает Паломарес, ее работа показывает, что глубоководное донное траление дает менее 0.5 процентов всей выловленной рыбы старше 65 лет.

Этот небольшой вклад в развитие рынка является еще одной причиной прекратить эту практику, говорит Ле Манах. «Это ничто с точки зрения объема или стоимости», — говорит он. «Поэтому было бы очень легко остановить [глубоководное] донное траление».

В последние несколько лет запрет на донный траловый промысел усилился. 9 апреля Тихоокеанский совет по управлению рыболовством проголосовал за защиту дополнительных 136 000 квадратных миль океана у западного побережья, запретив использование донного трала в новых районах.«Это в дополнение к ряду мест обитания, которые ранее были закрыты», — говорит Давор. По его словам, большую часть этой территории занимает океан глубиной около 1000 футов.

В 2016 году Европейский Союз запретил донное траление на глубине ниже 2600 футов в водах Центральной и Восточной Атлантики или Европы, за что выступала компания BLOOM.

Данные в высоком разрешении предлагают самый подробный обзор тралового промысла по всему миру

Окружающая среда | Пресс-релизы  | Исследования  | Наука

8 октября 2018 г.

Судно, известное как лучевой траулер, стоит в доке в Милфорд-Хейвене, Уэльс, Великобритания. Ян Хиддинк/Бангорский университет

Около четверти мировых морепродуктов, выловленных в океане, приходится на донное траление — метод, при котором сеть протаскивают по шельфам и склонам океана для вылавливания креветок, трески, морского окуня, камбалы и других видов донной рыбы и моллюсков. . Этот метод влияет на эти экосистемы морского дна, потому что другие морские обитатели и места обитания могут быть непреднамеренно уничтожены или нарушены, когда сети проносятся по морскому дну.

Ученые согласны с тем, что экстенсивное донное траление может негативно повлиять на морские экосистемы, но главный вопрос — какая часть морского дна тралится, или так называемый след траления — до сих пор не решен.

Новый анализ, в котором используются данные высокого разрешения по 24 океаническим регионам Африки, Европы, Северной и Южной Америки и Австралазии, показывает, что 14 процентов всего морского дна на глубине менее 1000 метров (3280 футов) занято тралением. Большая часть тралового промысла ведется в этом диапазоне глубин вдоль континентальных шельфов и склонов мирового океана. Исследование было сосредоточено на этом диапазоне глубин, охватывающем площадь около 7,8 миллиона квадратных километров океана.

В статье, опубликованной 8 октября в Proceedings of the National Academy of Sciences, приняли участие 57 ученых из 22 стран, обладающих опытом в картировании рыболовной деятельности на основе данных спутникового мониторинга и журналов рыболовства.Он показывает, что след донного тралового промысла на континентальных шельфах и склонах Мирового океана часто существенно переоценивается.

Морские обитатели, такие как эти беспозвоночные и мелкие рыбы, могут быть непреднамеренно потревожены, когда траловые сети проносятся по морскому дну. Ян Хиддинк/Бангорский университет

«Травление было очень спорным видом деятельности, и его воздействие не было определено количественно для стольких регионов при достаточно высоком разрешении», — сказал ведущий автор Рикардо Аморозо, который завершил исследование в качестве постдокторанта Вашингтонского университета в Школе водных исследований. и рыбохозяйственных наук.«Когда вы не оцениваете воздействие траления в мелком масштабе, вы в конечном итоге получаете переоценку площади траления».

Предыдущие анализы отображали траление на сетках размером 1000 или более квадратных километров, например, по сравнению с сетками размером от 1 до 3 квадратных километров, использованными в этом анализе.

Оценки следов, представленные в этой новой статье, также более точны, чем оценки, описанные в некоторых предыдущих исследованиях, потому что они используют информацию о снастях, используемых рыболовными флотилиями, пояснили авторы.Например, знание того, имеет ли длина тралового невода 10 или 100 метров, помогает улучшить оценку затронутой площади морского дна.

На этом рисунке показаны примеры картирования с высоким разрешением интенсивности траления (или «следа траления») на глубине 1000 метров или меньше. Пунктирная линия показывает район исследования, а сплошная синяя линия обозначает район глубины 1000 метров. Масштабная линейка составляет 100 километров. Вашингтонский университет

.

Несмотря на то, что авторы обнаружили, что 14% регионов, включенных в исследование, были захвачены тралом, между ними были значительные региональные различия.Например, только 0,4 процента морского дна в южной части Чили используется для траления, в то время как более 80 процентов морского дна в Адриатическом море, части Средиземного моря, которая имеет наиболее интенсивный след, подвергается тралению.

Кроме того, следы траления покрывали менее 10 процентов площади морского дна в водах Австралии и Новой Зеландии, а также на Алеутских островах в северной части Тихого океана, в восточной части Берингова моря и в заливе Аляска, но превышали 50 процентов в некоторых европейских морях.

Исследование также представило доказательства соответствующих экологических преимуществ.В регионах, где коэффициенты промысла выловленных тралом запасов соответствовали принятым ориентирам устойчивости, след трала обычно был меньше, объясняет соавтор Саймон Дженнингс из Международного совета по исследованию моря.

«В тех регионах, где площадь донного траления составляла менее 10 процентов площади морского дна, коэффициенты вылова донных рыбных запасов почти всегда соответствовали международным контрольным показателям устойчивости. Но когда следы превышают 20 процентов, они редко их встречают», — сказал Дженнингс.

Авторы признают, что в это исследование не были включены некоторые регионы, в которых, как известно, ведется большой траловый лов, поскольку данные, дающие подробную картину промысловой деятельности, отсутствовали. Юго-Восточная Азия является одним из таких регионов.

Тем не менее, эта новая статья предлагает наиболее полный взгляд на траловую деятельность во всем мире, пояснил соавтор Рэй Хилборн, профессор водных и рыбных наук Университета Вашингтона. В нем также описывается способ оценки следов траления в регионах, где известны размеры снастей, скорость судов и общее количество часов траления, но отсутствуют данные о местонахождении конкретных судов, которые в настоящее время собираются некоторыми флотами.

«Мы можем использовать этот метод, чтобы сделать достаточно хорошие оценки воздействия тралового промысла в местах, где у нас нет мелкомасштабных пространственных данных», — сказал Хилборн.

Траловое судно, ловящее рыбу в Кельтском море. Университет Хиддинка/Бангора

Другими исследователями, участвовавшими в разработке исследования, являются Мишель Кайзер из Бангорского университета в Соединенном Королевстве и Морской попечительский совет; Роланд Питчер из CSIRO Oceans and Atmosphere в Австралии; Адриан Рейнсдорп из Wageningen Marine Research в Нидерландах; Роберт МакКоннохи из NOAA Fisheries, Научный центр рыболовства Аляски; Ана Парма из Centro Nacional Patagónico в Аргентине; Петри Сууронен из Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций и Института природных ресурсов Финляндии; Джереми Колли из Университета Род-Айленда; и Ян Хиддинк из Бангорского университета.Полный список соавторов доступен в статье.

Эта группа также оценивает воздействие тралового промысла на растения и животных, обитающих на морском дне, и то, как изменения, с которыми сталкиваются эти растения и животные, влияют на основные виды рыб.

Это исследование финансировалось главным образом Фондом Дэвида и Люсиль Паккард и Фондом семьи Уолтон. Полный список дополнительных источников финансирования доступен в документе.

###

Для получения дополнительной информации свяжитесь с Аморосо по адресу [email protected] и 206-747-1362 или по Skype: ricky.amoroso (центральное время) и Hilborn: [email protected] (тихоокеанское время).

Теги: Колледж окружающей среды • Рэй Хилборн • Школа водных и рыбных наук

След донного тралового лова

Почти все донное траление происходит на континентальных шельфах или склонах — участках суши у побережья, покрытых мелководьем, которые в конечном итоге спускаются в глубокое море.

Основной проблемой донного траления является повреждение растений и животных, обитающих на морском дне.Виды могут быть повреждены или уничтожены при прохождении трала, но виды, которые прикрепляются к морскому дну, такие как кораллы, губки и водоросли, особенно уязвимы.

В Amoroso et al. В 2018 году исследователи использовали комбинацию спутникового слежения с использованием данных системы мониторинга судов (VMS) и данных журнала о начале и остановке траловых буксиров от капитанов и промысловых наблюдателей, чтобы получить точную информацию о масштабах донного траления и дноуглубительных работ на континентальных шельфах для 24 океанских региона в Северной Америке, Южной Америке, Африке, Австралии и Новой Зеландии.

Исследователи использовали несколько расчетов, чтобы получить точную оценку траления. Первый шаг заключался в том, чтобы нарисовать линии сетки на океане, чтобы разбить океан на более мелкие ячейки для работы. Затем в каждой ячейке с координатной сеткой была рассчитана площадь, пройденная каждым тралом, с использованием данных СМС и бортового журнала. Площадь, пройденная тралением в каждой ячейке, суммировалась по всем тралениям в регионе и оценивалась общая «пройденная площадь». Эту охваченную область можно нанести на карту, и для конкретных ячеек рассчитывали отношение охваченной площади — отношение охваченной площади к непротраленной площади ячейки. Поскольку многие районы тралятся много раз в год, коэффициент охваченной площади для некоторого квадрата может быть равен 5, 10 или даже 20. На основе этого сопоставления можно рассчитать общую площадь непротраленного, однократного или многократного траления площади.

При соотношении площадей сканирования разрешение ячейки имеет огромное значение. Ячейки большего размера, как правило, искусственно завышают оценку промысловых площадей. Результаты будут сильно различаться между ячейкой 3100 2 км и ячейкой 1 2 км. Чем меньше ячейка, тем точнее оценка.В Amoroso et al. В 2018 году исследователи использовали в оценках ячейку 1-3 2 км, что резко отличается от ячеек 1000 2 км, использовавшихся в предыдущих оценках следов донного траления.

Исследователи включали только районы, на которые приходилось 70% всего донного тралового улова. Это исключило некоторые регионы с низким объемом данных и большим количеством траления, особенно несколько в Азии, но по-прежнему является наиболее полным и точным исследованием глобального следа донного траления из когда-либо проводившихся.

Оценка закрытия донных тралов в открытом море в Новой Зеландии с использованием прогнозных моделей среды обитания и количественной оценки рисков Оценка рисков. ПЛОС ОДИН 8(12): е82273. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273

Редактор: Christopher J. Fulton, Австралийский национальный университет, Австралия

Получено: 7 марта 2013 г.; Принято: 31 октября 2013 г.; Опубликовано: 16 декабря 2013 г.

Авторские права: © 2013 Penney, Guinotte.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Финансирование: Участие AJP в этой работе финансировалось в качестве сотрудника тогдашнего Министерства рыболовства Новой Зеландии. Министерство рыболовства профинансировало это исследование и публикацию в рамках текущей работы по периодическому обновлению оценки воздействия донного промысла Новой Зеландии, которая была подготовлена ​​в соответствии с требованиями временных мер для донного промысла, принятых Южно-Тихоокеанской региональной организацией по управлению рыболовством.Работа JGM по прогнозированию глобальной среды обитания финансировалась в рамках предыдущего проекта, проведенного Институтом охраны морской среды (Davies AJ, Guinotte JM [2011]), PLOS ONE 6(4): e18483). У Института охраны морской среды не было никакой другой роли в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Резолюция 61/105 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций об устойчивом рыболовстве [1] призывает региональные рыбохозяйственные организации принять меры, требующие от участников донного промысла оценки на основе наилучшей имеющейся научной информации того, будет ли рыболовная деятельность оказывать значительное неблагоприятное воздействие на уязвимые морские экосистемы (УМЭ), а также закрыть районы, где известны или могут возникнуть УМЭ, если только не были приняты меры по сохранению и управлению для предотвращения значительного неблагоприятного воздействия на эти УМЭ. Эти требования были включены во временные меры для донного промысла, принятые участниками переговоров о создании Южно-Тихоокеанской региональной рыбохозяйственной организации [2].

Международное руководство ФАО по управлению глубоководным промыслом в открытом море [3] включает рекомендации по широким характеристикам УМЭ и рекомендации относительно того, что может представлять собой значительное неблагоприятное воздействие. Однако в этих руководствах не содержится рекомендаций относительно того, что может представлять собой адекватные меры для предотвращения значительных неблагоприятных воздействий.В 2009 г. Генеральная Ассамблея ООН подтвердила резолюцию 61/105 и подчеркнула необходимость полного выполнения резолюции 64/72 ГА ООН [4]. В связи с этими резолюциями ГА ООН возникают три сложных вопроса для менеджеров, которым поручено проводить оценку рисков и внедрять меры по предотвращению значительных неблагоприятных воздействий:

  1. Что такое уязвимые морские экосистемы и где они вероятны?
  2. Что представляет собой значительное неблагоприятное воздействие и как можно оценить вероятность взаимодействия и риск воздействия промысла на УМЭ?
  3. Что может считаться адекватными мерами по сохранению и управлению для предотвращения значительного неблагоприятного воздействия?

В этом документе описывается подход к решению этих вопросов при донном тралении в зоне действия Конвенции SPRFMO. Первые два вопроса решаются с использованием системы количественной оценки риска [5], [6] с использованием данных об уловах и усилии для донного тралового промысла в открытом море в Новой Зеландии и прогнозируемых результатов моделирования для пригодности глубоководных кораллов (склерактиний) для среды обитания [7]. . Оптимизация вариантов планирования пространственной защиты для решения третьего вопроса исследуется с использованием анализа затрат и выгод для оценки пространственного закрытия, введенного Новой Зеландией для восьми районов промысла в открытом море в соответствии с временными правилами донного рыболовства SPRFMO [8], [9], и для сравнения этих с альтернативными сценариями закрытия.

Обзор топографических характеристик морского дна изучаемой северной части Тасманова моря к западу от Новой Зеландии показан на Рисунке 1. Заштрихованная батиметрия показывает обширные плато и хребты, составляющие важные районы плато Челленджер, возвышенности Лорд-Хау и западного хребта Норфолк, где ведется лов рыбы Нью-Йорком. Зеландские донные траулеры. Участки этих промысловых районов в открытом море подпадают под юрисдикцию управления Южно-Тихоокеанской региональной рыбохозяйственной организацией (SPRFMO), Конвенция которой вступила в силу в августе 2012 года.В соответствии с временными мерами по сохранению и управлению, принятыми в 2007 г. участниками переговоров о создании СПРФМО, участники донного промысла в зоне действия СПРФМО обязаны ограничить донный промысел районами, облавливаемыми в период 2002–2006 гг. [2], при этом промысловые районы наносятся на карту как «след» промысловых 20-минутных блоков широты/долготы. 20-минутные блоки, составляющие новозеландский след донных тралов на плато Челленджер, возвышенности Лорд-Хау и западном хребте Норфолк за период 2002–2006 гг., показаны на рис. 1.Новая Зеландия аналогичным образом нанесла на карту свой след тралового промысла в виде 20-минутных блоков вдоль хребта Луисвилл, к востоку от Новой Зеландии. В пределах этого следа донного трала Новая Зеландия установила пространственные ограничения для защиты уязвимых морских экосистем, закрыв 40% блоков, составляющих общий след донного трала Новой Зеландии.

Рис. 1. Характеристики районов донного траления в открытом море на западе Тасманова моря, Новая Зеландия.

Заштрихованная батиметрическая глубина рыболовных районов плато Челленджер, возвышенности Лорд-Хау и западного хребта Норфолк к западу от Новой Зеландии, показывающая 1600 районов «пригодной для лова рыбы».Желтые 20-минутные блоки широты/долготы показывают новозеландский след донного траления, промытый новозеландскими судами в этой западной части исследуемого района в период с 2002 по 2006 год. Новая Зеландия аналогичным образом нанесла на карту след донного траления вдоль хребта Луисвилл в 20 -минутные блоки.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g001

Методы

Данные об улове и усилии

Данные об уловах и усилии новозеландского донного траления в открытом море в районе SPRFMO были получены из базы данных Министерства рыболовства Новой Зеландии о коммерческих уловах и усилии.1990 г. – это первый полный год, представленный в этой базе данных, а 2006 г. – это конец учетного периода 2002–2006 гг., выбранного участниками СПРФМО в качестве основы для картографирования районов, где исторически ведется промысел. 2002–2006 гг. также были периодом времени, охваченным анализом данных, использованным для разработки новозеландских мер управления их донным промыслом в районе SPRFMO [9].

В эту базу данных включены данные по судам под иностранными флагами, которые эксплуатировались по чартеру новозеландских компаний. В то время как данные о зафрахтованных судах под иностранным флагом были исключены из оценки воздействия на район SPRFMO, разработанной Новой Зеландией [8], [9], данные по всем судам были включены в настоящий документ, чтобы обеспечить всестороннее картирование промыслового усилия для целей оценки воздействия.Новозеландские суда вели около 90% промысла в этом регионе, при этом мало свидетельств незаконного, несообщаемого или нерегулируемого (ННН) промысла. Включение данных за 1990–2001 гг., а также данных по иностранным чартерным судам расширило зону донного траления за пределы зоны охвата 2002–2006 гг. , опубликованной Министерством рыболовства Новой Зеландии (рис. 1) [8]. В целях оценки пространственных замыканий, введенных Новой Зеландией в пределах зоны охвата донного трала в этих промысловых районах, анализ улова и усилия был ограничен буксировкой, проведенной в пределах 20-минутных блоков, составляющих зону охвата донного трала Новой Зеландии SPRFMO в течение период 2002–2006 гг. [9].

Данные о донном тралении за период 1990–2006 гг. были извлечены из форм для открытого моря форм «Усилие улова трала» и «Возврат выгрузок» (TCELR), которые предоставляют информацию о каждом тралении с датой начала и окончания, временем и местом, методом промысла. , глубина и предполагаемый улов по видам (кг) для каждого траления. В первую очередь это целевой промысел оранжевой крупной рыбы ( Hoplostethus atlanticus ), и данные были проверены на наличие ошибок с использованием стандартных процедур, обычно используемых для анализа тралового улова и усилия при охоте на оранжевую крупную породу для этого промысла [10], [11]. Проверки ошибок проводились для положения промысла, глубины, скорости буксировки, продолжительности, расстояния и целевых видов [12]. Дополнительные всесторонние геопространственные (начальное и конечное положение буксировки) проверка и исправление ошибок проводились с использованием процедур, описанных в Penney [13]. Были исключены записи о тралениях, по которым не было информации о месте промысла или которые попадали в исключительные экономические зоны (ИЭЗ). Два второстепенных промысловых района вблизи островов Кермадек и Новой Каледонии имели только одно траление на 20-минутный участок следа, давали незначительный улов и были исключены из анализа.

Картирование исторического усилия донного траления

90 002 новозеландских рыбака сообщили о 43 289 буксировках донного трала в районе SPRFMO за период 1990–2006 гг. Из них 39 902 буксировки имели достоверную информацию о местоположении, 1627 — с ошибками восток/запад, а 1760 — явно ненадежные координаты. Исходные формы данных, координаты буксиров, сообщенные наблюдателем, и данные системы мониторинга судов были проверены на предмет всех ошибочных положений, в результате чего были исправлены 1716 буксировок, включая большинство буксировок с ошибками местоположения восток/запад. Остальные 1671 (4%) ошибочные буксировки были исключены из анализа.

Все допустимые траловые траления за период 1990–2006 гг. были импортированы в ArcGIS© с включением рандомизированного дрожания до 0,5 минут в обе стороны (широта и долгота) от сообщаемых положений для компенсации округления до ближайшей минуты сообщаемых начальных и конечных положений [13]. Буксиры были геопространственно обрезаны до изолинии глубины 1600 м или до полигонов, ограничивающих промысловое усилие [13] в районах, где данные GEBCO [14] оказались неадекватными.В результате был получен набор данных анализа 41 618 тралений донного трала в открытом море, проведенных на пригодных для промысла глубинах за период 1990–2006 гг., включая зарегистрированные данные об уловах атлантического большеголова и общий улов десяти основных видов за траление. Ранее сообщалось, что глубина 1500 м является максимальной глубиной, на которой новозеландские донные траулеры ловили рыбу в открытом море [10], [11]. В этом анализе максимальная глубина промысла была немного увеличена до 1600 м на основе геопространственного анализа диапазона глубин траловых буксировок и сравнения с батиметрическими данными GEBCO.

Длина буксировки была определена в ArcGIS© с использованием равновеликой конической проекции Альберса (которая дает пропорционально правильные оценки площади), а затем линии буксировки были разделены по границам 20-минутных блоков, составляющих зону охвата донного трала Новой Зеландии 2002–2006 SPRFMO Area. . Хотя проекция Альберса не сохраняет длину, имеется незначительное искажение длины по ширине 20-минутных блоков (~32 км), и эти длины использовались только для определения пропорциональных уловов на сегмент в каждом блоке.Были определены длины разделенных сегментов жгута в пределах каждого блока, и пропорциональные уловы оранжевого большеголова и первых десяти видов для каждого сегмента жгута были рассчитаны на основе отношения длины сегмента жгута к полной длине жгута. Полученные данные по сегментам траления были суммированы по блокам следа для определения общего количества тралений (сегментов), суммарной (кумулятивной) длины траления и общего зарегистрированного улова оранжевого большеголова и десяти основных видов в каждом блоке следа за период 1990–2006 гг.

Оценка пройденных площадей морского дна

В этом документе используются два альтернативных измерения охвата морского дна для двух разных целей. Совокупная охваченная площадь представляет собой простую сумму оценочных площадей, охваченных с течением времени, при этом отдельные площади всех буксировок просто складываются вместе без учета какого-либо перекрытия в буксировках. Совокупная охватываемая площадь обеспечивает меру повторяющегося воздействия на площадь с течением времени. По сути, это мера интенсивности промысла и надлежащая мера возрастающей вероятности взаимодействия с уязвимыми морскими экосистемами в районах многократного траления.Однако эта мера игнорирует тот факт, что многие буксиры могут перекрываться, и не измеряет площадь морского дна, которая была фактически охвачена. Таким образом, фактическая площадь охвата оценивалась путем сначала слияния перекрывающихся тралов, а затем оценивалась площадь охвата полученных объединенных жгутов. Это обеспечивает измерение площади морского дна, которая фактически была промыта, с поправкой на любое перекрытие буксиров. Это подходящая мера площади морского дна, на которую фактически воздействовали промысловые операции, для использования при учете биоразнообразия или пригодности района для среды обитания.

новозеландских судна, ведущие промысел в районе SPRFMO, имеют среднюю длину 48 м [15], а Baird et al. [16] применили ширину захвата между траловыми досками при промысле оранжево-грубой рыбы 100 м для судов длиной до 46 м (S. Baird, NIWA, личное сообщение). Таким образом, суммарная длина участков буксировки в пределах каждого блока следа была преобразована в оценки совокупной площади охвата на блок путем умножения совокупной длины буксировки на предполагаемую ширину охвата 0,1 км (100 м) между траловыми досками.

Даже после дрожания начального и конечного положений буксирного троса многие тросы перекрываются, особенно в районах интенсивного рыболовства.Фактическая пройденная площадь в пределах каждого блока тралового следа была оценена с использованием ArcGIS© для создания полигональных буферов по 50 м с каждой стороны от каждой из буксирных тросов (при ширине раскрытия доски 100 м). Эти буферизованные буксирные канаты были растворены в объединенных полигонах охватываемой площади, которые затем были разделены границами блоков тралового следа. Фактические пройденные площади за период 1990–2006 гг. рассчитывались как сумма площадей распущенных, разделенных, забуференных полигонов пакли в пределах каждого блока.

Плоская поверхность 20-минутных блоков следа трала уменьшается к полюсу в результате сближения меридианов.Площадь пятен новозеландских донных тралов в среднем составляет 1 088 км 90 126 2 90 127, уменьшаясь с 1 240 км 90 126 2 90 127 в бассейне Фиджи до 901 км 90 126 2 90 127 на южной оконечности хребта Луисвилл (равновеликая коническая проекция Альберса). Таким образом, любая конкретная область, пройденная тралом, будет воздействовать на большую часть площади блока следа в направлении к югу от облавливаемых районов, чем к северу. Чтобы обеспечить возможность сравнения между блоками, кумулятивная и фактическая охваченные площади в пределах каждого блока были выражены как доли от общей площади блоков, в которых они находились.

Чтобы обеспечить возможность сравнения охваченных морским дном площадей с площадями доступной для промысла глубины, доля пригодной для промысла глубины в пределах каждого блока следа была определена на основе доли точек данных в наборе батиметрических данных GEBCO 30 угловых секунд (∼1 км 2 ). [14], которые имеют глубину <1600 м в пределах каждого блока. Совокупная и фактическая охваченные площади в пределах каждого блока были выражены как доли плоской площади промысловой глубины в блоках, в пределах которых они встречались, чтобы получить индексы совокупной и фактической охваченной доли пригодной для промысла площади в каждом блоке.

Прогнозирующие модели среды обитания

Глобальная модель пригодности среды обитания склерактиниевых кораллов, разработанная Davies & Guinotte [7], использовалась для получения индексов вероятности появления УМЭ в пределах каждого из новозеландских блоков следов донного траления в открытом море. Это модель максимальной энтропии (Maxent) с разрешением 30 угловых секунд (~1 км 2 ), которая предсказывает пригодность среды обитания для шести видов глубоководных склерактиниевых кораллов, формирующих среду обитания ( Enallopsammia rostrata , Goniocorella dumosa , Lophelia pertusa , Madrepora oculata , Oculina varicosa и Solenosmilia variabilis ), используя глобальные базы данных для 15 батиметрических, гидрографических, химических и биологических переменных-предикторов. Эта глобальная модель включает в себя все доступные записи о встречаемости склерактиниевых рифообразующих кораллов для видов, встречающихся в регионе Новой Зеландии, от Tracey et al . [35] (n = 631; G. dumosa = 204; S. variabilis = 191; М. oculata = 118; E. Rostrata = 98; O. Varicosa = 20; л . pertusa не встречается в районе Новой Зеландии). Предсказанная комбинированная пригодность среды обитания для этих видов в регионе Новой Зеландии показана на рисунке 2 из Davies & Guinotte [7].

Рисунок 2. Прогноз пригодности местообитаний склерактиниевых кораллов ( Goniocorella dumosa, Solenosmilia variabilis, Madrepora oculata, Enallopsammia rostrata и Oculina varicose) в регионе Новой Зеландии (Davies & Guinotte 2011).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g002

Эта модель среды обитания склерактиний была использована для создания 1600 точек данных (примерно одна на 1 км 2 ) для каждого из 20-минутных блоков в Зона охвата донного трала SPRFMO Новой Зеландии. Каждая точка данных включала положение (широта / долгота), глубину (из базовых 30-градусных батиметрических данных) и общую прогнозируемую пригодность среды обитания (0–100%) для всех видов склерактиний вместе взятых. Значения пригодности среды обитания склерактиниев для точек данных в каждом блоке были усреднены по всем глубинам, чтобы получить индексы общей пригодности среды обитания кораллов на блок, и по глубинам, пригодным для промысла (0–1600 м), чтобы получить индексы пригодности среды обитания кораллов на пригодных для рыбной ловли глубинах на блок.

Количественная оценка рисков

Многоуровневый подход к оценке экологических рисков воздействия рыболовства (ERAEF), разработанный Hobday et al .[5], [6] хорошо зарекомендовали себя на международном уровне. В частности, промежуточный (уровень 2) количественный подход к оценке риска с использованием многокомпонентных графиков анализа продуктивности/восприимчивости (PSA) с подсчетом баллов получил широкое распространение в качестве стандартного подхода к созданию двумерных комплексных показателей риска для рыбных ресурсов [ 6], [17], [18]. Хотя изначально ERAEF был разработан для оценки рисков для рыбных запасов, в последнее время он был адаптирован для оценки риска бентического воздействия промысла [19].

Подход ERAEF к анализу продуктивности и восприимчивости был дополнительно адаптирован в этом исследовании для непосредственного решения двух основных вопросов, вытекающих из резолюции 61/105 ГА ООН: где могут возникать УМЭ? и каков риск взаимодействия промысла с этими УМЭ? Эти вопросы были выражены в виде осей двумерного анализа, аналогичного концепции графиков ВАБ, используемых в оценках ERAEF уровня 2. Вероятность появления УМЭ была сопоставлена ​​с вероятностью взаимодействия с промыслом для количественной оценки риска значительного воздействия на УМЭ в каждом блоке зоны воздействия.Индексы риска для каждого из 20-минутных участков следа трала вдоль этих двух осей были определены количественно, как описано ниже.

Вероятность возникновения ВМЭ.

В подходе ERAEF PSA используются количественные или ранжированные ответы на ряд вопросов для получения комплексных показателей производительности на основе ряда показателей или показателей [5], [6]. Точно так же прогностические модели среды обитания предсказывают вероятность благоприятной среды обитания для УМЭ, в данном случае для глубоководных кораллов, с использованием широкого спектра переменных-предикторов.Таким образом, эти модели обеспечивают многофакторные интегрированные измерения вероятности благоприятной среды обитания, которые можно непосредственно использовать в качестве показателей вероятности появления рассматриваемых УМЭ.

Значения пригодности местообитаний для Scleractinia, полученные Davies & Guinotte [7], использовались в качестве индексов значений VME-вероятности (ось x) на блок следа. Хотя технологические достижения могут расширить диапазон траловых глубин в будущем, риск на глубинах более 1600 м в настоящее время для этого промысла равен нулю.Таким образом, оценки риска воздействия промысла могут быть ограничены частью промысловой глубины каждого участка следа. Для целей оценки риска были рассчитаны средние значения пригодности местообитаний на блок следа для оси УМЭ-вероятность с использованием только точек пригодности местообитаний для промысловой глубины (0–1600 м) в каждом блоке.

Затем предсказанные значения правдоподобия УМЭ для промысловой глубины были дисконтированы с учетом влияния исторического промысла в каждом блоке. Последствия тралового промысла, в частности удаление уязвимых видов, формирующих среду обитания, и, как следствие, сокращение биоразнообразия, хорошо задокументированы [20], [21], [22], [23], [24], [25].Имеются данные о том, что восстановление этих пострадавших глубоководных районов происходит крайне медленно. Уоллер и др. . [26] и Роджерс и др. . [27] сообщают о полной денудации траловых участков комплекса подводных гор Корнер-Райз в северо-западной Атлантике с небольшими признаками восстановления после периодов от 20 до 40 лет. Уильямс и др. . [28] не обнаружили свидетельств восстановления многовариантных моделей скопления в районах, где траление исторически проводилось на подводных горах Новой Зеландии и Австралии, в течение 5–10 лет после прекращения траления в этих районах.Недавняя работа Neil et al по определению возраста доминирующей среды обитания региона Новой Зеландии, образующей склерактиниевые кораллы Solenosmilia variabilis . [29] указали, что восстановление небольших колоний может занять сотни лет, в то время как восстановление больших колоний (2–3 м в диаметре) может занять тысячи лет. Таким образом, степень возможного сокращения биоразнообразия морского дна в облавливаемых районах является важным фактором, который следует учитывать при оценке риска и при оценке рентабельности альтернативных пространственных закрытий.

Коэффициенты дисконтирования остаточного биоразнообразия в идеале должны определяться на основе должным образом спланированных исследований биоразнообразия морского дна с контролем воздействия в облавливаемых и непромысловых районах. Однако ни в одном из районов донного траления СПРФМО такие съемки не проводились. Отмечая наблюдения Кослоу и др. . [22], [23] и Уоллер и др. . [26] в отношении оголения участков донного траления, с целью определения коэффициентов дисконтирования в этой статье было сделано допущение, что остаточная прогнозируемая пригодность местообитаний на фактически пройденных участках равна нулю. Предположение, что встречаемость кораллов на охваченных участках была сведена к нулю, приводит к дисконтированным общим значениям пригодности местообитаний на блок, обратно пропорциональным доле фактически охваченных рыбопромысловых глубин. Например, если половина области глубины, пригодной для рыбного промысла, была охвачена, то дисконтированный индекс пригодности среды обитания для области глубины, пригодной для лова, будет равен половине исходного среднего значения пригодности среды обитания для области глубины, пригодной для лова. Полученные дисконтированные значения глубины, пригодной для промысла, и значения пригодности местообитаний для каждого участка следа использовались для оси УМЭ-вероятность на участках оценки риска.

Вероятность промыслового взаимодействия.

Ось Y на графиках продуктивности-восприимчивости ERAEF измеряет восприимчивость промыслов или районов к конкретному воздействию. В контексте вопросов, поставленных требованиями ГА ООН, сопоставимая ось ординат в представленных здесь оценках риска измеряет вероятность взаимодействия промысла с УМЭ в каждом из участков воздействия. Из двух рассчитанных показателей воздействия на морское дно совокупная площадь охвата (являющаяся мерой интенсивности промысла) является наиболее подходящим индикатором вероятности взаимодействия промысла с УМЭ.Районы, которые ежегодно облавливаются неоднократно, представляют больший интерес для промысла и будут иметь более высокую вероятность продолжающегося взаимодействия промысла с любыми остаточными УМЭ. Таким образом, для оси промысла-взаимодействия на участках оценки риска использовались кумулятивные значения охваченной площади для каждого блока следа.

Стоимость: анализ выгод альтернативных пространственных замыканий

Прогнозируемая дисконтированная вероятность появления УМЭ обеспечивает меру потенциальной выгоды от закрытия каждого участка тралового следа с точки зрения выполнения требований ГА ООН по защите районов, которые могут содержать УМЭ.При условии, что может быть рассчитана некоторая значимая мера затрат для промышленности на закрытие альтернативных блоков зоны обслуживания, соотношение затрат и выгод альтернативных сценариев пространственного закрытия может быть оценено и оптимизировано в соответствии с любыми заданными целями затрат и выгод.

Для анализа ранее облавливаемых районов количественные показатели улова и усилия в прошлом могут предоставить индексы интереса рыбной промышленности к району. Строго говоря, это ретроспективные меры затрат, которые были бы понесены, если бы эти блоки были закрыты исторически.Однако, если намерение состоит в том, чтобы поддерживать запасы на устойчивом уровне в каждом районе, а не проводить политику последовательного истощения и перемещения в новые районы промысла, то исторический вылов и усилие обеспечивают надлежащие меры текущей пригодности района для рыбы. соответствующих видов и потенциальной будущей ценности района для рыбной промышленности.

Пространственные закрытия Новой Зеландии в открытом море в настоящее время включают закрытие целых 20-минутных блоков следа, независимо от глубины [9].Однако закрытие блока с небольшим участком промысловой глубины и, следовательно, с небольшим участком высокой пригодности для каменистых кораллов и без риска для промысла принесет меньше пользы, чем закрытие блока, полностью находящегося в пределах промысловой глубины. В отличие от подхода, используемого при оценке риска, для целей анализа затрат и выгод существующих закрытий средняя пригодность среды обитания должна определяться по всему диапазону глубин каждого блока, а не только по диапазону промысловых глубин.Таким образом, средняя вероятность УМЭ на всех глубинах для каждого блока следа трала была рассчитана с использованием значений пригодности местообитаний для всех точек в каждом блоке на всех глубинах, а не только на промысловой глубине, после дисконтирования пригодности местообитаний точек в пределах фактической промысловой глубины охваченных площадей. в каждом блоке до нуля для учета сокращения биоразнообразия в результате тралового лова.

Либо усилие, либо вылов можно использовать как меру заинтересованности отрасли в определенных районах и, следовательно, затрат на закрытие этих районов.Однако потеря улова является более прямым показателем стоимости закрытия для промышленности, чем усилия. Таким образом, затраты промышленности на закрытие отдельных участков зоны воздействия были рассчитаны как общий исторический вылов первых десяти видов (таблица 1) в пределах каждого участка за период 1990–2006 гг. Несмотря на то, что в уловах преобладает атлантический большеголов, виды альфонсино ( Beryx splendens, B. decadactylus ) и/или орео (виды Allocyttus , Pseudocyttus и Neocyttus ) давали значительный улов в некоторых районах или в некоторые годы.Таким образом, улов десяти основных видов считался лучшим показателем затрат, чем только апельсиновый большеголов. Хотя уместность исторического улова как меры затрат для промышленности может быть поставлена ​​под сомнение, стоит отметить, что в процессе планирования морского охраняемого района (МОР) для антарктического региона моря Росса [30] рыбная промышленность сама выбрала исторический промысел. усилие в качестве их предпочтительного показателя стоимости для промышленности альтернативных предложений MPA.

Таблица 1. Общий зарегистрированный улов донного трала во всех районах (т) первых десяти видов/групп и всех видов, зарегистрированный судами под флагом Новой Зеландии и зафрахтованными судами под иностранным флагом в конвенционном районе Южно-Тихоокеанской региональной организации по управлению рыболовством ( СПРФМО) за период 1990–2006 гг.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.t001

Оценка альтернативных сценариев закрытия.

Существующие пространственные замыкания в зоне охвата донного трала новозеландского SPRFMO закрывают 40% блоков по всей зоне охвата [9]. Однако существующие закрытия не закрывают 40% блоков в каждом рыболовном районе, при этом в некоторых районах промысла закрыто больше, а в некоторых районах меньше, чем 40% блоков. Решение о закрытии 40% блоков по всей зоне обслуживания было выбрано менеджерами в диапазоне от 30% до 50% репрезентативного закрытия, рекомендованного Кларком [31], Лауком и др. .[32], Ботсфорд и др. . [33], Airame и др. . [34] и Роджерс и др. . [27]. В целях оценки альтернативных сценариев пространственного закрытия в этом документе предполагалось, что закрытие 40% участков зоны действия остается целью управления. Тем не менее, чтобы обеспечить репрезентативность закрытий на региональном уровне, далее предполагалось, что цель должна состоять в том, чтобы закрыть 40% блоков в каждом из промысловых районов, а не только по всей зоне действия, чтобы обеспечить репрезентативность по промысловым районам. Таким образом, этот подход, использованный в этом анализе, отличается от подхода, используемого Новой Зеландией, и это имеет последствия для оптимизации пространственного закрытия (см. результаты анализа затрат: результатов).

После определения количества блоков (40%), которые должны быть закрыты в каждом промысловом районе, были построены кривые соотношения затрат и выгод для альтернативных сценариев пространственного закрытия. Начальный сценарий закрытия для каждого промыслового района был сгенерирован путем сортировки блоков следа в порядке убывания дисконтированных, всех глубин, средней пригодности местообитаний и закрытия 40% блоков с наивысшей средней пригодностью местообитаний.Этот начальный сценарий обеспечивает наивысшую общую, среднюю, дисконтированную пригодность местообитаний, которая может быть достигнута при любом 40-процентном закрытии блоков в каждом промысловом районе. Затем были созданы сценарии снижения общей средней пригодности местообитаний путем открытия закрытого участка с самым высоким историческим уловом (стоимостью) и закрытия участка со следующим самым высоким средним показателем пригодности местообитания. Этот процесс повторялся, пересчитывая среднюю пригодность среды обитания и общую стоимость пересмотренных заграждений на каждом этапе, пока не были учтены все блоки в каждом промысловом районе.

В ходе этого процесса создаются кривые соотношения затрат и выгод, начиная со сценария закрытия с самой высокой средней пригодностью среды обитания (выгоды) и заканчивая сценарием закрытия с наименьшей исторической потерей улова (затраты), при этом каждый последующий сценарий вдоль этих кривых имеет убывающие затраты промышленности, а также снижение средней пригодности среды обитания кораллов. Чтобы представить визуально взаимное снижение выгоды для сохранения и увеличение кривых нераспределенного улова, затраты для промышленности были нанесены в виде процента нераспределенного улова.Выгоды и затраты от существующих закрытий в каждом промысловом районе были рассчитаны таким же образом и нанесены точками на эти кривые оптимизации, чтобы обеспечить прямое сравнение ценности и затрат существующих закрытий с исследованным диапазоном альтернативных сценариев.

Оптимизация пространственных замыканий.

Затраты: кривые соотношения выгод для каждого промыслового района могут использоваться для выбора «оптимального» пространственного замыкания в какой-то точке компромисса с учетом конкретных целей управления с точки зрения выгод и затрат.Выбор предпочтительной позиции на кривых компромисса обычно основывается на повторяющихся консультациях между менеджерами рыбного хозяйства, представителями отрасли и другими заинтересованными сторонами с использованием заранее согласованных целей по каждой оси и сравнением природоохранных преимуществ пространственного закрытия и . затраты для промышленности в результате потери доступа к районам рыболовства. Такой процесс описан Шарпом и Уоттерсом [30] для процесса планирования МОР в море Росса. Цели, которые необходимо преследовать, также обычно устанавливаются менеджерами в консультации с заинтересованными сторонами.Однако для целей создания иллюстративных «оптимизированных» примеров закрытия в этой статье были приняты следующие примеры целей управления:

  1. Добиться защиты не менее 75% достижимого диапазона средней пригодности местообитаний (от максимума до минимума) по альтернативным сценариям в каждом промысловом районе (75% диапазона по оси выгод).
  2. Сохранить не менее 75% исторического улова десяти крупнейших видов в каждом районе рыболовства (75% оси сохраненного улова).

Подобный подход к оптимизации включает явный баланс конкурирующих целей, связанных с максимальным сохранением и уловом, с использованием объективных и количественных показателей по каждой оси. При создании примеров «оптимизированных» сценариев закрытия в соответствии с этими целями управления изначально приоритет отдавался цели сохранения. Если цель снижения затрат на рыболовство не может быть достигнута при сохранении 75% потенциальной пригодности местообитаний, то удерживаемый улов может быть снижен ниже 75% от исторического улова, чтобы сохранить не менее 75% потенциальной пригодности среды обитания.Однако, если обе цели могли быть достигнуты в рамках ряда альтернативных сценариев закрытия, то в этом диапазоне «приемлемых» альтернатив приоритет отдавался цели снижения затрат для промышленности, так что удержанный улов был максимальным после обеспечения защиты не менее 75 % потенциальной пригодности среды обитания.

Результаты

Исторический донный улов Новой Зеландии в открытом море

Суда с донным тралом под флагом Новой Зеландии и иностранные зафрахтованные суда, работающие для новозеландских компаний, сообщили об общем вылове донным тралом в открытом море 77 350 т всех видов в районе SPRFMO за период 1990–2006 гг. (табл. 1).Сюда входят уловы, полученные за пределами Новой Зеландии в 2002–2006 гг. Зона SPRFMO до 2002 г. [9]. На первую десятку видов приходится 92% этого улова, на оранжевого большеголового приходится 79% улова всех видов и 85% улова десяти лучших видов. Другими лучшими десятью видами, черная кардинала ( Epigonus Telescopus ), OREOS (черный oreo Allocyttus niger , гладкий oreo ( псевдоциттус maculatus) , Spiky Oreo ( NeoCyttus Rhomboidalis ), Alfonsino, Ribaldo ( MORA MORO ), крысиные хвосты (Macrouridae), морская акула ( Dalatias licha ) и рыба-кабан ( Pseudopentaceros richardsoni, Paristiopterus labiosus ) вместе составляли 12% от общего зарегистрированного улова (табл. 1).

Распределение исторического усилия и воздействия донного траления по промысловым районам

Пригодные для промысла глубины восьми промысловых районов, составляющих зону охвата донного трала Новой Зеландии SPRFMO в 2002–2006 гг., и общий объем промыслового усилия в каждом промысловом районе за период 1990–2006 гг. приведены в таблице 2. Западный промысел Район (поднятие Лорд-Хау, плато Челленджер, хребет Западный Норфолк и хребет Три Кингс) почти в три раза превышает площадь восточного региона (хребет Луисвилл) и имеет самую длинную историю рыболовства, особенно северо-западное плато Челленджер, где ведется донное траление в открытом море. началось в конце 1980-х годов как продолжение промысла в ИЭЗ.Различия в промысловом усилии в прошлом частично объясняются различиями в топографии морского дна между западными и восточными регионами. Западный регион состоит из легкодоступных крупных плато и хребтов, лежащих преимущественно в пределах пригодных для рыбной ловли глубин, в то время как пригодные для рыбной ловли районы вдоль хребта Луисвилл приурочены к вершинам отдаленных, относительно небольших, дискретных подводных гор. Более 90 % площади донного трала в западном регионе приходится на промысловые глубины (0–1600 м), в то время как только 14 % площади поверхности Луисвиллского хребта приходится на промысловые глубины (табл. 2).

Таблица 2. Количество 20-минутных широтно-долготных блоков следа донного трала, общая площадь следа (км 2 ), промысловая глубина (0 м–1600 м) площадь (км 2 ), суммарная длина буксировки (км) , суммарные и фактические площади охвата ( км 2 ) и зарегистрированные уловы (т) чартерными судами под флагом Новой Зеландии и под иностранным флагом в каждом из промысловых районов, составляющих след донного траления Новой Зеландии в конвенционном районе Регионального рыболовства в южной части Тихого океана. Организация управления (СПРФМО) за период 1990–2006 гг.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.t002

Общее промысловое усилие (общая длина буксировки и совокупная площадь охвата) в западном регионе в четыре раза больше, чем на хребте Луисвилл, и фактическая площадь охвата в западной части в пять раз больше, чем на Луисвилльском хребте (табл. 2). Соотношение между совокупной и фактической пройденной площадью существенно различается между блоками в зависимости от степени перекрытия буксиров на повторно протраленных участках. В районах лова Западный Норфолк-Ридж и Три-Кингс-Ридж с меньшим количеством перекрытий совокупная охваченная площадь в два-три раза превышает фактическую охватываемую площадь.В более интенсивно облавливаемых районах плато Челленджер и хребта Луисвилл, где происходит существенное перекрытие буксиров, совокупная охваченная площадь в четыре-шесть раз превышает фактическую охваченную площадь за период 1990–2006 гг.

По всему западному региону фактически охвачено 7% площади охвата всех глубин, что составляет 8% площади охвата пригодных для рыбной ловли глубин. Несмотря на то, что большая часть тралового следа на плато Челленджер находится в пределах промысловой глубины и что этот район имеет самую длинную историю промысла, только 14 % 20-минутного следа блока в этом районе были фактически охвачены (табл. 2).Для сравнения, несмотря на меньшее общее промысловое усилие, из-за небольшой площади промысловых глубин на подводных горах хребта Луисвилл было охвачено 25% доступной для промысла глубины на хребте Луисвилл. В районе Центрального Луисвиллского хребта, где ведется более интенсивное рыболовство, было охвачено 38% площади пригодных для лова глубин, что почти в три раза превышает 14% площади пригодных для лова глубин на плато Челленджер (таблица 2).

Минимальный, максимальный и средний процент площади пригодных для лова глубин, охватываемой за 20-минутный блок на возвышенности Лорд-Хау (север и юг вместе), плато Челленджер, западном хребте Норфолк и хребте Три Кингс (вместе) и хребте Луисвилл (север, объединенные центральные и южные) районы рыболовства приведены в Таблице 3 и показаны на Рисунке 3.На вставках на Рисунке 3 показаны карты 20-минутного блока следа с наибольшей долей промысловой глубины, пройденной в каждом из промысловых районов, а также максимальный и средний процент промысловой глубины, пройденной для каждого из этих блоков.

Рисунок 3. Промытая площадь морского дна на промысловой глубине.

Процент площади пригодных для промысла глубин (0–1600 м), пройденной в каждом из 20-минутных блоков, составляющих новозеландский SPRFMO Зона донного траления на поднятии Лорд-Хау (север и юг вместе), плато Челленджер, Западный Норфолкский хребет и Районы Три-Кингс-Ридж (объединенные) и Луисвилл-Ридж (северный, центральный и южный вместе взятые) рыболовные районы, отсортированные в порядке убывания от наиболее интенсивного к наименее облавливаемому.Карты-врезки показывают блок следа с наибольшим процентом охваченной промысловой глубины, с максимальным и средним процентом охваченной промысловой глубины на блок для каждого района промысла. Синие изолинии показывают размеры пригодных для лова глубин в наиболее активно облавливаемых блоках в районах Три-Кингс-Ридж и Луисвилл-Ридж.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g003

Таблица 3. Сводка оценочных минимального, среднего и максимального процента промысловой глубины (0 м–1600 м) площади, фактически охваченной блоками следа в подъем Лорд-Хау, Западный Норфолк / хребты Три Кингс, плато Челленджер и рыболовные районы хребта Луисвилл.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.t003

Доля пригодных для лова глубин, фактически охватываемых на блок в слабо облавливаемых районах поднятия Лорд-Хау, Западного Норфолкского хребта и хребта Три Кингс, составляет в среднем 2% –3 %, при этом охвачено менее 18% промысловой площади наиболее облавливаемого блока (табл. 3). В районах плато Челленджер и хребта Луисвилл, активно облавливаемых рыбным промыслом, процент промысловой глубины, которая фактически была охвачена, составляет в среднем 14% и 29% на блок соответственно.Было охвачено 75% промысловой глубины в наиболее активно облавливаемом блоке на плато Челленджер, а в 9% блоков плато Челленджер было охвачено более половины промысловой глубины. Было охвачено 90% промысловой глубины в наиболее активно облавливаемом блоке на хребте Луисвилл, а в 14% блоков вдоль хребта Луисвилл было охвачено более половины промысловой глубины (таблица 3).

Прогноз пригодности среды обитания кораллов в регионе Новой Зеландии

Результаты прогнозной модели среды обитания

, полученные Дэвисом и Гиноттом [7], предсказывают, что в районе Новой Зеландии для ряда глубоководных видов кораллов, в частности для Goniocorella dumosa и Solenosmilia variabilis (рис. являются важными средообразующими компонентами глубоководных донных сообществ региона [35].Существует сильная обратная зависимость между глубиной и прогнозируемой пригодностью среды обитания кораллов в зоне охвата новозеландского донного трала в открытом море (рис. 4а). Прогнозируемая пригодность среды обитания склерактиниевых кораллов высока (50–80%) на пригодных для лова глубинах (0–1600 м), быстро снижаясь ниже 1600 м до менее чем 10% ниже 2500 м.

Рис. 4. Взаимосвязь между глубиной и пригодностью среды обитания кораллов.

a) Прогноз пригодности местообитаний для кораллов по глубине в зоне охвата донного трала в открытом море Новой Зеландии (среднее значение, стандартное отклонение и диапазон).Оранжевой линией показан диапазон глубин (пунктирная линия = общий вылов, полоса = 90% вылова), на котором осуществляется донный траловый улов; b) Соотношение между долей промысловой глубины (0–1600 м) и средней для всех глубин прогнозируемой пригодностью местообитаний на 20-минутный блок в следе новозеландского донного трала в открытом море. (Данные Davies & Guinotte 2011).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g004

Весь новозеландский донный траловый улов в открытом море был получен на глубинах менее 1600 м, и более 90% улова оранжевого шероховатого трала было на глубине 600–1300 м.Таким образом, промысловое усилие сосредоточено в диапазоне глубин, где прогнозируемая пригодность среды обитания кораллов является самой высокой, превышая 60% (рис. 2а). Используя эти прогнозируемые результаты модели среды обитания, в результате сильной взаимосвязи между глубиной и пригодностью среды обитания кораллов существует сильная корреляция между долей глубины, пригодной для рыбной ловли, и средней пригодностью среды обитания кораллов в каждом блоке следа. Средняя пригодность среды обитания кораллов в основном определяется долей пригодной для рыбной ловли глубины в каждом блоке (рис. 4b).

Распределение предсказанной Davies & Guinotte пригодности среды обитания кораллов [7] в пределах каждого из блоков, составляющих зону охвата донного трала Новой Зеландии SPRFMO, показано на Рисунке 5 для промысловых районов возвышенности Лорд-Хау, плато Челленджер и хребта Западный Норфолк, и на рисунке 6 для Северного и Центрального хребта Луисвилля. В результате определяющего влияния глубины на прогнозируемую пригодность коралловых местообитаний они очень напоминают батиметрические карты для этих районов.Высокая доля подходящих мест обитания кораллов на пригодных для рыбной ловли глубинах в западном регионе особенно очевидна (рис. 5), как и низкая доля подходящих мест обитания кораллов, приуроченных к вершинам подводных гор вдоль хребта Луисвилл (рис. 6).

Рис. 5. Пригодность местообитаний кораллов для рыболовства в открытом море – западный регион.

Распределение прогнозируемой пригодности местообитаний склерактиниевых кораллов в каждом из 20-минутных блоков широты/долготы, образующих след донного траления Новой Зеландии на возвышенности Лорд-Хау, северо-западном плато Челленджер и западном промысловом хребте Норфолк (Davies & Guinotte 2011).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g005

Рис. 6. Пригодность местообитаний кораллов для рыболовства в открытом море – восточный регион.

Распределение прогнозируемой пригодности местообитаний склерактиниевых кораллов в каждом из 20-минутных блоков широты/долготы, составляющих новозеландский след донного траления в рыболовных районах Северного и Центрального Луисвиллского хребта (Davies & Guinotte 2011).

https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0082273.g006

Оценка правдоподобия УМЭ/взаимодействия с промыслом

На рис. 7а показан график вероятности УМЭ и риска взаимодействия с промыслом для всех объединенных промысловых районов с использованием недисконтированных средних значений местообитаний для пригодных для промысла глубин в каждом блоке следа в зависимости от совокупной охваченной площади на блок за период 1990–2006 гг. . Блоки были классифицированы в соответствии с их текущим статусом управления как открытые, переходящие или закрытые [9]. Многоуровневое распределение статуса блока по совокупной охваченной площади является прямым результатом того, что статус «открыт/переход/закрыт» первоначально определялся историческим промысловым усилием в каждом блоке. Более активно облавливаемая треть блоков была оставлена ​​открытой для промысла, более слабо облавливаемая треть была закрыта, а умеренно облавливаемая треть была подчинена правилу перехода [9]. Еще 10% закрытых блоков в умеренно и интенсивно облавливаемых районах [9] проявляются в виде закрытых блоков в районах с большей совокупной охваченной площадью.

Рис. 7. Общий анализ оценки вероятности появления УМЭ/взаимодействия с промыслом.

Комбинированные (все районы промысла) графики оценки вероятности УМЭ/риска взаимодействия с промыслом для всех блоков зоны охвата, составляющих зону охвата донного трала Новой Зеландии SPRFMO во всех районах промысла.Пригодность среды обитания кораллов представляет собой средние значения пригодности среды обитания Scleractinia Davies & Guinotte (2011) для пригодных для рыбной ловли точек глубины (0–1600 м) в каждом блоке. Риск взаимодействия измеряется как совокупная площадь охвата с течением времени в каждом блоке. Блоки были классифицированы по их текущему статусу управления (открытые, переходящие или закрытые, из Penney и др. . 2009). а) Полная пригодность местообитаний для промысловых глубин, без дисконтирования; b) Дисконтированная пригодность среды обитания для промысловых глубин, при этом пригодность среды обитания фактически охваченных площадей морского дна устанавливается равной нулю.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g007

Исходные, недисконтированные значения пригодности среды обитания на блок (рис. 7a) можно использовать для оценки того, были ли текущие закрытые блоки сопоставимы с переходными и открытые блоки с точки зрения исходной вероятности появления УМЭ до промысла. Дисконтированные значения (рис. 7b) затем можно использовать для сравнения остаточной вероятности УМЭ в этих категориях блоков после дисконтирования последствий промысла. В западном регионе (поднятие Лорд-Хау, плато Челленджер, хребет Западный Норфолк и хребет Три Кингс) недисконтированные значения пригодности местообитаний для рыбопромысловых глубин практически идентичны для трех категорий блоков, составляя в среднем 69. 7 %, 69,7 % и 70,0 % для открытой, проходной и закрытой зон соответственно (табл. 4). Однако после дисконтирования влияния промысла средняя промысловая глубинная пригодность местообитаний открытых участков западного региона снижается до 55,4 %, при этом лишь незначительное снижение среднего значения выдвижных площадей (68,7 %) и закрытых площадей ( 68,3%).

Таблица 4. Средняя прогнозируемая пригодность местообитаний для промысловых участков глубин (0 м–1600 м) в открытых, подвижных и закрытых блоках следа в западном регионе (поднятие Лорд-Хау, плато Челленджер, хребет Западный Норфолк и хребет Три Кингс) ) и на хребте Луисвилл (север, центр и юг), показывая первоначальную, недисконтированную, среднюю пригодность среды обитания и оставшуюся среднюю пригодность среды обитания после дисконтирования фактической охваченной площади в ранее облавливаемых районах.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.t004

До дисконтирования средняя пригодность для рыбной ловли глубинной среды обитания на открытых участках вдоль хребта Луисвилл (67,7%) аналогична пригодности районов для перехода ( 66,1%) и несколько выше, чем на закрытых территориях (63,8%) (табл. 4). После дисконтирования средние значения пригодности среды обитания для промысловых глубин хребта Луисвилл снижаются до 41,9% для открытых участков, 49,3% для районов, где можно перемещаться, и 50,5% для закрытых районов. Таким образом, после дисконтирования влияния прошлого промысла вероятность наличия остаточных УМЭ на пригодных для промысла глубинах в закрытых и передвижных блоках выше, чем в открытых районах как в западном, так и в восточном регионах.Это указывает на то, что при использовании трех уровней управления на основе усилий эти закрытия обеспечивают защиту уровня с более высокой вероятностью содержания VME.

Индивидуальные дисконтированные графики оценки правдоподобия УМЭ/промысла-взаимодействия с промыслом для шести основных промысловых районов показаны на Рисунке 8. Эффект дисконтирования в слабо облавливаемых северных районах Лорд-Хау, юге Лорд-Хау и западе Норфолкского хребта от дисконтирования незначителен, где пригодность среды обитания с дисконтированными промысловыми глубинами остается более 60% для большинства блоков. Дисконтирование приводит к снижению пригодности местообитаний УМЭ в более активно облавливаемых открытых участках в районах Южного и Западного Норфолкского хребта Лорд-Хау. Таким образом, закрытые блоки имеют более высокую среднюю вероятность УМЭ кораллов, чем открытые блоки в этих двух районах. Эффект дисконтирования больше всего проявляется в наиболее облавливаемых блоках на плато Челленджер, большинство из которых открыты в соответствии с текущими механизмами управления. Из-за большой доли пригодной для рыбной ловли глубины, которая была охвачена в этих блоках, дисконтированная пригодность среды обитания снижается до менее 60% для большинства открытых блоков, в то время как большинство закрытых и перемещаемых блоков сохраняет пригодность среды обитания более 60%. .

Рис. 8. Анализ оценки вероятности возникновения УМЭ/взаимодействия с промыслом по районам промысла.

Дисконтированные участки оценки вероятности УМЭ/риска взаимодействия с промыслом в разбивке по районам промысла для участков воздействия на северном и южном участках возвышенности Лорд-Хау, плато Челленджер, западном хребте Норфолк и хребте Луисвилл в северных и центральных районах рыболовства. Пригодность среды обитания кораллов представляет собой среднее значение пригодности среды обитания Davies & Guinotte (2011) Scleractinia для точки пригодной для рыбной ловли глубины (0 м–1600 м) в каждом блоке, дисконтированное путем установления пригодности среды обитания на охваченных участках равными нулю.Риск взаимодействия измеряется как совокупная площадь охвата с течением времени в каждом блоке. Блоки были классифицированы по их текущему статусу управления (открытые, переходящие или закрытые, из Penney и др. . 2009).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g008

Вдоль хребта Луисвилля из-за небольших участков пригодных для рыбной ловли глубин на подводных горах и большой доли этих участков, которые были зачищены, дисконтирование существенное влияние на вероятность остаточной УМЭ.На Северном хребте Луисвилл, где облавливается меньше людей, эффект дисконтирования умеренный, и вероятность дисконтированных УМЭ для закрытых блоков остается меньше, чем для открытых или переходящих блоков. Тем не менее, влияние дисконтирования является существенным на облавливаемом Центральном хребте Луисвилля, где остаточная вероятность УМЭ для открытых блоков снижается до менее 40%, при этом закрытые блоки имеют более высокую вероятность УМЭ, чем открытые или перемещаемые блоки (рис. 8).

Стоимость: анализ выгод альтернативных пространственных замыканий

Кривые соотношения затрат и выгод для шести промысловых районов показаны на рисунке 9.Они показывают снижение среднего значения пригодности местообитаний для всех глубин с дисконтированием и увеличение процента удержанного улова при переходе от закрытия 40 % блоков с самыми высокими значениями глубины на всех глубинах с дисконтированием пригодности местообитаний к закрытию 40 % участков с наименьшей стоимость для промышленности. Средняя пригодность местообитаний на всех глубинах и процент удержанного улова текущих пространственных замыканий в каждом районе показаны в виде точек на этих кривых компромисса. Эти кривые «затраты: прибыль» учитывают только две категории блоков, закрытые и открытые, и не предусматривают переходных зон в Penney и др. .[9], а текущие переходные блоки считались открытыми для целей расчета затрат: выгоды от текущих закрытий.

Рис. 9. Анализ затрат и выгод пространственного замыкания.

Затраты: кривые выгод для шести районов донного тралового промысла в районе SPRFMO Новой Зеландии, предполагающие закрытие 40% блоков в каждом районе промысла и показывающие снижение среднего значения, дисконтированную пригодность среды обитания и увеличение процентного содержания улова (уменьшение затраты для промышленности) по мере того, как последовательно открываются блоки с самой высокой исторической ценностью улова.В виде точек на этих кривых показаны средняя дисконтированная пригодность местообитаний и процентная доля оставшегося улова для текущих закрытий в каждом районе (Penney et al . 2009). Синими пунктирными линиями отмечены положения примерных оптимизированных сценариев закрытия компромиссов, выбранных для районов плато Челленджер и Северного хребта Луисвилля, и проиллюстрированных на рисунке 10.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0082273.g009

Сравнивая стоимость: преимущества существующих затворов (показанных точками на рис. 9) с альтернативными сценариями закрытия, очевидно, что были выбраны существующие затворы иметь низкую себестоимость с точки зрения потерянного улова.Это прямое следствие первоначального решения в первую очередь закрывать слабо облавливаемые блоки и оставлять открытыми более активно облавливаемые блоки [9]. Существующие открытые районы и районы перехода сохраняют в среднем 88% исторического улова во всех районах промысла. В западном регионе (Плато Челленджер, возвышенность Лорд-Хау и Западный Норфолкский хребет) нынешние закрытия эффективно минимизируют затраты для промышленности с точки зрения потерянного исторического улова, при этом сохраненный исторический улов составляет в среднем 93%.

Напротив, даже с использованием дисконтированных индексов пригодности местообитаний средняя пригодность местообитаний на всех глубинах для текущих закрытий ниже диапазона, который может быть достигнут при любом из альтернативных сценариев закрытия на 40%, исследованных для всех районов, кроме центральной части хребта Луисвилл ( Рисунок 9). На плато Челленджер низкая средняя пригодность местообитаний для нынешних закрытий в основном связана с тем, что в настоящее время закрыты только 15 блоков, тогда как для закрытия 40% потребуется закрыть 23 блока. Любой сценарий закрытия 23 кварталов повысит среднюю пригодность среды обитания на закрытой территории на плато Челленджер. В районах Уэст-Норфолк-Ридж и Северный Лорд-Хау в настоящее время закрыто на один квартал больше, чем требуется для закрытия на 40%, поэтому низкая пригодность среды обитания при текущих закрытиях не является результатом недостаточного закрытия, а является результатом закрытия менее подходящих блоков.

Затраты промышленности на текущее закрытие промыслов вдоль хребта Луисвилл несколько выше, чем в западном регионе, но удержанный улов по-прежнему значительно превышает выбранную цель оптимизации в 75%, в среднем 85% в восточном регионе. Прогнозируемая пригодность местообитаний пригодных для рыбной ловли глубин вдоль хребта Луисвилл немного ниже, чем в западном регионе, но все же значительно выше 60%. Однако из-за небольших участков промысловой глубины во многих блоках вдоль хребта Луисвилл и интенсивного промысла во многих из этих районов непригодность альтернативных сценариев закрытия хребта Луисвилл на всех глубинах с учетом всех глубин, основанных на целых блоках, низкая. , в диапазоне от 1% до 33%.Рыболовные усилия вдоль хребта Луисвилл были сосредоточены на участках с большей глубиной, пригодной для лова. Как прямое следствие закрытия блоков с более низким промысловым усилием в прошлом, большинство из которых также имеют небольшие промысловые глубины, пригодность местообитаний в нынешних закрытых районах Северного и Южного Луисвилля находится значительно ниже диапазона всех альтернативных сценариев закрытия. Район Центрального Луисвилля является единственным рыболовным районом, где средняя пригодность среды обитания для существующих закрытых участков немного превышает пригодность среды обитания для альтернативных закрытых участков в этом районе.Это достигается за счет закрытия только четырех блоков в более высоком диапазоне пригодности местообитаний для района (после исключения блоков, первоначально включенных Пенни и др. [9] по ошибке в результате ошибочных буксировок), тогда как закрытие на 40% требует закрытия восемь блоков.

Оптимизация пространственных замыканий

Плато Челленджер и северный хребет Луисвилля были выбраны как два противоположных примера оптимизированных пространственных замыканий в соответствии с выбранными целями управления в районах с разной историей промысла и зонами промысловой глубины.Выбранные в качестве примера компромиссные положения вдоль кривых затрат и выгод для этих двух областей, которые обеспечивают защиту не менее 75% потенциального ареала при средней пригодности среды обитания и, следовательно, минимизируют затраты для промышленности, показаны на рисунке 9. Закрытие блоков соответствующие выбранным оптимизированным сценариям для двух областей, были перенесены в ArcGIS©, и полученные карты этих «оптимизированных» сценариев закрытия сравниваются с текущими закрытиями на рисунке 10.

Рисунок 10.Оптимизация рентабельности пространственного закрытия.

Сравнение существующих и выбранных примеров оптимизированных пространственных закрытий в а) северо-западном плато Челленджер и б) в северных районах промысла хребта Луисвилл, предполагая закрытие 40 % блоков в каждом рыболовном районе и цели достижения не менее 75 % диапазон средней пригодности местообитаний и сохранение не менее 75% общего исторического улова в каждом районе промысла. Показанные оптимизированные сценарии используют пригодность среды обитания со скидкой для всех глубин и отмечены синими пунктирными линиями на кривых соотношения затрат и выгод на рисунке 9.Пунктирные блоки — это блоки, удаленные из исходного следа трала после исправления ошибочных записей траловых тралов. Текущий подход к управлению включает участки, открытые для промысла, но в пределах которых применяется правило перехода (Penney et al . 2009). Показанные оптимизированные затворы не включают отдельную категорию управления переходом.

https://doi.org/10.1371/journal. pone.0082273.g010

Эффекты оптимизации в этих двух областях существенно различаются.Зона действия донного трала плато Челленджер состоит из 58 блоков, из которых 15 в настоящее время закрыты, 25 открыты и 18 подлежат правилу перехода [9] (рис. 10а, текущие закрытия). Для закрытия на 40% требуется, чтобы в этом районе было закрыто 23 блока, а средняя вероятность VME текущих закрытий ниже значения, которое можно было бы реализовать при закрытии любых 23 блоков (рис. 9). Из 36 шагов оптимизации для северо-западного плато Челленджер сохраненный исторический вылов колеблется от 97,1% для сценария 1 до 99.9% для сценария 36, поэтому цель сохранения 75% исторического улова может быть достигнута при любом сценарии. Средняя дисконтированная пригодность среды обитания колеблется от 73 % для сценария 1 до 67 % для сценария 36. Сценарий 12 обеспечивает 74 % этого диапазона пригодности среды обитания, поэтому сценарий 11, обеспечивающий 86 % этого диапазона, был выбран как сценарий, минимизирующий затраты. в промышленность, сохраняя при этом не менее 75% ареала в потенциально пригодной среде обитания. В соответствии с этим сценарием 11 (рис. 10а, оптимизированные закрытия) средняя дисконтированная пригодность закрытых районов для местообитаний увеличивается с 63 % до 72 %, в то время как сохраненный исторический вылов увеличивается с 98 % до 99.6% по сравнению с текущими закрытиями.

После удаления блоков посадочных мест, неправильно включенных Penney et al . [9] в результате ошибочных буксировок (ошибки восток-запад) донный траловый след Северного Луисвиллского хребта состоит из 17 блоков, пять из которых (29%) в настоящее время закрыты, шесть открыты и шесть подлежат перемещению. по правилу [9] (рис. 10б, текущие замыкания). Для закрытия на 40% требуется, чтобы семь блоков были закрыты, а вероятность VME текущих закрытий ниже значения, которое может быть достигнуто при закрытии любых семи блоков (Рисунок 9).Из 11 этапов оптимизации для района Северного Луисвиллского хребта сохраненный исторический вылов колеблется от 28 % для сценария 1 до 97,3 % для сценария 11 и превышает только 75 %, начиная со сценария 4 (81 %). Средняя дисконтированная пригодность среды обитания колеблется от 33% для сценария 1 до 20% для сценария 11. Менее 75% этого диапазона достигается, начиная со сценария 2. Таким образом, не существует сценария, который удовлетворял бы одновременно требованиям сохранения 75% диапазона потенциальных пригодных местообитаний и 75% сохраняемого улова.Сценарий 2 достигает 74% потенциального диапазона пригодности охраняемой среды обитания, таким образом, почти достигается цель пригодности среды обитания. Для целей этого упражнения сценарий 3 был выбран как компромиссный сценарий, лежащий между сценарием, обеспечивающим достижение цели пригодности местообитания (сценарий 2), и сценарием, обеспечивающим достижение цели сохраняемого улова (сценарий 4). По сценарию 3 (рис. 10b, оптимизированное закрытие) средняя дисконтированная пригодность закрытых районов для местообитаний увеличивается с 9% до 26%, а удержанный улов снижается с 81% до 74% по сравнению с текущим закрытием.

Обсуждение

Самый фундаментальный вопрос, поставленный резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 61/105 и 64/72 в отношении донного промысла в открытом море, заключается в следующем: где наиболее вероятны уязвимые морские экосистемы? Все последующие обязательства по защите таких экосистем зависят от объективного и надежного ответа на этот вопрос. Разработка моделей прогнозирования бентической среды обитания с высоким разрешением для районов открытого моря, таких как модели Davies & Guinotte [7] для Scleractinians и Yesson et al .[36] для восьмикораллов, обеспечивает экономичный способ последовательного ответа на этот вопрос на больших территориях, таких как зона действия Конвенции SPRFMO.

В сочетании с количественным картографированием распределения промыслового усилия результаты прогностических моделей местообитаний можно использовать для количественных оценок риска взаимодействия промысла с этими УМЭ, аналогично графикам оценки риска «продуктивность-восприимчивость» Hobday et al. . [5], [6]. При наличии данных о каждом тралении тралов можно использовать показатели охваченной площади морского дна для разработки коэффициентов дисконтирования для количественной оценки снижения вероятности возникновения УМЭ в результате воздействия тралового промысла в прошлом на охваченные тралением участки морского дна. Либо недисконтированные, либо дисконтированные показатели прогнозируемой пригодности местообитаний УМЭ могут затем использоваться для планирования мер пространственного управления для защиты районов с наибольшей вероятностью появления УМЭ, в зависимости от того, является ли приоритетом охрана остаточных УМЭ в непромысловых районах или охрана и восстановить районы с наиболее высокой прогнозируемой пригодностью среды обитания кораллов.

Анализ рентабельности и оценка текущих закрытий

Один из подходов, появившихся при планировании мер пространственной защиты в открытом море, заключается в ограничении донного промысла районами, где уже ведется промысел, и сосредоточении мер пространственной защиты на районах с большим разнообразием, не затронутых промыслом.Этот подход «замораживания следа» лежит в основе временных мер SPRFMO по донному промыслу [2], пространственного закрытия, введенного Комиссией по рыболовству в северо-восточной части Атлантического океана [37], и подхода «открытой зоны» в планах США по управлению промыслом донной рыбы. в Беринговом море и на Алеутских островах [38]. Этот подход также лежит в основе нынешних пространственных замыканий Новой Зеландии в зоне охвата SPRFMO, где выбор закрытых, переходных и открытых участков основывался непосредственно на уровне исторического (2002–2006 гг.) промыслового усилия в каждом блоке зоны охвата [9].

Многочисленные исследования показали, что донный промысел снижает биоразнообразие морского дна в облавливаемых районах, особенно хрупких кораллов, образующих среду обитания. Однако даже в районах интенсивного рыболовства Waller et al . [26] обнаружили участки нетронутого морского дна с высоким биоразнообразием на участках северо-западной части подводных гор Атлантического угла. Кларк и Роуден [24] и Кларк и др. [39] сообщают об участках неповрежденных кораллов на пересеченной местности на облавливаемом комплексе подводных гор «Кладбище» на возвышенности Чатем. Около 80% современных глубоководных коралловых и губчатых садов, обнаруженных с помощью подводных изображений в районе Алеутских островов, расположены в районах, открытых для донного траления [40], [41]. Эти коралловые и губчатые сады отличаются самым большим разнообразием и изобилием глубоководных кораллов и губок, зарегистрированных в северной части Тихого океана, и, тем не менее, остаются открытыми для тралового лова в пределах исторически облавливаемого «замороженного следа».

Непромысловые районы, расположенные в пределах «промысловых участков», определенных с грубым разрешением, вероятно, содержат неповрежденные бентические сообщества и могут сохранять высокую вероятность кораллов, несмотря на тот факт, что в некоторых частях следа велся донный промысел. Обоснование того, что ранее облавливаемые районы остаются открытыми для дальнейшего промысла, должно основываться на объективном игнорировании биоразнообразия в заметенных районах, признавая при этом вероятность сохранения биоразнообразия в непромытых районах.Если есть намерение оставить некоторые районы открытыми для промысла и закрыть другие с высокой вероятностью сохранения неповрежденных УМЭ, то использование индексов пригодности местообитаний, за вычетом последствий прошлого промысла, может дать некоторое объективное обоснование концентрации мер пространственной защиты на ранее не промысловых объектах. районы, в результате чего ранее облавливаемые и существенно затронутые районы остаются открытыми для дальнейшего рыболовства.

Это имеет важные последствия для планирования пространственного закрытия. Без учета потенциального воздействия прошлого промысла на сокращение биоразнообразия морского дна, большинство блоков в зоне действия донного трала Новой Зеландии в пределах пригодных для рыбной ловли глубин будут иметь аналогичную пригодность для коралловой среды обитания, и любые 40% блоков могут быть закрыты для достижения 40% защиты прогнозируемых УМЭ. .Ввиду отсутствия информации о вероятности появления УМЭ на момент подготовки новозеландской оценки воздействия на донный промысел, это было предполагаемой логикой существующего закрытия Новой Зеландии [9]. В то время они были оправданы в отношении открытых и перемещаемых районов с использованием сравнения топографии морского дна и диапазона глубин, которые являются важными определяющими факторами подходящей среды обитания кораллов. Однако последующая доступность прогностических моделей коралловых местообитаний, количественная оценка замытых территорий морского дна, применение коэффициентов дисконтирования для снижения биоразнообразия в замытых районах и оценка остаточной вероятности УМЭ кораллов показывают, что существующие закрытия не являются оптимальными для защиты вероятных УМЭ кораллов во всех но один из районов рыболовства в открытом море, составляющий исторический след трала Новой Зеландии.

Оптимизация пространственных замыканий

Примеры оптимизированных сценариев закрытия, представленные для плато Челленджер и хребта Луисвилл (рис. 10), иллюстрируют проблемы сохранения, возникающие в результате разной доступности промысловых глубин в этих двух районах. На плато Челленджер, где существуют большие участки глубины, пригодные для рыбного промысла, пример оптимизированного закрытия легко отвечает как целям сохранения, так и целям минимизации затрат, что приводит к значительному увеличению средней пригодности среды обитания охраняемых территорий (с 63% до 72%), а также достижение небольшого увеличения сохраненного исторического улова (с 98% до 99. 6%). Все существующие открытые участки останутся открытыми, а площади, открытые для промысла, будут расширены, чтобы охватить большую часть западного склона плато (рис. 10а). Дополнительные выгоды будут реализованы за счет закрытия большинства переселенческих блоков на юго-восточном центральном плато. Казалось бы, эта беспроигрышная альтернатива должна быть приемлема для промышленности и природоохранных организаций.

Напротив, цели оптимизации не могут быть достигнуты ни в одном из исследованных альтернативных сценариев закрытия на Северном хребте Луисвилля.Показанный пример оптимизированного закрытия представляет собой компромисс, который приводит к существенному увеличению пригодности охраняемых территорий для обитания на всех глубинах (с 9% до 26%), но это достигается за счет сокращения сохраненного исторического улова с 81% до 74%. %. Предложенные в результате замыкания существенно отличаются от существующих замыканий (рис. 10b), при этом ряд открытых в настоящее время блоков закрывается, а — наоборот, . Вполне вероятно, что этот альтернативный сценарий закрытия будет воспринят с меньшим энтузиазмом и потребует более подробного обсуждения с промышленными и природоохранными группами.Для обеих этих областей также может быть предпочтительным более эффективное объединение смежных открытых и закрытых областей, что требует консультативного изучения дополнительных альтернативных сценариев.

Этот подход не решает вопрос реализации правила перехода. Опора на правила перехода в качестве основной меры по смягчению для предотвращения значительного неблагоприятного воздействия на УМЭ в последние годы подвергалась все большей критике [42], [43] как неадекватная для защиты УМЭ, а также потенциально способствующая распространению промыслового усилия. .Пороговые значения веса по правилу перехода не подтверждаются исследованиями, связывающими вес прилова с фактической бентической биомассой или биоразнообразием. Во многих случаях пороги перехода к весу были установлены на высоком уровне, так что переход редко инициируется [43]. В результате Auster и др. . [42] выступают за постоянное закрытие территорий в качестве предпочтительной меры управления, отмечая, что положения о перемещении должны быть лишь начальным шагом к выявлению и охране районов, о которых известно или которые могут содержать УМЭ.

Подход к оптимизации, использованный в этой статье, аналогичен подходу, реализованному в программном пакете планирования консервации Marxan [44], который генерирует оптимизированные сценарии закрытия на основе пространственного распределения ряда «природоохранных характеристик» в соответствии с некоторыми заданными целями оптимизации. Marxan обычно используется для оптимизации большего количества признаков в более мелком пространственном масштабе, чем используемый здесь подход, который был адаптирован для анализа затрат и выгод существующих укупорочных средств с 20-минутным блочным разрешением с использованием отдельных (хотя и интегрированных) показателей выгод и Стоимость.Таким образом, подход в этой статье находится где-то между более мелкомасштабным многофакторным подходом оптимизации и подходом, принятым в ходе научной оценки альтернативных предложений пространственного замыкания для региона моря Росса [30], когда участники предложили альтернативные границы замыкания, а также ценность и стоимость отдельные альтернативные предложения затем были количественно оценены, но без какого-либо явного процесса оптимизации.

Варианты улучшения и внедрения

В отсутствие данных обследования морского дна о составе бентического сообщества и геологии морского дна прогностические модели местообитаний являются единственным источником информации, с помощью которого можно объективно оценить вероятность появления УМЭ в районах открытого моря.Тем не менее, есть возможности для улучшения этих моделей, чтобы уменьшить недостатки, которые они имеют в надежном прогнозировании VME. Например, используемая здесь глобальная склерактиниевая модель среды обитания Дэвиса и Гинотта [7] предназначена для оптимизации прогнозов пригодности глобальной среды обитания на основе данных о встречаемости видов, которые не обязательно имеют глобальное распространение. Такие модели могут не оптимизировать прогнозы местообитаний для меньшего географического региона, где видовой состав и требования к местообитаниям различаются, например, для западной зоны SPRFMO.В глубоководных коралловых рифах северного полушария преобладает Lophelia pertusa , тогда как в глубоководных коралловых рифах вокруг Новой Зеландии преобладает Solenosmilia variabilis . Без истинных данных об отсутствии эти модели, как правило, дают завышенные прогнозы, и им не мешает предсказывать появление видов, которые на самом деле не встречаются в регионе. Однако следует отметить, что при этом эти модели предсказывают подходящую экологическую нишу для видов, включенных в модель, а не присутствие самих видов.Ниша вполне может подойти для альтернативных видов в других регионах.

Текущие глобальные модели пригодности среды обитания кораллов предсказывают высокие значения пригодности среды обитания склерактиний во всем диапазоне глубин целевого донного тралового промысла (рис. 4a), обеспечивая низкую дискриминацию в прогнозируемой пригодности среды обитания в диапазонах глубин, представляющих наибольший интерес для рыболовства. соответствующие оценки рисков. Пригодность среды обитания на обширных территориях с одинаковой глубиной, таких как плато Челленджер и районы возвышенности Лорд-Хау, будет сильно зависеть от геологии морского дна, по которой имеется мало данных. Поэтому геология морского дна или тип субстрата не были включены в эти модели, что может привести к неправильному прогнозу подходящей среды обитания в районах с мягким субстратом. Интеграция данных о типах субстрата в модели среды обитания улучшит прогнозы и позволит лучше различать подходящую среду обитания в диапазоне глубин, пригодных для промысла. Модель Davies & Guinotte [7] также не включает данные о встречаемости видов для ряда других таксонов, образующих среду обитания, включенных в новозеландский протокол доказательств VME [45], таких как Antipatheria (черные кораллы), Alcyonacea (мягкие кораллы), Gorgonacea (морские веера) [36], гидрокораллы, мшанки или морские лилии, все они вносят свой вклад в УМЭ в регионе.Включение этих таксонов сделало бы модели местообитаний более полезными для выявления районов с высокой вероятностью наличия всего диапазона ключевых таксонов УМЭ SPRFMO. Программное обеспечение для моделирования Maxent также не дает оценок неопределенности прогнозируемой встречаемости видов, без которых невозможно определить, насколько можно доверять результатам. Эти недостатки должны быть устранены, если подходы, описанные в этой статье, будут реализованы. Guinotte & Davies [46] разработали прогностические модели местообитаний с высоким разрешением, ориентированные на регионы, для использования при оценке пригодности глубоководных коралловых местообитаний в закрытых основных местах обитания рыб и национальных морских заповедниках в США.Исключительная экономическая зона южного западного побережья [46] и Ross & Howell для прогнозирования и картирования протяженности охраняемых местообитаний на расширенном континентальном шельфе Соединенного Королевства и Ирландии в Северном море [47]. Опыт, полученный при разработке этих региональных моделей, применяется в проекте по разработке оптимизированной для региона модели прогностической пригодности местообитаний для западной зоны SPRFMO с включением более широкого диапазона таксонов УМЭ, характерных для региона, и применением альтернативных подходов к моделированию, в том числе усиленные деревья регрессии [A. Роуден, NIWA, Новая Зеландия, перс. комм.].

Наиболее полезным улучшением, которое можно было бы сделать для повышения надежности прогностических моделей местообитаний, было бы проведение исследований биоразнообразия морского дна для проверки достоверности прогностических моделей. Первоначальные результаты прогностической модели среды обитания можно использовать, чтобы сосредоточить усилия по обследованию на выбранных территориях, где дополнительные данные о биоразнообразии и наличии-отсутствии будут иметь наибольшее значение для повышения надежности модели. Новая Зеландия намерена провести такие изыскания на отдельных участках в районе SPRFMO в 2014 году.Результаты проверенных на практике моделей прогнозирования местообитаний УМЭ с учетом региональных особенностей станут важным компонентом инициатив пространственного планирования и управления в Южно-Тихоокеанском регионе.

Страница не найдена — ScienceDirect

  • Пандемия COVID-19 и глобальные изменения окружающей среды: новые потребности в исследованиях

    Environment International, том 146, январь 2021 г. , 106272.

    Роберт Баруки, Манолис Кожевинас, […] Паоло Винейс

  • Исследования по количественной оценке риска изменения климата в городских масштабах: обзор недавнего прогресса и перспективы будущего направления

    Обзоры возобновляемых и устойчивых источников энергии, Том 135, январь 2021 г., 110415

    Бин Йе, Цзинцзин Цзян, Цзюньго Лю, И Чжэн, Нань Чжоу

  • Воздействие изменения климата на экосистемы водно-болотных угодий: критический обзор экспериментальных водно-болотных угодий

    Журнал экологического менеджмента, Том 286, 15 мая 2021 г., 112160

    Шокуфе Салими, Сухад А.А.А.Н. Альмуктар, Миклас Шольц

  • Обзор воздействия изменения климата на общество в Китае

    Достижения в области исследований изменения климата, Том 12, Выпуск 2, апрель 2021 г., страницы 210-223

    Юн-Цзянь Дин, Чен-Ю Ли, […] Зенг-Ру Ван

  • Восприятие общественностью изменения климата и готовности к стихийным бедствиям: данные из Филиппин

    2020

    Винченцо Боллеттино, Тилли Алкайна-Стивенса, Манаси Шарма, Филип Дай, Фуонг Фама, Патрик Винк

  • Воздействие бытовой техники на окружающую среду в Европе и сценарии его снижения

    Журнал чистого производства, Том 267, 10 сентября 2020 г. , 121952

    Роланд Хишир, Франческа Реале, Валентина Кастеллани, Серенелла Сала

  • Влияние глобального потепления на смертность апрель 2021 г.

    Раннее развитие человека, Том 155, апрель 2021 г., 105222

    Джин Кальеха-Агиус, Кэтлин Инглэнд, Невилл Кальеха

  • Понимание и противодействие мотивированным корням отрицания изменения климата

    Текущее мнение об экологической устойчивости, Том 42, февраль 2020 г., страницы 60-64

    Габриэль Вонг-Пароди, Ирина Фейгина

  • Это начинается дома? Климатическая политика, направленная на потребление домохозяйствами и поведенческие решения, является ключом к низкоуглеродному будущему

    Энергетические исследования и социальные науки Том 52, июнь 2019 г., страницы 144–158.

    Гилен Дюбуа, Бенджамин Совакул, […] Райнер Зауэрборн

  • Трансформация изменения климата: определение и типология для принятия решений в городской среде

    Устойчивые города и общество, Том 70, июль 2021 г. , 102890

    Анна С. Хурлиманн, Саре Мусави, Джеффри Р. Браун

  • «Глобальное потепление» против «изменения климата»: воспроизведение связи между политической самоидентификацией, формулировкой вопроса и экологическими убеждениями.

    Журнал экологической психологии, Том 69, июнь 2020 г., 101413

    Алистер Рэймонд Брайс Суттер, Рене Мыттус

  • Траловый лов рыбы может привести к выбросу такого же количества углерода, как и авиаперевозки, говорится в исследовании пол для ловли креветок, путассу, трески и другой рыбы.Ответ: Столько, сколько глобальная авиация выпускает в воздух.

    Хотя это и было предварительным, это был один из самых неожиданных выводов революционного нового исследования, опубликованного в среду в журнале Nature. Исследование предлагает то, что по сути является рецензируемой интерактивной дорожной картой того, как страны могут противостоять взаимосвязанным кризисам, связанным с изменением климата и исчезновением дикой природы в море.

    Это следует за аналогичными недавними исследованиями, посвященными защите земель, и все с целью информирования глобального соглашения о биоразнообразии, которое будет обсуждаться этой осенью в Куньмине, Китай.

    Защита стратегических зон Мирового океана от рыболовства, бурения и добычи полезных ископаемых не только защитит находящиеся под угрозой исчезновения виды и изолирует огромное количество углерода, как обнаружили исследователи, но также увеличит общий улов рыбы, обеспечив людей более полезным белком.

    «Это тройная победа», — сказал Энрик Сала, морской биолог, который руководит проектом «Нетронутые моря» National Geographic. Доктор Сала возглавил исследовательскую группу из 26 биологов, климатологов и экономистов.

    Сколько и какие части океана необходимо защищать, зависит от того, какое значение придается каждому из трех возможных преимуществ: биоразнообразие, рыболовство и хранение углерода.

    Исследование показало, что только для того, чтобы максимизировать улов рыбы, государствам необходимо выделить 28 процентов океана для сохранения. Это связано с тем, что непромысловые зоны служат рассадниками, пополняя популяции рыб и ракообразных, которые затем рассеиваются за пределы охраняемых территорий.

    Например, в этом году исследование пришло к выводу, что 35-процентное сокращение промысловых участков калифорнийского лангуста привело к 225-процентному увеличению общего улова через шесть лет.

    «Самый страшный враг рыболовства и продовольственной безопасности — это чрезмерный вылов рыбы», — говорит доктор.— сказал Сала.

    В настоящее время 7 процентов океана защищены, и менее 3 процентов находятся под защитой высокой степени.

    Популяции акул и скатов сократились настолько резко, что ученые предупреждают, что у них мало времени, чтобы спасти их. Рыболовные запасы сокращаются по мере того, как океан нагревается.

    Вывод о выбросах при траловом промысле придает новую актуальность. Исследование показало, что каждый год донные траулеры очищают примерно 1,9 миллиона квадратных миль морского дна. Если его не трогать, хранящийся там углерод может сохраняться в течение десятков тысяч лет.

    Команда не планировала подсчитывать количество выбросов, выделяемых при тралении, до тех пор, пока этого не потребует сторонний обозреватель Nature, сказал д-р Сала. Поэтому его команда наняла дополнительного исследователя и приступила к работе.

    «Я не мог в это поверить», — вспоминал он, описывая видеозвонок, когда его коллеги раскрыли количество выбросов. «Я сразу же отправился в Google, проверил глобальные выбросы по секторам и странам и сказал: «Вау, это больше, чем в Германии». и снижает способность океанов поглощать атмосферный углекислый газ.Китай, Россия, Италия, Великобритания и Дания лидируют в мире по таким траловым выбросам.

    Ознакомьтесь с последними новостями об изменении климата


    Карточка 1 из 4

    Загрязнение воздуха и красная черта. Новое исследование показывает, как городские кварталы, которые были отмечены федеральными властями в 1930-х годах, имели тенденцию иметь более высокий уровень вредного загрязнения воздуха восемь десятилетий спустя, показывая, как расистская политика способствовала сохранению неравенства в Соединенных Штатах.

    Триша Этвуд, водный эколог из Университета штата Юта, которая была одним из авторов исследования, сравнила траление с вырубкой леса для нужд сельского хозяйства.

    «Это уничтожает биоразнообразие, уничтожает такие вещи, как глубоководные кораллы, для роста которых требуются сотни лет», — сказал доктор Этвуд. «И теперь это исследование показывает, что оно также имеет другое неизвестное воздействие, а именно то, что оно создает много CO2».

    В ходе текущих исследований доктор Этвуд и другие ученые изучают, попадает ли этот углекислый газ с морского дна в воздух. Ранние данные указывают на то, что «большая часть» это делает.

    «Я могу сказать вам, что результаты тревожны», — сказала она.

    Ученые подчеркивают, что любые меры по сохранению должны осуществляться в сочетании со срочным отказом от ископаемого топлива.

    Чтобы создать базу данных для алгоритмов исследования, исследователи рассматривали океан блоками размером 50 на 50 километров. Чтобы рассчитать биоразнообразие, они указали, какие виды обитают в блоках, их риски исчезновения, их роли в экосистеме и насколько они уникальны в мире. Они добавили данные об уловах для каждого квадрата, а также скорость размножения и темпы роста видов, их домашние ареалы и перемещения.Они рассчитали максимальную биомассу, которую мог бы удержать каждый квадрат, если бы не было промысла. Кроме того, они добавили данные об углероде на морском дне и карты Global Fishing Watch, где показано, где велось траление.

    «Результаты этого высокоуровневого анализа дают очень обнадеживающий сигнал», — сказала Жозефина Иакарелла, эколог-водник из Министерства рыболовства и океанов Канады, не участвовавшая в исследовании.

    Результаты исследования подкрепляют международное стремление защитить не менее 30 процентов земель и вод Земли к 2030 году, известное как 30×30.Но, как и на суше, наиболее важные для защиты стратегические места неравномерно распределены между народами. Переговоры будут трудными. Деньги будут проблемой.

    «В настоящее время каждая нация делает это, исходя из своих собственных приоритетов, — сказал доктор Якарелла. «Поднять это на глобальный уровень сложнее, но эту дискуссию можно начать с таких статей». За несколько дней до Дня удар в 20 милях от Кейп-Код.

    Это решение является кульминацией продолжавшейся два десятилетия борьбы за разноглубинное траление в заливе Мэн и жалоб на то, что оно вызывает локальное истощение запасов сельди и другой рыбы, что нарушает экосистемы и доступ рыбаков к треске, пикше и другим видам.

    «Совет рекомендовал создать зону ограниченного разноглубинного траления, чтобы смягчить потенциальные негативные социально-экономические последствия для других групп пользователей в результате краткосрочного крупномасштабного вылова сельди судами разноглубинного трала», — написал региональный администратор NMFS Northeast Майкл Пентони в письме-решении, утверждающем Предложение Совета Новой Англии.

    «Поскольку разноглубинные тралы могут ловить рыбу в открытом море, совет рекомендовал запретить им заходить в прибрежные воды, чтобы обеспечить доступность сельди на берегу для других групп пользователей и хищников сельди», — написал Пентони.

    Решение устанавливает 12-мильную запретную зону для траулеров от южной границы штата Мэн и Канады до территориальных вод Коннектикута. Линия проходит в 20 милях от Кейп-Кода.

    Операторы разноглубинных водоемов в течение многих лет занимали оборонительную позицию из-за растущих требований со стороны природоохранных групп по защите промысла речной сельди Новой Англии и других групп пользователей, которые настаивали на том, что рыба необходима для их средств к существованию, начиная от ловцов тунца, капитанов донных рыб Кейп-Код и операторы лодок для наблюдения за китами.

    «Эта маленькая рыбка так много значит для нашего сообщества», — сказал Джон Паппалардо, главный исполнительный директор Союза коммерческих рыбаков Кейп-Код, ассоциации, базирующейся в Чатеме, штат Массачусетс, которая на протяжении многих лет настаивала на создании зоны отчуждения. Паппалардо имеет место в совете Новой Англии и выступает за этот шаг.

    «Люди, пытающиеся возродить наши промыслы сельди, поддержать историческое рыболовство, восстановить экосистему — все сплотились вокруг этого одного ключевого шага.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.